Родители — люди засуженные

Зачем современные дети пытаются лишить прав своих пап и мам?

10 апреля 2008 в 17:23, просмотров: 307

“Я прошу суд лишить родительских прав моего отца. Он никогда не выполнял своих родительских обязанностей по отношению ко мне — не общался со мной по телефону, не навещал меня. За все 14 лет я не получил от него не только ни одной игрушки, но даже письма на день рождения…”
Подобные исковые заявления — не редкость для российских судов. Дети “стучат” на родителей за жестокое обращение, за невыплату алиментов. Просто за шлепок сгоряча… Неужели у нас растет поколение новых павликов морозовых? Или просто современные дети стали юридически подкованными? “МК” попытался разобраться в нюансах конфликтов отцов и детей.

Заявление в милицию, написанное неуверенным детским почерком, — первая страница в многотомном судебном процессе, длящемся уже полтора года. Процессе, в котором истцом выступает девятиклассник, а ответчиком — его родной отец…

Семья 14-летнего Саши Громова (здесь и далее фамилии детей изменены по просьбам самих героев. — “МК”), подавшего в суд на отца, вполне типичная для российской глубинки: родители увлекаются алкоголем или личными проблемами, переваливая заботу о своих отпрысках на бабушек и дедушек. А иногда и вовсе предоставляя детей самим себе. Большинство ребят пытаются мириться с “минусами” взрослых, но есть и такие, кто решил отстаивать право на любовь и заботу через суд. “МК” постарался разобраться, зачем подростки призывают для решения семейных конфликтов служителей Фемиды.

“Эта женщина мне не мама…”


Хрупкую 16-летнюю девушку в Преображенском суде Москвы знает каждый секретарь: почти три года Ольга Лях с удивительной, недетской настойчивостью пыталась через суд лишить родительских прав… собственную мать. А когда услышала вердикт судьи, после которого мама ей больше не мама, — не смогла скрыть счастливой улыбки.

Этого момента девушка ждала почти шесть лет. Именно тогда 11-летняя Оля попросила мать прописать ее у бабушки, которая заботилась о девочке почти с самого рождения. Мама ответила отказом. “Так у меня было 18 метров площади, а так будет только 9!” — в ярости воскликнула женщина и добавила: — Я мать, и все права — у меня! Станешь настаивать — будет только хуже!”

— В тот вечер Оля пришла домой заплаканная и сказала, что хочет бороться за свои права и за свое счастье, — вспоминает бабушка. — Мы пошли в милицию и написали заявление об опеке от моего имени. В первом иске нам отказали — под предлогом того, что я не то лицо, которое может подавать заявление. Мол, это могут сделать либо органы опеки, либо сама Ольга. Но только когда ей исполнится 14 лет.

На следующий день после 14-го дня рождения Ольга пришла в районное отделение милиции со словами: “Прошу лишить мою мать родительских прав…” С этого момента начались бесконечные судебные заседания и апелляции: за три года девочка отстаивала свои права в зале заседаний не меньше 20 раз.

С начала судебного процесса мать она называет исключительно “ответчицей” или “гражданкой”, а на прогулки ходит с огромным томом “Поправок к Семейному кодексу” под мышкой. Свои права в суде девушка защищает самостоятельно — все адвокаты, к которым внучка с бабушкой обращались за поддержкой, делали круглые глаза, но все же обещали помочь. Правда, за гонорар, на который не хватило бы даже годовой бабушкиной пенсии.

На суде она действует почти как адвокат: “Господин судья, приобщите, пожалуйста, это к материалам дела”; “Можно задать несколько вопросов ответчице?”… За три года эти фразы Оля выучила наизусть.

“Да прекратите называть ее моей матерью! — возмущалась девушка. — Это женщина, которая меня родила, но не воспитывала. И у которой на меня нет никаких прав. В последнее время я вообще видела ее только в здании суда — если, конечно, она там появлялась”.

Полтора года судебных тяжб — и с помощью органов опеки попечительство все же оформили на бабушку, но мать Ольги подала апелляцию. По новому решению суда все права на дальнейшую Олину судьбу опять перекочевали к матери.

“Если она останется со мной, то всю жизнь будет меня шантажировать! Она может пройти куда угодно и устроить скандал — ее волнуют только деньги и жилплощадь! На то, что мне нужно поступать в институт и одеваться, этой женщине наплевать!” — не собиралась сдаваться истица.

Летом 2007 года Ольга все же добилась своего: решением Мосгорсуда ее маму лишили родительских прав. Правда, сама родительница вновь подала кассацию и несколько встречных исков к дочери и бывшей свекрови. Дело пошло на новый круг. А это значит — новые хождения по судам…

“Лишив отца родительских прав, я погорячилась”

В приюте “Солнцево” истории 10-летней Дианы удивляются до сих пор: год назад девочка пришла в районное отделение органов опеки и попросила лишить родительских прав своего отца. На вопрос: “Что случилось?” — сквозь слезы девочка пролепетала: “Он меня ударил…”

Несколько месяцев Диана провела в приюте, а потом позвонила домой и попросилась обратно — к отцу-извергу.

