Светлана Журова: зачем забывать метро?

Она не хочет меняться, слышать гадости про спортсменов и считает, что большая общественная жизнь светила ей с детства

4 апреля 2008 в 16:40, просмотров: 389

Светлана Журова, олимпийская чемпионка Турина, простившись с большим спортом, совершила головокружительную политическую карьеру, став заместителем председателя Госдумы. Впрочем, находиться в тени ей не удавалось никогда. Активности вице-спикеру не занимать. О Журовой говорят много, присматриваются многие: одни подозрительно, другие — с восхищением.

— Светлана, какой самый страшный слух вы услышали про себя за неделю, проведенную в больнице? (Журова была госпитализирована из-за обострившегося гайморита. — “МК”.)

— Что у меня менингит и предстоит трепанация черепа. Еще говорили, что я весь последний месяц постоянно в обмороки падала.

— Боролись с гайморитом вы в дни выборов президента, урну для голосования вам принесли в палату?

— Зачем? Я же была ходячая больная. Просто написала заявление, что не успела взять открепительный талон — когда тебя увозят вот так внезапно, по экстренной помощи, ты вправе поменять место голосования.

— Владимир Путин сказал недавно, что восемь лет президентства словно находился в длительной командировке. Если проводить аналогии, вы в командировке пребывали по меньшей мере четыре олимпийских цикла. Теперь вообще внедрились в общественную жизнь без просвета…

— Я думаю, что внедрилась я сюда, еще когда была маленькая. Вот честно, я всегда знала, что в подобную командировку когда-нибудь попаду обязательно. И мне всегда в спорте говорили: “Неужели ты не перестанешь заниматься проблемами всей команды? Занимайся собой!” Мне все время это ставили в укор: ты медленно бегаешь, потому что занимаешься черт-те чем. Но сущность человека переделать крайне сложно.

— И как, Светлана, будете себя все же ломать?

— Сначала объясните, зачем?

— Ну, например, ваша открытость, за которую журналисты всегда были очень благодарны, не очень совместима с новой должностью.

— Ах, это… Ничего ломать не буду. Открытость останется, просто будет подпитана новыми знаниями. Чего, правда, не будет — прежней доступности, наверное. И не потому, что я так хочу, капризничаю, просто помимо интервью и других выступлений есть нормальная земная работа вице-спикера и есть жесткий график.

— Сейчас, когда эйфория выборов уже давно позади, земная работа вице-спикера не пугает?

— У меня эйфории и не было, слава богу. Если бы я не поработала в Законодательном собрании Ленинградской области, а сразу попала в Думу, тогда я бы точно впала в состояние полета в облаках. Предыстория моего прихода и туда и сюда — это два месяца работы в регионе с избирателями.

— Но вы хотя бы удивились?

— Смешно, но мои очень близкие друзья год назад сказали: “Знаешь, мы думаем, ты могла бы быть вице-спикером”. Я отмахнулась — шутники… Я еще даже депутатом Законодательного собрания тогда не стала. Сейчас думаю: может быть, люди уже чувствовали какой-то потенциал? Поэтому безумного удивления тоже не было.

— В спорте вы отвечали только за себя — была, конечно, сборная за плечами, гимн, флаг, но дистанцию бежали в одиночку...

— Да, а здесь дистанция со многими вводными. Конечно, в политике не такие все добрые и внимательные, но в спорте тоже не просто. Там тоже кусаются. И как кусаются! И если здесь ты можешь что-то не увидеть, потому что Дума большая, и если сказали что-то в углу, ты можешь никогда об этом не узнать, то в спорте этот номер не пройдет. Так что закалка есть. Знаете, меня многому научила борьба за олимпийский Сочи. Я ведь действительно не привыкла быть командным игроком. А в Гватемале нужна была именно командная игра. Люди бизнеса, госструктур, спортсмены, иностранные консультанты — это была потрясающая школа коллективного успеха.

— Но коллективная работа и право, а главное — ответственность решающего слова — тоже разные вещи.

— Да, как вице-спикер я должна быть над схваткой. У меня есть четыре комитета, которые я курирую. Эти направления так или иначе серьезно связаны друг с другом, переходят друг в друга — образование, культура, молодежная политика и спорт. Я своих помощников настраиваю на то, что у меня должна быть вся информация по комитетам. Чтобы быть над схваткой, надо быть компетентной.

— Вы так убедительно рассказываете в телевизионном ролике, что хотите как минимум троих детей, а в думских схватках до родовых дело может и не дойти.

