Вызов не принят

Убийство прокурора — плевок в лицо всей правоохранительной системе

14 февраля 2008 в 18:11, просмотров: 1380

Убийство саратовского прокурора Евгения Григорьева словно возвращает нас в эпоху лихих 90-х. Наглое, точно напоказ исполненное преступление — расстрелять прокурора области прямо во дворе своего ведомства — это открытый вызов всей правоохранительной системе страны.

Если вызов этот принят не будет и убийц Григорьева не найдут, означать сие будет только одно: бандиты сильней закона. Впрочем, в этом сомнений, кажется, ни у кого уже давно не возникает.

Обстоятельства убийства саратовского прокурора уже широко известны. Евгений Григорьев был убит в половину восьмого вечера в среду во дворе дома по улице Горная. Киллер выстрелил в него из пистолета Макарова с глушителем.

То, что погибшим был именно областной прокурор, стало понятно лишь после приезда милиции: первым Григорьева опознал его бывший подчиненный, возглавляющий ныне службу судебных приставов.

Все, кто знал Григорьева, единодушно сходятся во мнении: саратовский прокурор был человеком на удивление последовательным и жестким. За два года, что он руководил прокуратурой, в области было возбуждено рекордное число коррупционных дел: на скамье подсудимых оказались десять глав городов и районов, во взятке был уличен саратовский министр сельского хозяйства.

Григорьев был инициатором принятия областного закона о борьбе с коррупцией. Он добивался ограничения продажи алкоголя. Пытался навести порядок с саратовской землей.

Я сам неплохо знал Григорьева, много раз общался с ним по работе и могу лишь подтвердить правоту сложившегося мнения. Евгений Федорович отличался чисто прокурорским упрямством. Если он брался за дело, то ничто уже не могло остановить его — никакие окрики сверху или уговоры.

Понятно, что такая принципиальность у очень многих в области вызывала неприятие. Саратовский прокурор находился в довольно натянутых отношениях с губернатором, многими членами правительства.

Неоднократно Григорьева пытались снять с должности, добиться его перевода в другой регион. Летом прошлого года случилось даже беспрецедентное событие, когда сотрудниками УБОП был задержан некто Евгений Русаков. За взятку в полтора миллиона долларов он брался решить вопрос с освобождением Григорьева и назначением на его место начальника управления областной администрации по взаимодействию с федеральными органами Олега Грабко. При получении аванса в 150 тысяч долларов Русаков был задержан. Две недели назад его приговорили к 5 годам за мошенничество.

Уже тогда, сразу после приговора, саратовские газеты писали, что слухи о новом заговоре против Григорьева продолжают нарастать. Снять его, однако, было невозможно. Руководство Генпрокуратуры высоко ценило Григорьева и поддерживало во всех начинаниях. Буквально на днях его должны были представить к присвоению второй генеральской звезды.

Нет никакого сомнения, что убийство Григорьева связано с его профессиональной деятельностью. К такому выводу приходит, в частности, и его предшественник, бывший прокурор Саратовской области, а ныне зам. министра юстиции Анатолий Бондар.

Вряд ли сам Григорьев предчувствовал какую-либо опасность. Последний раз я разговаривал с ним по телефону за несколько часов до убийства. Он был абсолютно спокоен, готовился к предстоящей коллегии Генпрокуратуры, на которой мы и договорились увидеться. Увы, этой встрече не суждено состояться уже никогда…

Расстрел саратовского прокурора — это не только демонстрация бессилия правоохранительной машины. Это вполне закономерный итог тех процессов, которые творятся сегодня внутри системы.

Разделение прокуратуры и Следственного комитета, война между спецслужбами, апогеем которой стал арест генерала наркоконтроля Бульбова, занимавшегося делом “Трех китов”. Все это звенья одной цепи.

Правоохранительные структуры погрязли в череде скандалов и дрязг. Тут уж не до работы, не до профилактики преступности и упреждения заказных убийств, самим бы выжить, сохранить насиженные места.

Криминалу нечего бояться служителей Фемиды. С большинством из них легко можно договориться полюбовно. С неуступчивыми и принципиальными и договариваться нечего: нет человека, нет проблемы. Если нельзя человека снять, его всегда можно убить — все равно потом никого не найдут.

Три года назад в Москве средь бела дня был застрелен генерал-полковник Анатолий Трофимов, бывший зам. директора ФСБ. Казалось бы, на поиски преступников должны были быть брошены все силы и средства: людей такого уровня нельзя убивать безнаказанно — это прямой вызов всей системе.

И что же? Дело благополучно списано в архив, убийцы до сих пор не найдены.

Я очень боюсь, что дело о гибели саратовского прокурора ждет такая же участь. Еще и потому, что расследовать его будет теперь не прокуратура, а Следственный комитет, который особыми успехами похвастаться пока не в силах.

Григорьев стал вторым региональным прокурором, павшим от рук наемных убийц. Этот поминальный список был открыт еще в 2000 году, когда при аналогичных обстоятельствах киллеры убили прокурора Ханты-Мансийского автономного округа Юрия Бедерина.

Преступление удалось тогда раскрыть. Его заказчиком оказался начальник окружного КРУ Минфина Юрий Чекин, которого Бедерин пытался отправить под суд.

Впрочем, Следственного комитета тогда еще не существовало…

ЧЕМ ИЗВЕСТЕН ЕВГЕНИЙ ГРИГОРЬЕВ

•    В середине 90-х Григорьев, работавший заместителем прокурора Саратова, создал следственно-оперативную группу “Кобра”, которая хотя и чрезвычайно жесткими методами, но все же сумела подавить сопротивление захвативших город бандитов, рассеять и в конечном итоге пересажать наиболее активных “бойцов”.

•    Во многом благодаря Григорьеву в Саратове была разрушена так называемая империя Джлавянов: клан, близкий прежнему губернатору Дмитрию Аяцкову, потерял влияние, два брата — бывший министр дорожного строительства области Геворг Джлавян и бывший глава филиала Росгосстраха Шамир Джлавян — оказались в местах не столь отдаленных.

•    С первых дней руководства облпрокуратурой Григорьев объявил самую решительную войну клану Юрия Аксененко, бывшего мэра города Саратова. В настоящее время в отношении Аксененко возбуждено и расследуется уголовное дело. Возбуждению этого дела предшествовала большая работа прокуратуры, добившейся через арбитраж отмены десятков его незаконных постановлений о выделении земельных участков в черте города.



Партнеры