“Рабочий” день пятиклассницы начинался в шесть часов утра: сначала 12-километровый кросс по парку, потом еще полчаса бегом до школы. После уроков — занятия гимнастикой или акробатикой. Рыдания девочки “не хочу” или “у меня голова болит” в расчет не принимались: папа мечтал сделать из Дианы будущую олимпийскую чемпионку.

Чтобы начинающая формироваться спортсменка не располнела, отец устраивал дочери разгрузочные дни — сутками Диана сидела на фруктах, воде и кефире. “В здоровом теле — здоровый дух”, — любил повторять папаша-тренер. Единственным взрослым человеком, которому Диана могла пожаловаться, была ее родная бабушка. Матери у девочки не было: 10 лет назад отец лишил свою жену всех прав на собственную дочь.

В доме Дианы было много запретов: отец не разрешал девочке общаться со сверстниками — “некогда тебе по дворам шляться”, запрещал есть конфеты — “фигуру испортишь”. Доступ к игрушкам ограничивался часом в день: “нужно уже взрослеть”. Собственно, эти запреты и перевернули жизнь девочки с ног на голову: однажды папа пришел домой и нашел в кармане Дианиных джинсов фантики от конфет, которыми бабушка подкармливала внучку. Отец пару раз “приложил” дочь за то, что та посмела ослушаться. Через несколько дней девочка позвонила в местные органы опеки — попросила лишить папу родительских прав за жестокое обращение.

— Наверное, я это сделала сгоряча, — признается сейчас Диана. — Но я просто больше не могла смотреть, как девочки из класса катаются на великах и играют во дворе, а я не могу. Я тогда на папу очень обиделась — даже желала ему смерти.

На судебном процессе девочка скороговоркой повторяла: “Не хочу больше жить с этим человеком, он мне не отец”. И служители Фемиды ей поверили: в прошлом году после нескольких заседаний районный суд удовлетворил требования Дианы — лишил ее отца родительских прав. Малолетнюю истицу, оставшуюся без опеки взрослых, определили в приют. Там девочка выдержала три месяца, а потом… позвонила отцу и попросила прощения.

— В приюте было столько ребят, которые мечтают найти своих родителей, что мне стало стыдно… — признается Диана.

Все это время ее отец подавал апелляции и встречные иски к органам опеки. Однако восстанавливать в отцовских правах сурового папашу пока никто не собирается: дело уже несколько месяцев находится на рассмотрении в суде высшей инстанции.

“Лучше в детдом, чем жить с такими родителями…”

Случаев, подобных описанным, в последние годы в России происходит немало. То, что родителю из недалеких 80-х могло привидеться разве что в кошмарном сне: собственное чадо лишает тебя прав на заботу о нем! — в наше время становится обычным в судебной практике разбором бытовых конфликтов. Судите сами.

В Канске 12-летний подросток отказался от родителей, написав заявление в милицию с просьбой о лишении их родительских прав. По словам мальчика, пьяный сожитель матери регулярно его избивал: “Выпьет, пойдет спать, не спится — встанет, ни за что просто как даст бутылкой стеклянной по голове или еще чем-нибудь”.

Старшие сестры, которые живут самостоятельно, отказались приютить у себя брата. В итоге ребенка перевели в социально-реабилитационный центр, а в органах соцзащиты идет подготовка всех необходимых документов для лишения матери мальчика родительских прав.

В Краснодаре в суд обратился 19-летний Алексей Иванов с просьбой лишить свою мать родительских прав в отношении 12-летней сестры. На заседании суда девочка рассказала, что мама часто выпивала, водила домой мужчин, а когда те оставались у нее на ночь, их с братом выгоняли на улицу. Суд удовлетворил исковое заявление молодого человека — теперь он является опекуном своей сестры.

В Саратовской области 15-летняя Алла уже несколько месяцев добивается, чтобы ее мать лишили родительских прав. Ее воспитывала бабушка, которую девочка и считает настоящей мамой. На первом суде, где решалась судьба Аллы, родительницу лишили прав на дочь. Однако мать Аллы добилась пересмотра дела. Девочка все же не оставляет попыток  получить через суд  статус сироты. Но пока ее письма в различные инстанции возвращаются с одинаковыми ответами: решение суда обжалованию не подлежит.

Все юристы сходятся в одном: дела современных павликов морозовых начали появляться в таком количестве только после 2003 года — именно тогда в России был принят новый Гражданский кодекс, в который была включена статья 27 о досрочной дееспособности (эмансипации).

— Действительно, по этой статье каждый ребенок с 16 лет может быть признан полностью дееспособным, если он имеет самостоятельный заработок или занимается предпринимательской деятельностью, — комментирует ситуацию адвокат Олег Кулагин. — В случаях, если девушка или молодой человек до совершеннолетия оформляют брак, они тоже признаются полностью дееспособными и могут представлять свои интересы в суде. Кроме того, в Семейном кодексе существует статья 56, регламентирующая право ребенка на защиту от злоупотребления родителями своими правами или же от ненадлежащего выполнения взрослыми своих обязанностей по воспитанию. По этой статье до 14 лет ребенок в праве самостоятельно обращаться за защитой в органы опеки и попечительства, а по достижении 14-летнего возраста — и в суд.