— Слава богу, дети никогда не были помехой карьере, и, кстати, в спорте я это уже доказала. Уметь совмещать не приятное с полезным, а необходимое с необходимым — вовсе не ноу-хау. Есть такие волшебные слова — “стиральная машина”, “памперсы”. Да, а насчет убедительности… Понимаю, что самое идеальное после таких слов — это родить ребенка именно в объявленный Год семьи.

— Так вы просто обязаны…

— Боюсь, не успею. Хотя от слов не отказываюсь, у меня вызывает восхищение та же Ирина Хакамада, которая имеет троих детей, занимаясь политикой. А почему во Франции женщина с четырьмя детьми может выставлять свою кандидатуру на выборы президента?

— И все же, что так резко толкнуло вас в политику? После Олимпийских игр, конечно, много было встреч на самых разных уровнях, могло затянуть, но можно было бы и расслабиться после такой бурной и длинной спортивной карьеры, пожить в свое удовольствие?

— Судя по тому, как формировалась, как меня растили — октябрятская звездочка, пионерская организация, комсомол — успела пройти его до самого конца, моя судьба была предрешена, я бы все равно занимала очень активную жизненную позицию. Спорт дал известность, он вытолкнул на высокий уровень. Помню, я приехала с Олимпийских игр, прошла неделя, мне звонит директор стадиона и говорит: “Светлана, у нас свет погасили на стадионе, два дня дети кататься не могут, света нет, вы можете позвонить куда-нибудь и узнать?” И тут я поняла, что во мне видят не только олимпийскую чемпионку, а человека, который своей популярностью может открыть дверь и решить вопрос. Но своим практическим умом понимала и другое: что сделать это я могу один раз. Второй раз меня за олимпийское чемпионство решать вопросы света не пустят и отправят, как и всех. Значит, я должна узнать все возможности решения этого вопроса. И они должны быть законными. Что в принципе и должен делать депутат. Тут еще муж как-то начал меня в этом направлении подталкивать. Правда, сегодня он говорит: “Я тебе вроде намекал на депутата муниципального собрания. Но ты же — как всегда, планку тихонечко подняла и...”

— Как вы относитесь к точке зрения, что спортсмены выходят в жизнь социально незрелыми?

— Да я это постоянно слышу. Некоторые спекулируют на этой теме и пытаются подловить спортсменов на какой-то некомпетентности или еще чем-то. В Госдуму прошло 10 олимпийских чемпионов — ни один парламент мира себе позволить такого не может! Мне Алина Кабаева говорит: “Я хочу работать, я готова заниматься молодежной политикой и вижу, что могу помочь”. И я не могу ей не верить. Потому что, зная спортсменов, уверена, что если им чего-то не хватает — значит будут добирать. И справятся, обязательно. Посмотрите по регионам, на высоких постах спортсмен — далеко не редкость, даже в экономике. Ведь это уже готовые кадры по уровню мотивации, готовности работать, готовности быстро обучаться.

— Но вас все равно при каждом удобном случае будут бить прошлым — а-а-а, спортсменка!

— И уже бьют вовсю. С одной стороны, хочется защищаться и защищать коллег. С другой — зачем? При этом самое интересное, что у меня постоянно просят прокомментировать ту или иную фотографию, например. Знаете, я как-то была поражена: Света Хоркина села рядом, мы обсуждали очень серьезный момент, и тут же раздались безумные щелчки фотоаппарата с балкона… Это не относится ни к работе, ни к политике, просто вызывает недоумение.

Понятно, что у многих из нас не было возможности профильно обучаться, но мы мобильные и амбициозные, мы всегда хотим быть первыми. Нам надо все быстро делать. Это разве плохие качества? Я абсолютно уверена в том, что вклад наш будет большим, и не только в спорт. Ирину Константиновну Роднину, например, ничему учить не надо, она все умеет и входит в комиссию по образованию. Все почему-то считают, что если пришли чемпионы, то они будут сейчас только спортом и заниматься. Всех спортсменов загнать в комиссию по спорту было бы глупостью. Вопросы спорта в образовании, здорового образа жизни детей стоят остро, и помощь таких людей, как Роднина, нужна.

— После олимпийского Турина вы приехали в нашу редакцию с золотой медалью в кармане на метро. Не жалко, что метро уже в прошлом?

— Во-первых, надо понимать, что в любой системе есть обратная связь. И без нее никогда не будет системы. Если ты хочешь продолжать работать и не опускать глаза перед избирателями, то без обратной связи это будет невозможно. Так что от метро я далеко не уйду.

