В Петербурге разводят не только мосты

Пирамиды а-ля “МММ” собирают деньги у тысяч питерцев и рушатся одна за другой

11 марта 2008 в 19:05, просмотров: 848

В Питере обрушилась финансовая пирамида “РуБин”. Под ее обломками теперь барахтаются несколько тысяч горожан. Деньги потеряны, надо полагать, безвозвратно. Основатель бизнес-клуба “РуБин” Александр Польщенко удрал за границу. Уже очевидно, что вслед за “РуБином” рухнут остальные пирамиды. По оценкам экспертов, в Петербурге их сейчас не менее десятка. При таком раскладе можно ожидать нового “дела МММ” — только еще более масштабного.

Заманили нацпроектом

О том, что “РуБин” — это банальный лохотрон, можно было догадаться сразу. Достаточно зайти на сайт компании — он просто “трубит” об обмане. При вкладе в 3 тысячи рублей обещалось 25 процентов годовых, при вкладе от 30 тысяч — уже 50 процентов. Такие сумасшедшие проценты гарантировались “за счет вложения в строительный комплекс Петербурга”. Пирамида работала по классической схеме — каждый новый вкладчик обязан был привести с собой еще троих.

Людям говорили, что деятельность “РуБина” осуществляется под эгидой нацпроекта: на деньги бизнес-клуба будет восстанавливаться российский флот, а сам “РуБин” намеревается работать в качестве одного из подрядчиков на Олимпиаде в Сочи. Особенно захватывало дух, когда зачитывали контракты — мол, на 2008 год заключены договоры по перевозке грузов на 248 миллионов долларов! Все оказалось ложью.

Граждане специально брали кредиты в банках, чтобы отнести деньги в “РуБин”. Вкладчики утверждают, что самый большой “взнос”, который был сделан в пирамиду, составляет 62 миллиона рублей! Деньги “пожертвовал” некий частный инвестор из Чебоксар. Мавроди может умыться горючими слезами. Но среди инвесторов “РуБина” были люди и весьма непростые. Финансовые аналитики, экономисты, директора предприятий. Они шли в бизнес-клуб, сознательно рискуя, прекрасно понимая, что он рухнет. Но в первые месяцы его работы они могли еще получать дивиденды. Этим и пользовались. Говорят, что деньги в “РуБин” отнес даже некий высокопоставленный сотрудник ФСБ. И прогорел, не успев вовремя “выскочить” из аферы. Еще говорят о том, что руководитель бизнес-клуба Александр Польщенко имел высокое покровительство чуть ли не в Москве. Но скорее всего здесь все дело в обычном российском разгильдяйстве и законах, которые позволяют безнаказанно грабить людей.

Александр Польщенко — основатель “РуБина” и его фактический руководитель — исчез днем 21 февраля. Просто перестал отвечать на телефонные звонки. С женой и маленьким сыном Польщенко скрывается где-то в странах Скандинавии. Говорят, вместе с ним уехала и его любовница, личная секретарша. Мало того, исчез и личный охранник Польщенко, по слухам, любовник его жены. Само собой, пропали и компьютерная база, и деньги из сейфа.

Трубку телефона отныне берет теща Польщенко, которая говорит, что ничего не знает. “Ну не каленым железом же ее пытать!” — пожимают плечами вкладчики.

Удивительно то, что даже в день исчезновения Польщенко в кассу “РуБина” вносили средства новые вкладчики! Более того, несмотря на поднятый в прессе шум, люди еще несколько дней посылали деньги на личный (!) счет Польщенко. Перевод осуществлялся, как сказано в платежке, на… финансовую помощь Александру Польщенко. По некоторым данным, в первые дни после побега он получал до 5 тысяч долларов.

О самом Польщенко известно крайне мало. Родился в Батуми в 1970 году. Жил во Владикавказе. В одном из интервью он признался, что готовится стать… замминистра сельского хозяйства. Но вместо этого в 2004 году Польщенко появился в Питере, где зарегистрировал фирму “САН”, учредившую “РуБин”. Снимал особняк в Коломягах. Платил аренду за два офиса в центре Петербурга (500 тысяч рублей в месяц за каждый), отправлял на корпоративный отдых в Тунис и Египет региональных директоров, исправно платил зарплату своим сотрудникам (оператор получал около 20 тысяч рублей)… По данным правоохранительных органов, он собрал около 3 миллиардов рублей.

— Очень обаятельный, — говорит о Польщенко вкладчица Надежда Боголюбова. — Производил впечатление искреннего, порядочного человека.

Александр Польщенко в своих обращениях к народу без устали проповедовал общечеловеческие ценности. Аббревиатура компании “САН” расшифровывается как “Станислав, Александр, Надежда” — по именам его самого, сына и жены.

Подсчеты числа потерпевших в этой афере только начались. Уже называется цифра — 200 тысяч. В Петербурге от “РуБина” пострадало, по предварительным данным, порядка 20—50 тысяч человек. В ОБЭП Центрального района уже подано 670 заявлений. Возбуждено уголовное дело по статье “Мошенничество”. В Питер сегодня приезжают вкладчики из Москвы — целыми группами они дежурят в милицейских коридорах.

