Из переписки главного редактора

17 февраля 2008 в 16:49, просмотров: 349

“В статье “Прокуратура нетрадиционной ориентации” (“МК” от 08.02.08) опубликована информация, не соответствующая действительности.

Начну с того, что в статье утверждается, что в Следственном комитете при Прокуратуре РФ “число следователей возросло ровно вдвое — в прежней Генпрокуратуре РФ и ГВП их насчитывалась 8701 единица, а сегодня штат СК — 18 690 человек”. Это явное передергивание фактов. У прокуратуры приводится количество только следователей, а у Следственного комитета — общий состав, в том числе и следователей, и сотрудников, осуществляющих процессуальный контроль за следствием, и водителей, и уборщиц, и многих других сотрудников, без которых невозможно функционирование ни одной структуры. Реально же в Следственном комитете при Прокуратуре РФ сейчас работает на 1240 следователей меньше, чем было в прокуратуре. И нагрузка на следователей значительно возросла. Помимо 2,8 уголовного дела в среднем на каждого следователя им теперь приходится проводить массу доследственных проверок, которыми ранее занимались помощники прокуроров.

Что касается квалификации наших следователей, замечу, что основная масса следователей Следственного комитета пришла на работу именно из органов прокуратуры. И утверждение в статье, что “отбор шел по принципу “свой — чужой”, правильно лишь в той части, что “свой” — это опытный профессионал с высокими нравственными качествами. Да, “своими” мы считаем бывших прокурорских, а сегодня следователей Следственного комитета: Петроса Гарибяна, раскрывшего убийство Анны Политковской. Владимира Лоскутова, расследовавшего и направившего в суд сложнейшее уголовное дело о контрабанде мебели в торговых центрах “Гранд” и “Три кита”; Валерия Хомицкого, раскрывшего убийство заместителя главы Центробанка Андрея Козлова; Олега Пипченкова, расследующего и уже направившего в суд часть уголовного дела о рейдерском захвате в Санкт-Петербурге. Добавлю, что только следователями Главного следственного управления за четыре последних месяца 2007 года в суд направлено 22 громких уголовных дела. А что касается утверждения, что не все профессионалы приняты на работу в Следственный комитет, то должен сказать, что при создании любой новой структуры возникает необходимость в ротации кадров. Да, действительно, некоторые следователи не приглашены на работу в Следственный комитет, но, значит, на то были основания. И если бы в Следственный комитет брали по иным требованиям, кроме высоких профессиональных и нравственных качеств, вряд ли были бы раскрыты и недавние громкие преступления, о которых в этой статье почему-то говорится как о нераскрытых.

И подрыв “Невского экспресса”, и взрыв автобуса в Тольятти уже раскрыты, так же как установлены и задержаны причастные к совершению взрывов автобусов в Северной Осетии и Ставрополе, установлены причастные к расстрелу егерей и охотников в Кабардино-Балкарии (установлено, кстати, что эти же лица причастны к расстрелу начальника УБОПа Кабардино-Балкарии), все они объявлены в розыск. Об эффективности работы наших следователей говорит и такой факт, что в последнее время участились случаи покушений на них. Только за короткое время работы Следственного комитета было совершено 10 посягательств на жизнь его сотрудников. Последнее такое покушение произошло буквально на прошлой неделе в Назрани на руководителя Следственного управления по Республике Ингушетия.

Что касается отсутствия опыта следственной работы у руководителей Следственного комитета, о котором говорится в статье, то и здесь информация неверна. Например, председатель Следственного комитета А.И.Бастрыкин несколько лет работал и оперативным работником, и следователем в органах внутренних дел, руководил институтом усовершенствования следственных работников при Прокуратуре СССР, является автором многих работ по криминалистике и уголовному процессу. Кстати, после оперативных совещаний в регионах, где рассматривались и уголовные дела о преступлениях прошлых лет, ряд из них были раскрыты. В частности, после совещания с руководителями следственных органов в Приволжском федеральном округе и реализации всех поручений, полученных от председателя Следственного комитета, раскрыто убийство двух девочек в Кстовском районе Нижегородской области, совершенное в 2001 году. Также в декабре прошлого года раскрыто заказное убийство двух предпринимателей в Салехарде, совершенное в 2003 году. Всего же за последние пять месяцев раскрыто более ста тяжких и особо тяжких преступлений прошлых лет.

Относительно утверждений в статье о якобы появившихся в недрах Следственного комитета укрытых преступлениях, что стало результатом состоявшейся реформы, и о том, что “в лице Следственного комитета появилась бесконтрольная структура”. На самом деле ни одного факта умышленного сокрытия преступлений в Следственном комитете не имеется. За 4 месяца работы Следственного комитета рассмотрено 361 505 заявлений и сообщений о преступлениях с учетом остатка материалов, переданных из органов прокуратуры. По всем материалам приняты процессуальные решения. В частности, возбуждено 38 841 уголовное дело, отказано в возбуждении по 329 043 материалам. В рамках самого Следственного комитета уделяется серьезное внимание контролю за следствием. В частности, руководителями следственных органов отменено почти 50 тысяч постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, вынесенных следователями. Это свидетельствует о принципиальном подходе руководства Следственного комитета к работе следователей.

Что касается “бесконтрольности” Следственного комитета. Это в корне ошибочное мнение. Теперь предварительное следствие проходит через “двойное сито” процессуального контроля, которым законодатель наделил сам Следственный комитет, и надзора за следствием, который продолжает осуществлять прокуратура. Следователи уже ощутили не только свою независимость, но и возросшую ответственность, и зоркое прокурорское око. Авторы реформы наделили прокуратуру достаточным объемом надзорных полномочий, начиная от возможности отмены постановлений о возбуждении уголовных дел, ряда полномочий на стадии предварительного расследования и заканчивая исключительным правом утверждения обвинительного заключения и передачи дела в суд. Да, надзор за следствием стал гораздо жестче. Об этом свидетельствуют и те 23 тысячи опротестованных прокурорами отказов в возбуждении уголовных дел (хотя это в два раза меньше, чем отменено в самом Следственном комитете). В результате улучшилось качество следствия. Об этом говорит и статистика: практически по всем категориям уголовных дел, находящихся в производстве Следственного комитета, увеличилась раскрываемость. Например, количество нераскрытых убийств уменьшилось на 31%. С сентября по декабрь 2007 года было вынесено 16 оправдательных приговоров (для сравнения: за тот же период 2006 года — 682 приговора).

И главное, о чем хотелось сказать. В статье ставится под сомнение сама идея реформы прокуратуры, которая называется “непродуманной и поспешной”. В действительности все наоборот — это не сиюминутное непродуманное решение. Именно с разделением следствия и надзора появилась реальная возможность независимого и объективного расследования при наличии жесткого прокурорского надзора. И первые положительные результаты, цифры и факты, которые приведены выше, тому подтверждение, как бы ни пытались их искажать или вообще не замечать.


Руководитель отдела взаимодействия
со СМИ Следственного комитета при
 Прокуратуре РФ
 В.И.Маркин”.



Партнеры