“Это унижение для всех нас”

Борислав Милошевич: “Косово останется неотъемлемой частью Сербии”

17 февраля 2008 в 17:19, просмотров: 390

Бывший посол Югославии в России, брат Слободана Милошевича, друг нашей страны...

К Бориславу Милошевичу “МК” обратился с вопросами в эти драматические для Сербии дни.

— Господин Милошевич, что для вас как для серба значит отделение края Косово?

— Все это очень болезненно для любого серба, для любого патриота. Это унижение для всех нас, унижение всего народа. Отнимают часть сербской земли, игнорируя официальную позицию государства сербского, жизненные интересы сербского народа. На части территории Сербии хотят провозгласить лживое, новое албанское государство, подарить его сепаратистам. И Запад действует заодно с косовской сепаратистской верхушкой. Между тем Сербия — суверенное старое европейское государство, один из учредителей и Лиги наций, и ООН, и ОБСЕ, других международных институтов.

Одностороннее провозглашение независимости Косово поддержано рядом западных держав — это правовое насилие и продолжение агрессии против Сербии. Если бы Сербия любым способом признала независимость Косово, это было бы и оправданием натовской агрессии против Сербии (Югославии) в 1999 году.

Европа 14 декабря 2007 года взяла на себя главную роль в применении предложения Ахтисаари о так называемой независимости Косово под наблюдением и о направлении туда миссии Евросоюза — ЕУЛЕКС, полностью игнорируя факт, что этот план не был результатом переговоров, что Сербия его отклонила как диктат, что он не получил одобрения Совета Безопасности ООН. Этим Евросоюз берет на себя всю полноту ответственности за последствия такого незаконного и насильственного грабежа Сербии.

По-человечески мне очень жаль и больно. Из Косово уже изгнали большинство сербов, там живут лишь жалкие остатки сербского населения. Ожидается, что в Косово хлынут новые потоки албанцев из Албании. Говорят, что будут глушить сербам мобильные телефоны, чтобы подавить всякую возможность сопротивления. В Косово и Метохии произошла узурпация сербской собственности — государственной, частной, личной. Кто об этом думает? Тысячи сербов пропали без вести, сотни убиты — кто-нибудь за это отвечает? Ведется ли следствие?

Администрация ООН в Косово де-факто не справилась со своей миссией. Но она не может действовать мимо согласия Совета Безопасности ООН, и только он может ее сменить или назначить другую миссию. А эта абсолютно нелегитимная миссия Евросоюза, т.н. EULEX — “еврозакон”, правильнее было бы “евробеззаконие”, — она что, выше подписанного в 1975 году Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, выше Устава ООН, выше Резолюции 1244 СБ ООН? Чего мы должны ожидать в ближайшем будущем? Они в ЕС говорят, что в Косово направляют миссию способствовать “стабилизации региона”?! Скорее совсем другое: награда терроризму и этническим чисткам и установление нового “правового” субъекта воинствующего исламизма и организованной преступности, каким является Косово, — это вклад не в стабилизацию, а в дестабилизацию юго-востока Европы. Для самой Европы все это может обернуться нехорошо: нельзя создавать новые государства за счет суверенных, международно признанных государств. Это грозит огромными опасностями.

Прав российский министр Лавров, когда говорит о сотнях точек активных и потенциальных проявлений сепаратизма и сецессионизма в мире. Возможное приобретение государства Косово все эти очаги подстегнет и подбодрит. Это непременно будет прецедентом огромных размеров, которые сегодня невозможно осознать. Если конкретно, так почему бы Республика Сербска не провозгласила свою независимость и не вышла из состава Боснии и Герцеговины? Такой шаг вполне легитимен, несмотря на то, получит ли Косово независимость или нет. Сербский народ в БиГ — государствообразующий, он в любом случае имеет право на самоопределение, которого никак не может иметь национальное меньшинство, в данном случае косовские албанцы.

Поймите, я не против Европы. Многие сербы высказались за членство в ЕС. Но какое это будет членство? Какой Сербии? Сербии в ее международно признанных границах или Сербии, которую ограбили, нецелостной? У нас многие политики говорят, что европейский путь — единственно возможный для нашей страны, что он безальтернативный. Не считаю, что так надо говорить. Кто так говорит — народ или правители? Можно входить в ЕС, но без шантажа и угроз, связанных и с Косово, и с Гаагским трибуналом, на равноправных началах с другими странами региона. Если не так — то это приближение к Европе трагическое. Оно и грязное, и от него многих у нас тошнит. Сербия всегда была и будет в Европе. А членство в данной организации, конечно, не безальтернативно. Можно и, по-моему, надо иметь стратегическое партнерство с Россией, в экономической сфере в первую очередь, тесно сотрудничать с Китаем, Индией, неприсоединившимися странами. Не надо входить в НАТО, отсылать наших ребят в Афганистан, Ирак, завтра еще бог знает куда, строить военные базы НАТО на нашей земле. Не надо. “Партнерство ради мира” — достаточные рамки для сотрудничества Сербии и НАТО.

— Запад фактически создает на юге Европы еще одно мусульманское государство. Зачем?