Деятельность “РуБина” была построена по принципу сетевого маркетинга. География городов, где поработал “РуБин”, чрезвычайно обширна: Уфа, Новороссийск, Ростов, Петропавловск-Камчатский. На Кубани пострадали целые станицы. Есть даже иностранные инвесторы — из Америки, Германии, Англии, Франции, Швеции, Финляндии... Оказалось, что нет никакой особой разницы между американским капиталистом и скромной бабулькой из райцентра Ростовской области. Оба они верили в чудо и всеобщее благоденствие, добровольно отдав свои сбережения “РуБину”.

А может, он еще вернется…

Почему Александр Польщенко так резко свернул свою деятельность, вкладчики не знают. Кто-то его заставил сорваться с места, или он сам понял, что скоро запахнет жареным, можно только догадываться. Эксперты считают, что средний срок жизни пирамиды — два года. “РуБин” идеально уложился в отмеренное время.

Незадолго до краха компанию возглавил Александр Федин, сподвижник Польщенко. Как рассказывают очевидцы, Федин был крайне удивлен такому обстоятельству и скоро сбежал к себе на родину в Эстонию.

— Гендиректором “РуБина” все два года числилась некая Буданова, которую никто в глаза не видел. Все документы подписывал Александр Федин. Но фактическое руководство осуществлял Польщенко, — рассказывает Надежда Боголюбова. — А по документам он теперь ни при чем.

Паника разрастается. Многие отдали “РуБину” последние деньги. Одна пожилая женщина вынуждена жить на вокзале. Она снимала комнату в коммуналке, теперь ей нечем за нее платить.

Инициативная группа вкладчиков просит создать специальную следственную группу при Генпрокуратуре. Два оперативника Центрального ОБЭП, несмотря на все старания, физически не могут раскрутить эту историю. Задача-максимум сегодня — отловить Польщенко и привлечь к уголовной ответственности. Некоторые наивные вкладчики еще надеются, что им вернут деньги. Более того, они еще верят в самого Польщенко, пуская бредовые слухи о том, что он вернулся в Россию и выступил на ТВ.

Как говорят эксперты, шансы на возвращение вложенных средств равны нулю. Польщенко наверняка оформил всю свою собственность на родственников и любовников.От “РуБина” не осталось ничего, кроме офиса в Петербурге, аренда которого оплачена до 31 марта.

Вкладчики собираются создавать свой собственный фонд помощи пострадавшим. Правда, чтобы он заработал, необходима поддержка государства. Но оно уже показало свое отношение к вкладчикам. “РуБин” грабил людей два года. Первые публикации о том, что это — финансовая пирамида, появились в бизнес-изданиях еще прошлым летом. Но никто — ни правоохранительные органы, ни властные структуры, обязанные контролировать этот рынок, — не отреагировал на предупреждения. А сейчас государству невыгодно защищать своих обманутых граждан.

Комментарии специалистов

Аркадий Крамарев депутат Законодательного собрания Петербурга: “Где была финансовая разведка?”

• Вообще-то пресечь такую деятельность легче, чем потом расследовать. И ведь для этого существуют специальные органы — например, финансовая разведка, финансовый контроль. Чем они занимаются? Могли бы и реагировать на такие вещи. Но, видимо, руки не доходят. Или власть, как и сами люди, тоже подумала, что время финансовых пирамид прошло. И поэтому никто этим не занялся.

Менке Конеев советник Федеральной службы по финансовым рынкам в СЗФО: “РуБин” нашел лазейку в законе”

• Уроки прошлого не пошли впрок. Люди должны знать, что большую доходность сегодня невозможно получить. Приведу простой пример. Паевые инвестиционные фонды показали в прошлом году доходность — 26 процентов. В этом году их прибыль уже в два раза меньше. Вот и считайте сами. Я бы насторожился, если бы мне предложили 30—35 процентов. Компании, которые собирают деньги у людей, должны иметь лицензии Федеральной службы по финансовым рынкам и Центробанка. Те, кто не имеет таких лицензий, работают в зоне риска. У “РуБина” таких лицензий не было. Они воспользовались лазейкой в законодательстве — в Гражданском кодексе есть статья “Заем и кредиты”, по которой можно работать без лицензии.

Юрий Новолодский президент Балтийской коллегии адвокатов: “Высокие дивиденды — повод для расследования”

• В нашем законодательстве не нужно придумывать ничего нового! В обязанность правоохранительных и правоприменительных органов входит не только расследование самого преступления, но и работа на стадии приготовления к нему. А та деятельность, которую осуществляют организаторы пирамид до своего исчезновения с деньгами, — это и есть подготовка к совершению преступления! И это можно пресекать! Ведь объявления о неоправданно высоких дивидендах должны были привлечь внимание подразделений по борьбе с экономическими преступлениями! Можно было найти основания, чтобы выйти в суд и получить санкцию на контроль за финансовыми документами фирмы, и так далее.



Партнеры