Зазор российской демократии

Госдума не знает, как найти себе щель между Путиным и Медведевым

6 июля 2008 в 17:32, просмотров: 565

В субботу ошалевшие от традиционного летнего аврала депутаты Госдумы 5-го созыва провели последнее заседание своей первой сессии. Спикер Грызлов, подводя итоги, говорил о 167 принятых законопроектов и поразительно конструктивном сотрудничестве с исполнительной властью. А в думских кулуарах говорили о том, что в результате тщательной селекции за последние годы в России почти удалось вывести новую породу депутатов — “слепоглухонемой”.

Лицо российского парламента определяет “Единая Россия”, и разговор пойдет прежде всего о них, о “медведях”.

После того как Владимир Путин возглавил и правительство, и имеющую конституционное большинство в парламенте партию, положение этого самого большинства стало щекотливым. Суть проблемы недавно сформулировал на одном из партийных мероприятий председатель думского Комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев. “В прошлом электоральном цикле у нас существовал серьезный зазор. Мы поддерживали президента, но имели возможность оппонировать правительству, которое было технократическим. …Это создавало определенную возможность для маневра в общественном мнении. Сегодня ситуация иная”, — сказал он. Классическим примером использования зазора стала монетизация: тогда партия власти ловко “перевела стрелки” на правительство, обвинив его в плохом исполнении закона.

И вот зазора нет. К тому же приходится играть роль слуги двух господ, а она не из легких. С одной стороны, страшным грехом считается неосторожное слово, которое может “вбить клин между Путиным и Медведевым”. С другой стороны — дана установка на максимально плотную, активную поддержку правительства во главе с партийным начальником. Что ж, приходится выкручиваться…

Причем сказать, что при этом правительство у нас “партийное”, по-прежнему нельзя. Лидер “Единой России” стать ее членом не захотел, ни одного нового министра или хотя бы заместителя министра-“единоросса” в Белом доме не появилось. Все принципиальные решения принимаются в обход партии — она  может через консультации или парламент лишь слегка подкорректировать их. А иногда и не может...

8 мая при утверждении Владимира Путина на пост премьера “Единая Россия” отказалась от права задать кандидату вопросы. “У нас много возможностей общаться в другом формате”, — заявил тогда Борис Грызлов. У него лично возможности, может, и есть, но про других членов фракции — рядовых и не очень — такого не скажешь. Заседания правительства, где депутаты имеют возможность присутствовать и получать информацию из первых, так сказать, рук, при Путине-премьере стали проводиться не раз в неделю, как раньше, а раз в месяц. А первая встреча фракции с вождем состоялась лишь 29 июня. Да и там не согласованные заранее с руководством вопросы совсем не приветствовались…

Во время обсуждения внесенных правительством поправок в бюджет 2008 года, бюджеты социальных фондов и налоговое законодательство “единороссы” тоже удержались от вопросов. Про инфляцию, про то, насколько “повышение” пенсий и пособий ее компенсирует, и о том, почему второй раз за полгода перекраивается бюджет, спрашивали коммунисты, ЛДПРовцы и “справороссы”.

653173.jpg

В последние месяцы руководители фракции при каждом удобном и неудобном случае повторяют: “Правительство во главе с председателем нашей партии Владимиром Владимировичем Путиным”. И стараются поплотнее обложить своего вождя ватой. Недавно, например, голосовался вопрос о переносе сроков вступления в силу нормы Закона об ОСАГО, касающиеся т.н. “прямого возмещения убытков” (право при небольших ДТП обращаться за деньгами к своему страховщику). В зале заседаний депутаты-“единороссы” говорили о том, что значительная часть вины за срыв обещанного народу мероприятия лежит на правительстве — оно не провело должной подготовительной работы. Решили обратиться к кабинету министров с парламентским запросом. Запрос обычно направляется на имя председателя правительства, и по сути это — депутатский “ай-ай-ай!” исполнительной власти. Но председатель правительства у нас кто? Владимир Путин! И проект парламентского запроса незаметно для посторонних глаз превратился в Обращение (чувствуете разницу?). “Вся острота ушла, оценки бездеятельности правительства нет. Это мягкая такая просьба: а нельзя ли все-таки обратить внимание на то, что должно было быть сделано, но не сделано”, — сокрушался в зале заседаний коммунист Борис Кашин…

Иногда доходит до курьезов. 29 июня на парламентских слушаниях по налоговой политике спикер произнес: “Сейчас в Думе рассматривается пакет законопроектов по совершенствованию налоговой системы, внесенный Правительством РФ под председательством лидера партии. Замечу, что в законопроектах содержатся многие положения, которые предлагала “Единая Россия”, но которые в прошлом не находили поддержки правительства”. Все понятно: вот возглавил правительство “лидер нашей партии”, и жизнь заиграла яркими красками. Нашлось понимание… Но буквально через 5 минут тот же спикер с возмущением рассказывал, как Комитет по бюджету “отказался рассматривать” поправку, вводящую налоговые льготы на ввозимое в страну оборудование. Кто посмел?

Посмел контролируемый “единороссами” комитет, который принимает решения только после согласования с Минфином, представляющим правительство во главе “с лидером нашей партии”… Сам спикер никакого противоречия в своих словах, похоже, не почувствовал.

Еще один пример. На пленарном заседании 2 июля “единоросс” Владимир Мединский возмущался итогами народного IPO полностью контролируемого правительством Внешторгбанка. По его словам, в результате “обмануты оказались 150 тыс. мелких вкладчиков”. “Почему правительство РФ не реагирует на сложившуюся ситуацию?” — вопрошал депутат и требовал запросить Белый дом о том, какие срочные меры будут предприняты для исправления ситуации. Но через несколько часов свое поручение депутат молча, без объяснения причин отозвал. А в кулуарах говорили: “Старшие товарищи указали на политическую ошибку — нельзя “переводить стрелки” на правительство и предъявлять ему столь жесткие требования”.