— Конечно, создание мусульманского государства несет определенные последствия для Европы. Ряд европейских политиков еще лет 8—10 назад предупреждал, что все происходящее в Косово делается, чтобы создать мусульманское государство. В одном из своих интервью я как-то говорил, что для американцев Косово, Босния — своего рода полигоны, где они могут делать уступки исламскому миру и устраивать реверансы в сторону “крутых” мусульманских режимов — на фоне того, что США практически во всем поддерживают политику Израиля.

Можно предположить, что делается это и для того, чтобы подорвать европейский баланс. Европа по сути ведет дело против самой себя, создавая новый самостоятельный международно-правовой субъект в Европе, на государственной территории Сербии. Все это может иметь далеко идущие последствия. Кроме того, не будем забывать об идее “Великой Албании”. Идея эта старая, она была запущена еще в XIX веке. Полагаю, что американская геополитическая стратегия на Балканах корреспондируется с созданием “Великой Албании”. Сначала это будет Косово и Метохия, потом — часть Македонии, часть Черногории, Греции...

— Мы говорим о Западе, о косовских сепаратистах... Не кажется ли вам, что и сербы несут за происходящее ответственность?

— Конечно, можем говорить и о том, что сербская сторона несет свою долю ответственности за то, что произошло с Косово. Можно говорить и об упущенных возможностях. Вот обвиняют Слободана Милошевича в геноциде против косовских албанцев. Но это ложь. Проблема албанского сепаратизма была и при Тито, и в Королевстве Югославия. Что делал Слободан Милошевич? Он защищал территорию страны и свой народ от сепаратистов и террористов. У него были возможности искать компромиссные решения с албанцами, и он их искал в переговорах с Ибрагимом Руговой, ставшим потом и президентом Косово… Но западные державы этого не позволили. Блокируясь с террористической АОК, они развязали агрессию против Югославии якобы для защиты албанцев от Милошевича. Сегодня всем видно, что это совсем не так. Агрессия НАТО против Югославии в 1999 году в наибольшей мере имела целью именно свержение Милошевича. Но тогда они его не победили, а свергли потом — подкупом.

Эмир Кустурица, славный югославский кинорежиссер, отклоняя вину Милошевича по Косово, на днях метко определил суть вопроса в одном интервью: “Если Милошевич его потерял, так почему это НАТО и Америка не гармонизировали Косово с Сербией и привели его в связь с тем, что Косово было 600 лет тому назад? Те, кто так думают (о потере Косово Милошевичем. — Ред.), не уважают того факта, что Бондстиль — самая большая военная база в направлении востока и что с разрушения Берлинской стены НАТО все больше продвигается на восток”.

Милошевича свергли в 2000-м, пришла новая власть. Но эти власти вели очень неправильную политику. Они говорили с подачи Запада, что Косово потеряно, агитировали сербов Косово принимать участие в муниципальных и парламентских выборах в Косово. По сути дела — легитимизировать сепаратистов. Даже патриарха уговорили участвовать в этой агитации. А теперь, конечно, осознали — на последних выборах в Косово и Коштуница, и патриарх призывали сербов к бойкоту.

Власти Сербии сегодня говорят, что никогда не признают косовскую независимость, при этом заявляя, что провозглашению независимости будут противостоять всеми средствами, кроме применения силы. Что не будут применять силу, чтобы защитить своих граждан. Вначале я думал, что Белград так заявляет, чтобы отделиться от албанских сепаратистов, которые такого никогда не говорили, а наоборот, угрожали насилием: мол, не смогут обуздать разъяренное население! Я считаю, что это зря — отказываться заранее от легитимных средств защиты своего народа. Не надо делать таких посланий “хозяевам мира сего”.

Но не могу не сказать, что в последнее время позиция властей Сербии стала патриотичной, более ответственной перед народом и историей. Это в первую очередь вследствие политики патриотических партий и сил, вследствие чувств нашего народа. И Россия сыграла большую роль в процессе осознания сербских властей и сербского общества. Она очень помогла в становлении нынешней позиции сербского руководства. Если бы не Россия, Путин, Косово бы давно увели из Сербии. Вследствие российской политики по Косово наш народ ободрился, проснулся от равнодушия, поняв, что не один, схватился за эту поддержку. Раньше министры в Белграде говорили: уже все, не может быть Косово в Сербии. А теперь? Теперь Путина провозглашают почетным гражданином у нас на местах, его портреты несут на манифестациях, они лежат в витринах магазинов, висят на стенах квартир. Если сейчас и отнимут Косово от Сербии, это уже будет с большим треском и на Балканах, и в Европе, и не только. Это заслуга России в первую очередь. И нынешнего Белграда, конечно.

— В прошлом Сербия уже теряла и сакральную землю Косово, и вообще свою государственность. Но проходило время — и Сербия возрождалась. Хочется думать, что в этом смысле история повторится.

— Конечно, нужно в это верить. Правда, нельзя исключить и другое: попытки дальнейшей дезинтеграции и разграбления Сербии с иностранной подачи, за счет населенных меньшинствами регионов: Санджак, Воеводина, юг Сербии... Но, понимая, что вы имеете в виду потерю сербского государства в его колыбели, Косово, в XIV веке и освобождение Сербией и Черногорией этого же пространства в начале ХХ века, хочу с вами полностью согласиться и в заключение нашей беседы заявить о своей твердой уверенности в том, что Косово и Метохия, южный сербский автономный край, останется и будет неотъемлемой составной частью Сербии.



    Партнеры