Дело Френкеля закрыли

Процессу об убийстве Андрея Козлова мешает гласность?

25 марта 2008 в 19:13, просмотров: 851

Мосгорсуд закрыл процесс по делу об убийстве первого зампреда ЦБ РФ Андрея Козлова. Официальная причина — угрозы, поступившие от неизвестных в адрес супруги убитого. Об этом в своем ходатайстве о закрытии слушаний сообщило обвинение. Но адвокаты подсудимых уверены: “единственная цель этого ходатайства — лишить СМИ возможности объективно освещать процесс”.

“В адрес потерпевшей Козловой стали поступать звонки угрожающего характера, — сообщила суду гособвинитель Гюльчехра Ибрагимова. — А допрошенный судом свидетель Ухабов-Богославский (в деле он проходил как засекреченный свидетель под псевдонимом Москалев, но на допросе признался, что является автором анонимки с предупреждением Козлову. — “МК”) на следующий день был уволен с работы”. Еще гособвинение ссылалось на то, что “на полосах изданий цитировалось письмо, которое не было предъявлено в судебном заседании”, а это, мол, — воздействие на присяжных.

Защита подсудимых и сами подсудимые настаивали на открытости процесса. Адвокат Руслан Коблев уверен: “причина такого выступления гособвинения в том, что доказательная база слаба, и следствие и прокуроры не хотят, чтоб об этом писала пресса”. А подсудимая Лиана Аскерова и вовсе заявила: “Если закрыть заседание, то, может быть, сразу нас расстрелять, государству дешевле будет”.

Адвокаты подсудимых пытались убедить судью Наталью Олихвер: потерпевшая Козлова уже дала показания суду, из которых ясно, что обстоятельства дела ей неизвестны, поэтому угрозы в ее адрес бессмысленны; а гособвинение само приняло решение по рассекречиванию Ухабова-Богославского. А то, что сторона обвинения недовольна публикациями в СМИ, не может быть законным основанием закрыть процесс.

Тем не менее дальнейшие слушания было решено проводить в закрытом режиме. То, что рано или поздно это произойдет, знали все — Олихвер предупреждала об этом постоянно, в начале каждого заседания. Судья требовала, чтобы журналисты не писали о том, что происходит в зале заседаний без присяжных, — все процессуальные моменты (ходатайства, отводы и пр.) обсуждаются по закону в их отсутствие. И “МК”, например, стал публиковать только то, что присяжные видели и слышали, ни словом больше. Каким образом такие публикации могут оказать на них давление — абсолютно непонятно. Ведь, как справедливо заметил один из адвокатов подсудимых, “зачем присяжным слушать, как кто-то пересказывает кино, которое они сами видят?”.

Возможно, это случайное совпадение, но решение о закрытии процесса было принято сразу же после того, как “МК” опубликовал выступление в суде зампреда ЦБ РФ Виктора Мельникова, из которого стало понятно, что изначально у него были совсем другие версии убийства Андрея Козлова, одна из которых связана с коррупцией в самом Центробанке. А вокруг анонимки, которую также публиковал “МК”, разговоры не утихают до сих пор.

Неизвестно, была бы она оглашена в суде, если бы общественность не узнала о ее существовании? Кстати, полностью ее присяжным так и не огласили, и как они должны делать вывод, доказывает она что-то или нет, — непонятно.

Все это заставляет утвердиться в мысли, что гособвинение очень не хочет, чтобы в суде вдруг всплыли и другие факты, которые еще больше могут поставить под сомнение официально оформленную версию о заказчике преступления.



Партнеры