Топтаться на таком тесном пятачке, каждую минуту рискуя попасть впросак, парламентская партия не может вечно. Пока речь идет о раздаче скромных подарков бюджетникам и пенсионерам, еще ничего. А если осенью действительно дело дойдет до затрагивающих интересы широких слоев населения реформах, на которые нам все время намекают? Или если инфляция совсем сорвется с цепи и люди выйдут на улицы?

ТАИНЫ ДУМСКОГО “ЗВЕРИНЦА”

Партиям “не-власти” удалось провести лишь один закон

Если нарисовать нынешнюю Думу, то получится иллюстрация к детской сказке: огромный угрюмый медведь — “Единая Россия”, а рядом — некрупный, но с серьезным оскалом волк — КПРФ, лисица — ЛДПР и белый робкий зайчик — “Справедливая Россия”...

Как они сосуществуют вместе?

При дележке постов большинству, повинуясь воле Кремля, пришлось отдать 6 кресел председателей комитетов оппозиции — по два на каждую фракцию. Но это подарок “с барского плеча”: чтобы и себя не обидеть, “единороссы” увеличили число комитетов с 30 до 33, и все ключевые, конечно же, забрали себе.

Недавно, общаясь с “медведями” в санатории “Лесные дали”, Владимир Путин посоветовал им “быть инициаторами диалога и дискуссий” с другими партиями, “поддерживать все лучшее из законодательного багажа других парламентских сил”. Но дискутировать большинство предпочитает само с собой, на клубных внедумских площадках. А отличительной чертой этого созыва Думы стали фракционные “круглые столы” — когда собираются единомышленники, созывают по своему вкусу гостей и экспертов и “дискутируют”. Совсем недавно КПРФ в таком режиме обсуждала ЕГЭ, “Справедливая Россия” — нравственное состояние общества, ЛДПР — семейные проблемы...

“Законодательные инициативы других парламентских сил” по-прежнему почти не имеют шансов стать законами. Из почти 300 внесенных в этом созыве “медвежьих” законопроектов уже подписаны президентом и опубликованы 22. Многие из них на самом деле написаны не депутатами, а где-то в недрах Кремля или Белого дома. “СР” может похвастаться одним президентским автографом на своих инициативах, хотя по законотворческой активности она лидирует (внесено более 90 законопроектов, по 2,5 в среднем на каждого члена фракции). Причем этот один поставлен на законе про фонды по изучению исторического наследия бывших президентов РФ...

На счету КПРФ и ЛДПР, чьи депутаты подписались под 26 и 50 проектами соответственно, нет пока ни одной реализованной через законы идеи.

По-прежнему в ходу такие “милые” способы затыкания рта конкурентам, как сокращение времени выступлений от фракций, ограничение числа задаваемых вопросов — “по одному от фракции”, в лучшем случае — по два-три. Никаких проблем — достаточно большинству проголосовать за сворачивание дискуссии в зале заседаний, и все.

Понять “единороссов” можно. Вопросы и выступления оппозиционеров очень часто портят благостную картину, срывая покровы с маленьких и не очень, но стыдных тайн. Например, обсуждаются поправки в бюджет Фонда социального страхования. “На 299,5 млн. рублей увеличиваются расходы на оздоровление детей, что позволит оздоровить около 5 млн. детей”, — говорит глава фонда Сергей Калашников. Вредный коммунист Виктор Коломейцев спрашивает: “Почему в течение 3—4 лет количество оздоравливаемых детей не растет — 5 млн. человек, и все?..” И г-н Калашников отвечает: “Определенная динамика есть. В прошлом году оздоровлению подверглось 5,3 млн. детей, в этом будет 5 млн. — то есть определенное снижение, обусловленное ростом цен”. Вот вам и голая правда, показывающая цену всем громким словам про “повышения” зарплат и пенсий и увеличение расходов на социальные нужды...

Впрочем, с дискуссиями и диалогами неважно не только у депутатов. Премьер Путин при утверждении в Думе 8 мая обещал работать со всеми фракциями, но до сих пор нашел время только на одну встречу — с “единороссами”. А президент Дмитрий Медведев в рамках знакомства с политическими партиями побеседовал с лидерами КПРФ и ЛДПР и двумя представителями “СР” — вице-спикером Александром Бабаковым и лидером фракции Николаем Левичевым. Тот факт, что “справороссы” удостоились двух аудиенций, добавил дров в топку слухов о том, что партия Сергея Миронова может стать “президентской” — в отличие от “премьерской” “Единой России”.

Почему не было официальной встречи Медведева с Грызловым как с лидером фракции, имеющей конституционное большинство? В Думе говорят, что “необходимости в этом нет, спикер регулярно разговаривает с президентом”. Насколько регулярно — если не считать встреч на заседаниях Совета безопасности, — сказать трудно. Может быть, г-ну Медведеву достаточно регулярного общения с хозяином “Единой России” — премьером Путиным...

Наступая на лапы и хвосты, кусая друг друга при первой же возможности, думские политические звери иногда проявляют поразительное единодушие. Просто “сливаются в экстазе”. Последний день сессии как раз явил миру пример такого конструктивного сотрудничества: депутаты всех фракций дружно проголосовали за закон, увеличивающий в 4 раза госфинансирование думских партий — уже с 1 января 2009 года. И обойдется это казне в 957 миллионов рублей.

АНЕКДОТ ДНЯ

Депутаты Государственной думы приняли бюджет Российской Федерации.

За случайный набор цифр.



Партнеры