Аэрофобия лечится видом самолета

Вопреки пассажирским страхам самый надежный лайнер — тот, что с грязным корпусом и “лысыми” шасси

1 августа 2008 в 14:52, просмотров: 1056

“В Турцию? Ни за что! На Канары? Ни под каким видом.

В Таиланд? Да вы что, издеваетесь!” — кипятится моя знакомая. Нет, она вовсе не против заграничных курортов — бедняжка просто тяжело больна. И недуг этот называется аэрофобия.

Странно, но когда полеты по воздуху стали рутиной, человечество вдруг стало бояться летать. На форумах в Интернете мы спрашиваем: а что это за авиакомпания такая? А у нее самолеты старые? Кто летал, поделитесь впечатлениями! А в этом “Ту-154” где лучше сесть?

А где безопаснее?

“Турклуб” выяснил, как можно заразиться аэрофобией и как ее вылечить.

Хочешь долететь — целуй фюзеляж

На сегодня психология четко выделяет два варианта возникновения аэрофобии. Первый — когда человек испугался во время полета, допустим, попав в турбулентность. И второй — когда страх возник в результате длительного стрессового состояния. Хотя все прекрасно понимают, что шансов погибнуть в автокатастрофе гораздо больше, чем разбиться на самолете. Но тем не менее никто не боится ездить на машинах. Почему? Потому что за рулем у нас возникает иллюзия контроля ситуации. А в воздухе ведь невозможно повлиять на развитие событий! Нельзя сказать: “Стоп, машина!” — и пойти пешком. Специалисты советуют этот страх отбросить.

“У некоторых людей почему-то сформировано представление, что все пилоты — камикадзе, летающие на грани фола и испытывающие от этого эйфорию, — говорит Василий Ершов, один из авторитетнейших в стране пилотов-инструкторов. — Давайте сразу расставим точки над “i”. Конечно, летчики имеют особую психологию. Как правило, они не “везут пассажира”, а решают задачу полета. И, обходя грозовой фронт или сажая лайнер в непогоду, экипаж заведомо заботится о бесценных жизнях пассажиров”.

Уверен ли капитан воздушного судна, принимая решение на вылет, что он долетит благополучно? Уверен. Иначе не сел бы за штурвал. Страх того, что ты вверяешь свою жизнь посторонним людям, а они ни за что не отвечают, не оправдан и не обоснован. Ходят, правда, байки, что, мол, пилотам и самим не чужда аэрофобия. “Говорить о том, что пилоты боятся летать, равносильно тому, как если бы о членах сборной по плаванию говорили, что они боятся воды”, — смеется Василий Ершов.

Многие прекрасно осознают свою аэрофобию и все же ничего не могут с собой поделать. У человека, подверженного этой напасти, становится неспокойно на душе с приближением времени вылета. Многокилометровые пробки до аэропорта для него ничто по сравнению с тем, что предстоит испытать потом. На стойке регистрации его выдадут общее нервное раздражение, испарина на лбу, глаза, в которых засело чувство страха.

Не секрет, что у многих, да, может быть, и у вас тоже, есть определенный ритуал посадки в самолет. Кто-то не летает без амулетов, икон или мягких игрушек-оберегов. В аэропорту одного из столичных терминалов очень хорошо знают одного молодого человека, который летает часто и всегда на трапе три раза крестится, затем целует и похлопывает фюзеляж. “Есть один бизнесмен, летающий по долгу службы в США, — говорит стюардесса Полина. — Так вот он не летает без парашюта! При этом он знает, что в экстренной ситуации “катапультироваться” с гражданского борта невозможно. Но ему так спокойнее”.

Бортпроводники рассказали корреспонденту “МК”, как однажды им пришлось на протяжении трех часов полета, сменяя друг друга, сидеть рядом с солидным мужчиной и, держа его за руку, постоянно убеждать в том, что ничего страшного произойти не может, что самолет обязательно долетит до места назначения. Пожалуй, в каждой авиакомпании припомнят не один случай, когда рейс приходилось откладывать из-за того, что человек в самый последний момент передумывал лететь именно из-за страха и, сшибая всех на своем пути, сбегал по трапу обратно на землю.