— Вы говорите, что в карьеризме вас уже никто не упрекнет — выше стремиться некуда, но ведь есть еще и…

— Ой, давайте не будем пугать мужчин.

— Тогда о женском, бытовом. Несколько месяцев вы жили в отеле, проблемы со здоровьем вон начались…

— Заболела я только по одной причине — раньше любую простуду вылеживала два дня, спортсменам ведь лекарства принимать нельзя. А сейчас в ход идут всякие таблетки, шипучки, потому что не явиться на работу нельзя. Организм взбрыкивает: “Что это, я с таким незнаком, надо по-другому — чуть поболеешь, надеваешь кроссовки, бежишь хороший кросс”. И это было лучшее лекарство. А сейчас этой возможности не было, все время была в переездах. Казалось, эти месяцы пройдут — и дальше я включу свой привычный ритм. Но организм оказался умнее: нет уж, девушка, ты должна заниматься спортом!

— Оргвыводы будут сделаны?

— Обязательно. А по поводу квартиры придется еще подождать. Честно говоря, как только начинаешь переживать, где живешь и что ешь, допускаешь это внутреннее чувство дискомфорта — все, сразу уменьшается результат. Я всегда говорила: главное — есть где спать, пусть это даже 2х2 комната, и есть что кушать.

Конечно, очень тяжело, что с семьей только раз в неделю виделась. Но опять-таки надо было просто потерпеть. И хорошо, что это знаю не только я. Сыну еще только четыре года исполнилось, но даже он, похоже, понимает. В выходной укладывала его спать, а надо было уезжать уже на вокзал, и я так невольно надавливала: “Давай книжечку почитаю, давай сказочку расскажу, давай спать скорей...” Он посмотрел полчаса на эти мои попытки, потом говорит: “Мама, не мучайся, пойдем, я провожу тебя на твою работу”.

— Чувствуется спортивное воспитание. И в спорте и в политике важен результат. И там и там нужна выносливость…

— И там и там неподготовленный человек такой график жизни выдержать не может. Поездки на машине по 500 км в одну сторону, по 500 в другую по Ленинградской области, конечно, я легче, чем другие, отношусь к таким экстремальным вещам, и для меня физическая нагрузка — это не нагрузка. Концентрация перед соревнованиями, через которую проходят спортсмены, — невероятная школа выносливости и зрелости. В политике нельзя ошибаться. А в спорте нет ни малейшего шанса завтра перебежать и исправить. Кстати, это еще пример того, что спортсмены, я уверена, справятся. И что родители, отдавая детишек в спорт, будут знать, что спорт может не только чемпиона вырастить, но и дать толчок карьерному росту.

— Да, Светлана Сергеевна, похоже, на шоу у вас времени не останется.

— Ох, могу сделать эксклюзивное признание: я в “Ледниковом периоде” готовила танец и должна была участвовать в финальном шоу. Но тут — назначение...

— И вы решили, что не положено? Или просто не успели довести программу до совершенства?

— Да, признаюсь, я подумала о том, что все же уже не спортсменка и, наверное, есть некая грань дозволенности.

— Сергей Нарышкин вон участвует в заплывах перед чемпионатами по плаванию — и ничего…

— Я же не говорю, что не появлюсь на катке никогда в жизни. И я могу пойти на Красную площадь после работы или во время обеденного перерыва и покататься. Даже не исключаю, что когда-нибудь приму участие в ветеранском чемпионате мира… А танец — это немножко другое. Мы подготовили хороший танец с Лешей Тихоновым, но все же я засомневалась: а вдруг не получится? Я могу упасть, еще что-то случится. И все скажут: “Ну вот, вице-спикер называется! Куда полезла?”

— Вот вы и показали свою слабую сторону — боитесь проигрыша, где бы он ни был.

— Я попробовала, у меня получилось, и я поняла, что если бы участвовала в проекте с самого начала, то многое бы удалось. Но, знаете, вы правы: любой проигрыш в мои планы не входит. У спортсменов ведь принято: есть первое место и все остальные.

СПРАВКА “МК”

Журова Светлана

Родилась 7 января 1972 года в городе Павлов-на-Неве Ленинградской области. Чемпионка Олимпийских игр 2006 года в Турине в скоростном беге на коньках на дистанции 500 м (76,57 сек. по сумме двух попыток). В настоящее время — вице-спикер Федерального собрания Российской Федерации V созыва.



Партнеры