Неужели каждый ребенок, получивший шлепок или услышавший грубое слово от родителей, может посадить взрослых на скамью подсудимых? Ситуацию мы попросили прокомментировать уполномоченного по правам ребенка в Москве Алексея Голованя.

— Действительно, в соответствии со статьей 56 Семейного кодекса каждый ребенок может самостоятельно обратиться с исковым заявлением в суд. В том числе и по поводу лишения родительских прав своих пап и мам. Другое дело, что для Москвы, в отличие от всей России, это пока беспрецедентные случаи: за все шесть лет моей практики в столичных судах рассматривалось всего два подобных дела. А ко мне лично обращались только однажды — как раз та девочка и ее бабушка, историю которых вы описываете выше. И здесь самостоятельность девочкиного решения — довольно спорный вопрос. Вы ведь понимаете, что 14-летний ребенок вряд ли пойдет в суд, если эту идею-фикс не внушит ему кто-нибудь из взрослых. В случае с Ольгой я не сомневаюсь — это было решение бабушки. Ведь девочка на полном серьезе ненавидит свою мать.

Я работаю и с детьми алкоголиков, и с детьми из других неблагополучных семей, но они любят своих родителей. Ни один из этих одиноких и отвергнутых детей не требовал лишения родительских прав своих пап и мам. Хотя кодексом и установлено право каждого ребенка на обращение в суд, даже в самых сложных случаях дети своим правом пренебрегают. Может быть, боятся. А возможно, просто не знают об этом.

Как же поступить, если ваш ребенок в порыве негодования грозит вам судом? Разобраться в ситуации и дать несколько советов мы попросили психолога, президента Общества психоаналитических исследований Олега Калину.

— Безусловно, если подросток обращается в суд, важно учитывать обстоятельства дела. Бывает, что над ребенком совершается реальное физическое насилие, продолжающееся нередко не один год. Одних это может сломить окончательно, другие найдут в себе силы призвать на помощь государство, закон — как некоего символического отца, который своей властью может защитить от родителей, не справляющихся со своими функциями. Однако важно учитывать, что подростковый возраст — время бурных изменений, не только физических, но и психологических. Отношение к родителям обесценивается, подростки обнаруживают все недостатки близких, исчезнувшие конфликты снова выходят наружу. Старые связи, отношения разрываются, но чувство самостоятельности либо не возникло, либо гипертрофировано. Обращаясь в суд, подросток, может быть неосознанно, привлекает государство, которое должно поддержать его, помочь перестроить отношения, ввести закон в их отношения с родителями, которые, возможно, не смогли вовремя сделать это сами.

 Совет здесь можно дать только один — прежде чем принимать решение, обратиться к третьему, независимому человеку, который может трезво оценить ситуацию и кардинально изменить ценностные интересы подростка. Важно, чтобы этим “гуру” был действительно близкий ребенку человек или же профессиональный психолог, который может оценить ситуацию непредвзято. Не случайно на подобных судебных процессах наряду с судьями и органами опеки присутствуют и психологи, которые помогают судьям разобраться в конфликте.

* * *

Скоро Ольге исполнится 18 лет, и вопрос о лишении родительских прав решится сам собой. Зато тяжба по поводу алиментов и квадратных метров жилплощади дойдет до развязки еще очень нескоро. Очевидно одно — если ребенок не подвергается ежедневным побоям или домогательствам со стороны родственников, в суд он вряд ли пойдет. За спиной почти у каждого юного истца стоят взрослые, которые с помощью ребенка пытаются решить собственные, совсем не детские проблемы.

За границей юридические конфликты отцов и детей доведены до абсурда. Тинейджеры доносят на родителей при каждом удобном случае — если те не покупают им новую машину, дают мало денег на карманные расходы или не разрешают завести собаку… Один из показательных примеров: голливудская звезда Маколей Калкин в бытность тинейджером в буквальном смысле остался “один дома”. В 1995 году киномальчик едва не лишил своих мать с отцом родительских прав, после того как те подали на развод и стали, как показалось, Калкину, делить его деньги. “После того как мои родители развелись, началась ожесточенная борьба за право воспитания детей. При этом оба тратили деньги на адвокатов. Я хотел им помешать, чтобы они в своем бреду не раскидывались заработанными мною деньгами!” — возмущалась тогда юная звезда. Видимо, Маколей совсем забыл, кому обязан своей кинокарьерой. Или ему помогли забыть те, кто был и сам не прочь воспользоваться большими деньгами маленького Калкина.

У нас подобные дела пока редкость. Но кто знает, до чего можно дойти, учитывая, как мы любим во всем ссылаться на западный опыт.

АНЕКДОТ ДНЯ

Совет родителям. Не ставьте в раннем возрасте своих детей в угол, ведь именно в этот период у них формируются основные черты лица.



Партнеры