Почему закоптился самолет?

Первые признаки тревоги у пассажира, которые к моменту посадки могут превратиться в истерию, вызывает внешний вид самолета. Например, облупившаяся краска на фюзеляже. Полезно будет узнать, что она вовсе не сигнализирует о дряхлости авиалайнера. Просто совсем скоро ему предстоит текущий ремонт — ТО, говоря языком автомобилистов. После обслуживания бока лайнера засияют свежей краской.

Закопченный фюзеляж означает, что самолет много и регулярно летает и полет с вами на борту будет одним из череды надежных и безопасных. Сажа появляется при работе реверса тяги на пробеге, когда струи газов специальными приспособлениями направляются не назад, а вперед, оседая на корпусе в виде мельчайших частичек гари. А раз так, то реверс работает надежно, и при приземлении машина затормозит как положено.

Лысые покрышки на шасси лайнера вовсе не говорят об их износе. Авиационная резина отличается тем, что ей не надо зацепляться за бетон, как машинной за асфальт. Чтобы толкать самолет, необходима сила вырывающихся из сопл турбин газов.

Есть и масса других нюансов. Например, не стоит бояться вибрирующего крыла попавшего в зону турбулентности самолета. Крыло конструктивно рассчитано на миллионы колебаний и выдерживает огромные нагрузки.

Капитан, капитан, пощадите!

Василий Ершов попробовал представить полет глазами пассажира: “Добыт билет, позади все перипетии загрузки в самолет. И вот человек остался наедине со своим страхом. Сейчас эти дяди в фуражках, скрывшиеся за таинственной дверью пилотской кабины, будут что-то делать с этой железной коробкой, и она, качаясь и проваливаясь в воздушные ямы, поднимется высоко-высоко над землей, и будет под тобой бездонная пропасть. Будет тоскливое ожидание, когда же кончится эта болтанка, и будет ужас, когда самолет завалится на крыло, и на посадке: почему они не выпускают колеса? Не забыли? И ожидание тупого удара. И наконец покатились: “Слава тебе, господи! Ну и летчик — разве так летают? И трясло, и проваливались, и шасси чуть не забыл выпустить, и о полосу грохнул. Водила...”

Психологи, например, уверены, что аэрофобия — настоящее психическое расстройство. Старший научный сотрудник Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского, кандидат медицинских наук Наталья Шемчук полагает, что человек, хотя бы единожды испытавший чувство страха перед полетом, закрепляет его у себя на подсознательном уровне. Посмотрит, допустим, репортаж об авиакатастрофе, и в голове его осядет стойкое убеждение, что при одном из последующих полетов и он разобьется. Эта мысль не дает покоя, вызывая неприятные физические ощущения и страх. И состояние может только усиливаться. А оказавшись на борту, такой пассажир становится острочувствительным к любым звукам. Перешептывание стюардесс, гудение мотора, вибрация фюзеляжа во время турбулентности — все будет указывать ему на надвигающуюся катастрофу. Последствия подобных страхов спрогнозировать сложно. “Непредсказуемое поведение такого человека на борту может сорвать полет, — говорит кандидат психологических наук Ирина Вороцкая. — Если мы видим у пассажира признаки волнения, то стараемся обязательно уделить ему особое внимание, расспросить, в чем проблема и не нужна ли помощь. Ведь аэрофоба с порога видно. Если человек, поднимаясь на борт, задает вопрос: “А самолет у вас новый, а мы долетим?”, — то ему в полете нужно уделить чуть больше внимания, нежели к остальным. У представителя одной из авиакомпаний Олега Щербакова свой метод психотерапии: “Часто люди сами не заговорят о своем страхе, боясь признаться в слабости, но при этом испытывают огромный дискомфорт, — говорит он. — В некоторых случаях бывает достаточно рассказать пассажиру о каких-то конструктивных особенностях лайнера и параметрах полета, и человек тут же обретет спокойствие”.

