Страна в “стволовой” клетке

Убийства продолжатся, пока в руках американцев 240 млн. единиц оружия

28 февраля 2008 в 17:40, просмотров: 714

— Неизвестный расстрелял прохожих в Лос-Анджелесе. Три девочки при смерти, — сообщения из-за океана все больше напоминают сводки с фронта. Не успела Америка оправиться от бойни в университете Иллинойса две недели назад, как очередной псих убил невинных людей. На этот раз изувер не застрелился, а сбежал. Полиция ищет, а страна недоумевает: сколько подобное может продолжаться?

Америку называют обществом насилия не ради красного словца. В стране с 300-миллионным населением на руках граждан имеются 240 миллионов стволов огнестрельного оружия. Но не будем сгущать краски: в Америке преступников и свихнувшихся с ума “на душу населения” приходится примерно столько же, сколько и в других странах. Разница в том, что у американских киллеров и психов оружие всегда под рукой. Достаточно пошевелить пальцем. Торговля оружием — большой бизнес Америки не только за пределами страны, но и внутри. Одним продают ракеты, самолеты, танки, другим — пистолеты, ружья, автоматы.

Общество насилия порождает культ оружия. (Вестерны и гангстерские фильмы, комиксы, книги.) Бизнес и культура подпитывают друг друга. У них мощное лобби — Ассоциация стрелкового оружия и Голливуд. На их стороне, дико подумать, закон. Владельцы стволов и торговцы ими прикрываются 2-й поправкой к конституции США, где говорится о праве ношения оружия в целях самообороны. (Хотя по смыслу 2-й поправки речь идет не об индивидуумах, а об организациях, конкретно — полиции.) Голливуд прикрывается 1-й поправкой к конституции США о свободе слова. Злоупотребление этими двумя поправками приводит к свободе убивать. С 1936 года случаев смертельных расстрелов в университетах и колледжах было более 30.

В последние годы в этой трагедии наметился новый сюжетный поворот — резкое омоложение и убийц, и жертв. Выстрелы серийных киллеров все чаще гремят в стенах школ и университетов. Власти эта новая тенденция застала врасплох. Школы и университеты традиционно считались “открытым пространством” знаний. Полицейского на их территории можно было встретить с такой же вероятностью, как и мамонта. Но образ жизни общества насилия нахально вторгся в заповедники знаний.

Февраль этого года почему-то был особенно насыщен трагедиями в американских кампусах. 8 февраля студентка Луизианского технического колледжа в Батон-Руже убила двух своих подруг, а затем застрелилась. Несколько дней спустя в Мемфисе, штат Теннесси, 17-летний студент убил своего сокурсника. Затем произошла перестрелка в Окснардском колледже, штат Калифорния: погиб 15-летний юноша. И, наконец, трагедия в университете Северного Иллинойса, предшествовавшая лос-анджелесской.

Правоохранительные органы разводят руками. Они сожалеют, но никаких гарантий не дают. Власти говорят, что установление в университетах режима, аналогичного тому, что имеется в аэропортах, практически невозможно и принципиально нежелательно. (Заграждения, проходы, металлодетекторы и т.д.) Впрочем, в некоторых средних школах такой режим введен. У входа школьников пропускают сквозь детекторы на предмет обнаружения холодного и огнестрельного оружия. Можно только представить, какое влияние оказывает подобная процедура на детскую психику!

Однако университеты не школы. Ректор университета Болл-Стейт в Индиане Джо Эни Гора говорит: “Кампусы должны быть открыты. В кампусах не существует одного-единственного входа. У нас 17 000 студентов, 60 зданий и 1000 акров земли. Мы не можем оградиться металлодетекторами”. Здесь вопрос стоит об опасном переходе количества в качество. “Если даже будут устранены все практические трудности, мы получим вместо храмов науки военные крепости, — говорит Барри Тойв, вице-президент Ассоциации американских университетов. — Без открытого кампуса университет уже не университет, ибо весь смысл университета заключается в свободном обмене идей”. Итак, или безопасность, или свобода: есть ли выход из этого тупика?
Есть, и он никакого секрета не представляет. О нем давно известно, и о нем вновь говорили на собрании родителей студентов Иллинойского университета в Скоки, на котором я присутствовал. Все они без единого исключения требовали введения строжайшего законодательства, запрещающего торговлю оружием и вводящего контроль над ним. Они не первые и, конечно, не последние. Вашингтон наводнен подобными требованиями, поступающими в Белый дом и на Капитолий со всех концов страны. Но это глас вопиющего в пустыне. Оружейное лобби, с руки которого кормятся законодатели, сводит на нет все усилия широкой общественности. Правда, иногда после громких убийств — братьев Кеннеди, Мартина Лютера Кинга, ранения президента Рейгана и т.д. — конгресс вынужден обсуждать “оружейный вопрос”. Но каждый раз дело оканчивается половинчатыми решениями.

…Президент университета Северного Иллинойса Джон Питерс решил прервать занятия на неделю, чтобы, как он выразился: “студенты и преподаватели уврачевали свои тяжелые телесные и духовные раны”. Он предупредил, что в ближайшее время студентам “придется испытать угрожающее присутствие полиции на территории кампуса”.

Но для выздоровления общества насилия этого далеко не достаточно. Пока насилие питает оружейный бизнес и воспевает массовая культура во главе с Голливудом, серийные убийства будут продолжаться и в университетах, и в школах, и за их пределами. Везде.



    Партнеры