Фон из Москвы

На нас накатывает вторая волна продаж радиоактивных ягод

27 августа 2008 в 15:28, просмотров: 463

Вот и осень подкралась. На рынках ажиотаж — пора делать заготовки на зиму. Но горожанам, которые хотят запастись компотами-вареньями из лесных ягод, стоит быть начеку. Если отнестись к их покупке беспечно, можно нарваться и на подарок из Чернобыля. Как обезопасить себя? За ответами “МК” отправился к специалистам.

Начнем с радиоактивной черники. Замруководителя службы РАР (радиационно-аварийных работ) МосНПО “Радон” Александр Звездилин говорит, что с начала августа на столичных рынках в этом плане наступило затишье. Отошла привозная черника и появилась местная ягода, которую смело можно есть, но сейчас практически закончилась и она. А вот в июне—июле в “Радон” ежедневно поступало с рынков по 1—2 тревожных сигнала.

Вторая волна радиоактивных ягод обычно начинается в середине сентября, когда появляется клюква.

Как говорят специалисты, единственное место, где москвичи могут смело покупать лесные ягоды, это официальные городские рынки. Там постоянно дежурят сотрудники ветслужбы, проверяя специальной аппаратурой весь поступающий в продажу товар.

— Причем обычный дозиметр в этом деле вам мало что скажет, — говорит г-н Звездилин. — Он показывает только мощность дозы излучения. Но помимо него есть еще удельная активность. Радиационный фон у плодов может быть незначительно выше нормы или вообще нормальным, но при этом удельная активность — превышать допустимый показатель в десятки раз. Если вы съедите такую клюковку один раз, не умрете. Но некоторые радионуклиды имеют свойство накапливаться в организме. Это человеку ни к чему.

По данным службы РАР МосНПО “Радон”, в прошлом году в Москве было выявлено более 930 кг черники, 540 кг клюквы и 5,6 кг сушеных грибов с повышенной удельной активностью. Этим летом (по данным на середину августа) пришлось утилизировать 790 кг черники и 93 кг клюквы. Что касается последней, то вся она была изъята в начале зимы — остатки прошлогоднего урожая. Радиоактивные грибы на московских рынках пока не встречались. Кстати, если говорить о грибах из зараженных районов, то более всего опасны сушеные. Ведь сам гриб (как известно, в нем 90% влаги) съеживается, а количество в нем радионуклидов при этом остается прежним.

Вообще же радиоактивных ягод каждый год в столице выявляется примерно одинаково. В девяностых годах был любопытный скачок, но связан он был с тем, что правительство пересмотрело допустимые нормы удельной активности и рубануло с плеча: опустило их более чем в 10 раз. Но через несколько лет опомнилось (видимо, по подсказке забивших тревогу врачей) и вновь подняло планку.

Однако нам сообщили любопытную деталь: на сегодняшний день Московская область с ними договоры не заключала, и проверяют ли там поступающие на рынки ягоды, им неизвестно.

Знакомые работники рынка поделились с “МК” своими познаниями на счет того, как радиоактивные ягоды попадают к продавцам. На нелегальную перевалочную базу-площадку, которая расположена, к примеру, где-нибудь за городом, приезжает фура с товаром неизвестного происхождения (на ягоды нет никаких документов). Тут ее уже ждут постоянные клиенты — перекупщики. Они разбирают товар более мелкими партиями, даже из любопытства не интересуясь, откуда он. Но прежде чем продавать такую клюкву или чернику полностью, опытная перекупщица сначала берет килограмма два из приобретенной партии и несет на рынок — для пробы. Если работник ветслужбы обнаружит, что с ягодами все в порядке, можно смело привозить на торговлю и остальную часть из этой партии — значит, все ягоды наверняка окажутся безопасными. Ну а если проверка покажет, что ягоды нехорошие, например “фонят”, торговка скажет, что пробные 2—3 килограмма — все, что у нее есть, и попытается реализовать оставшиеся ягоды нелегально — например, у метро или на пригородной станции. Короче, когда продавец говорит специалистам, откуда у него радиоактивная ягода, его слова надо делить надвое.

— Продавцы, у которых находят радиоактивный товар, ведут себя по-разному, — говорит Звездилин. — Бывает, что начинают скандалить, чуть ли не до драки дело доходит. Возмущаются обычно те, кто действительно сам ягоды собирал. Отражать весь этот напор приходится сотрудникам ветслужбы. Наше дело — зафиксировать нарушение и изъять опасный товар. Такая ягода сначала лежит у нас в пункте временного хранения, а затем машина отвозит ее на утилизацию в Сергиев Посад.

Как замечают в НПО “Радон”, чаще всего лесные ягоды с высокой удельной активностью привозят из Брянской, Владимирской и Тамбовской областей, а также из Белоруссии. А как же украинские “дары природы”?

— Я думаю, с Украины в столицу попадает очень маленький процент радиоактивных ягод, — сказал корреспонденту “МК” бывший сотрудник службы ТКДРМ (таможенного контроля за делящимися и радиоактивными материалами) ФТС России. — Дело в том, что на границе у нас существует контроль за незаконным провозом радиоактивных веществ: есть стационарная техника, таможенники, обходящие поезда, имеют с собой переносные приборы. А вот на границе с Белоруссией пунктов пропуска нет, а значит, нет и системы радиационного контроля.

— А когда же ягоды из зараженных районов наконец перестанут быть опасными? — задаю наивный вопрос .

— Ну вот смотрите: у цезия-137 период полураспада около 30 лет. После Чернобыля прошло примерно 20. Значит, через 10 лет излучение у ягод будет только в два раза меньше. Еще через 30 лет — еще в два раза. Но ведь все равно это будет выше нормы. Так что сами понимаете.




Партнеры