Как улететь с легким сердцем

Те, кто не верит в силу доброго человеческого слова, полностью исключают из своей жизни авиаперелеты, пользуясь только авто- и железнодорожным транспортом. Но, может быть, стоит попробовать одолеть страх, засевший внутри вас? “Страх — это условный рефлекс, — говорит психолог и разработчик психотренинга Лада Кашкова. — В нормальной обстановке человек чувствует себя в безопасности, и когда у него развивается фобия, то внутренняя программа под названием “безопасность” начинает давать сбой. Вот ее и надо скорректировать. Испытывая страх, мышцы человека сжимаются, дыхание учащается, перехватывая диафрагму и усиливая чувство тревоги”.

Получается, что аэрофобия рождается в голове, а сосредотачивается где-то в районе груди. Поэтому нужно, едва оказавшись в кресле самолета, расслабиться и дать дышать легким в полную силу. Вообще, способов корректировки аэрофобии примерно столько же, сколько и видов психотренинга. От глубокой дыхательной гимнастики до когнитивно-поведенческой терапии, заставляющей человека в тревожные моменты быстро переключиться на позитивные мысли. “Основная беда всех аэрофобов заключается в получении ими негативной информации, — считает кандидат психологических наук Ирина Вороцкая. — Крушения самолетов происходили во все времена. Но раньше мы не получали столько информации и не были к ней столь восприимчивыми. Многие частенько идут путем наименьшего сопротивления, заливая страх перед полетом алкоголем. Мол, сейчас накачу, засну, и все пройдет само собой. Это скользкий путь самообмана. К тому же алкоголь на всех действует по-разному, у некоторых он, наоборот, повышает тремор и усиливает агрессию”. Иногда отсутствие лишней информации для пассажиров — даже благо. Кто-то сказал: “Если бы люди своими глазами увидели технологию производства колбасы — они бы ее после этого в рот не взяли”. Так же думают иные и про технологию летной работы: узнав все ее подробности — десятой дорогой обходил бы самолет. Что же делать бедному пассажиру? “Верить опыту и мастерству капитана, — убеждает Василий Ершов. — Другого пути, поверьте, нет. Он берется вас доставить до места — и он вас доставит! И себя. Это — смысл его жизни”. Завтра вы с семьей отправляетесь на теплое море. И пока не изобрели другого способа, самолетом все-таки быстрее. Каких-то шесть часов — и вы в другой стране; от таежных комаров и холодного дождя — к зною и пальмам!

ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

Ирина, 38 лет, менеджер:

“По работе мне приходилось много летать в командировки. Однажды я оказалась во Владивостоке. Пытаюсь зарегистрироваться на обратный рейс до Москвы, а мне говорят: “Мест больше нет. Наверное, лишние билеты продали. Ничего поделать не можем…” Других самолетов в ближайшее время не ожидалось, деньги кончились… Я пустила в ход все свои местные связи, и меня все-таки провели на борт. А в качестве бонуса пилоты показали свою кабину. И я увидела, что некоторые приборы обмотаны изолентой. “Ничего себе, — думаю, — техника на грани фантастики!” Через какое-то время я вдруг стала аэрофобкой: сажусь в самолет, а в голову лезут самые ужасные мысли. Может, это было связано с тем случаем? Длилась самолетобоязнь у меня примерно год. Потом сама собой закончилась. Видно, организму надоело постоянное напряжение — командировки-то никто не отменял…”

Петр, 28 лет, фотограф:

“Каждый раз, когда я сажусь в самолет, начинаю представлять себе самый ужасный сценарий развития событий: двигатель там загорается или начинается жуткая турбулентность… Но я нашел способ хоть как-то облегчить себе жизнь: во-первых, я уже наизусть знаю, как правильно сидеть, пристегиваться, где кислородные маски, каким образом зажигается лампочка на спасжилете и в какой стороне запасной выход. От этого немного спокойнее. Во-вторых, в полете я смотрю на ноутбуке комедии или работаю — это меня отвлекает”.



    Партнеры