Эндшпиль Шлегеля

Автор скандальной поправки в закон “О СМИ” объяснил логику Кремля

3 июня 2008 в 18:34, просмотров: 700

Казалось, после того как руководство “Единой России” передумало поддерживать т.н. закон Шлегеля, который позволял приостанавливать деятельность СМИ без решения суда, в этой истории поставлена точка. Но свое слово “показательно” решила сказать Администрация Президента Медведева: ее правовое управление прислало в Госдуму отрицательное заключение на злополучный законопроект… “МК” поговорил о сложившейся ситуации с его автором, “единороссом” Робертом ШЛЕГЕЛЕМ.

— Изменилось ли ваше мнение о законопроекте после того, как против его принятия высказался президент?

— Странно было бы, если бы я изменил свое мнение. Да, в моем законопроекте наверняка есть юридические шероховатости, но их можно было бы поправить при подготовке ко второму чтению. Я лишний раз убедился, что поднятая мной проблема крайне актуальна — не случайно закон имел такой резонанс, а в зале заседаний за его принятие в первом чтении проголосовала не только “ЕР”, но и другие фракции, включая КПРФ. Поэтому, думаю, нелогично отказываться рассматривать мою инициативу. Но сейчас решено создать рабочую группу по подготовке новой редакции всего закона “О СМИ”. То есть мое предложение отклоняют не потому, что я не прав, а потому, что оно не решает всех проблем. Я очень рад, что угадал тренд…

— Рабочая группа, о которой вы говорите, уже собиралась?

— Нет, она еще формируется и, надеюсь, скоро начнет работу. Я непременно войду в ее состав.

— Чем можно объяснить “нелогичное”, по вашим словам, поведение “ЕР”? Сначала Комитет по информполитике рекомендовал отклонить ваш закон, потом передумал и поддержал, в зале большинство проголосовало “за”, но сразу после этого само же стало критиковать ваше предложение…

— Да, комитет сначала отклонил мою поправку, но это было сделано голосами тех, кто отсутствовал на заседании комитета. (Председатели комитетов имеют право голосовать по доверенности, оставленной отсутствующими депутатами. — “МК”.) Но большинство присутствовавших на нем меня поддержало. Я нашел понимание и у первого зампреда комитета (Сергей Капков. — “МК”), и у Иосифа Кобзона, и у Олега Жолобова, и у Владимира Горбачева (все — “единороссы”. — “МК”.)… После того заседания я предложил новую, доработанную версию законопроекта, и она была одобрена. А после обсуждения в зале и широкой дискуссии в обществе мне окончательно стало ясно, что необходимо реформировать весь закон “О СМИ”. Я считаю, что и на позицию руководства партии могло повлиять именно это: понимание, что решить проблему в целом частностями невозможно.

— Когда 25 апреля закон принимался в первом чтении, президентом был Путин, и его представитель в зале заседаний не сказал ни слова против. А теперь у нас новый президент… Вы видите какую-то связь между сменой власти в Кремле и изменением отношения к вашему закону?

— Я не могу отвечать за позицию президента. Возможно, и здесь дело в том, что после широкой общественной дискуссии в Кремле решили: зачем принимать одну поправку, если нужна новая редакция закона в целом…



    Партнеры