Конвертируемая победа

Как ударит по кошельку россиян признание Абхазии и Южной Осетии

1 сентября 2008 в 16:30, просмотров: 415

Пятидневная война между Россией и Грузией завершилась юридическим признанием Абхазии и Южной Осетии. Экономические последствия этой войны население России начнет ощущать уже к началу 2009 года. Пока ничего страшного, но еда подорожает.

Ставка на независимость

“Маленькая победоносная война” является испытанным средством подъема национальной экономики. Проблема в том, чтобы (простите за цинизм!) удачно конвертировать плоды победы в политическое, а значит, и экономическое влияние. Чтобы победу не украли, как это уже не раз бывало в истории Российской империи, да и СССР тоже.

С этой точки зрения власть пока действует жестко, технократично и грамотно. Военную победу удалось быстро закрепить юридически, и международное экономическое влияние России растет. Вот уже Иран объявляет о возобновлении заказа на строительства АЭС в Бушере (проект на $4 млрд. был свернут в 2005 году под давлением США). А Китай, что более существенно, увеличивает закупки российской (не арабской!) нефти и электроэнергии. Эти решения были приняты на заседании глав государств Шанхайской организации сотрудничества 27—28 августа.

С другой стороны, ссора с Западом очевидна. Как известно, из США и Европы грозились экономическими санкциями против России. В частности, 28 августа министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер заявил, что “лидеры стран Европейского союза на встрече 1 сентября рассмотрят возможность введения санкций против России”. Но 29 августа агентство Reuters распространило “молнию”. Со ссылкой на неназванного “высокопоставленного французского дипломата” заявлено: “Лидеры Европейского союза не будут вводить санкции против России на встрече 1 сентября, посвященной конфликту между РФ и Грузией. Время для принятия санкций определенно не пришло”. В таких случаях принято спрашивать: “А был ли мальчик?”

Если он все же был (на момент сдачи номера результат заседания глав ЕС неизвестен. — “ЭВ”), то из экономических мер России реально грозит лишь замораживание проектов газопроводов “Северный поток” и “Южный поток”. Кроме того, европейцы наверняка выскажутся за ускоренную реализацию проекта Nabucco — трубопровода, по которому каспийские углеводороды могут транспортироваться в Европу в обход России. Вот только неизвестно, когда начнется реальное строительство Nabucco: Туркменистан, где этот трубопровод начинается, оказался для ЕС партнером еще более неуступчивым и неприятным, чем Россия.

Пока Nabucco существует лишь на бумаге, а строительство обоих российских “потоков” идет полным ходом. А в ЕС продолжают экономить топливо и создавать стратегические запасы на случай дальнейших осложнений с Россией. Минэкономики Германии заявило, что оно “проводит консультации с компаниями, чтобы понять, нужны ли какие-то нововведения для управления в кризисной ситуации”.

Видимо, Европа без импорта российских энергоносителей в обозримое время (5—10 лет) обойтись не сможет. Да и без экспорта потребительских товаров в Россию, наверное, тоже. А раз так, то и санкции, скорее всего, будут символическими.

Что же касается США, то символическими были не санкции, а отмена санкций. 27 августа президент США Джордж Буш отозвал из конгресса законопроект об отмене для России поправки Джексона-Вэника. Эта поправка была введена в 1974 году в качестве давления на Советский Союз, который препятствовал эмиграции евреев. Все, кто хотел, уже уехали из нашей страны, а некоторые уже вернулись, но поправка работает. Введенные поправкой запретительные пошлины на импорт из России в США фактически не позволяли российским компаниям экспортировать что-либо на американский рынок. Например, наши металлурги теряли из-за этого $1,5 млрд. экспортной выручки ежегодно. Все это время в обратную сторону — для импорта из США в Россию — путь был открыт. Импортировались в основном потребительские товары — от автомобилей Ford до пресловутых “ножек Буша”.

Когда 8 марта 2006 года конгресс США отменил действие поправки Джексона-Вэника для Украины, ситуация в торговых отношениях между Россией и США стала просто скандальной. В декабре 2006 года Джордж Буш прилетал в Москву для согласования с Владимиром Путиным последних деталей соглашения с США о вступлении России в ВТО. В частности, речь шла и об отмене дискриминационной поправки. В конце декабря 2006 года Джордж Буш внес в конгресс соответствующий законопроект. Но за без малого два года рассмотреть его конгресс не успел.

ВТОричные последствия

Таким образом, США и НЕ ОТМЕНЯЛИ экономические санкции против России, а только якобы СОБИРАЛИСЬ ОТМЕНИТЬ. Теперь — не собираются. Ни об отмене дискриминационной поправки, ни о вступлении России в ВТО речь больше не идет.

И последнее — более существенно. 25 августа на заседании правительства премьер-министр РФ Владимир Путин заявил: “Надо внести ясность в вопрос присоединения России к ВТО. Наша экономика, отдельные ее отрасли и прежде всего сельское хозяйство несут достаточно большую нагрузку. Почти никаких плюсов мы не видим и не чувствуем”. На что ответственный за переговоры с ВТО первый вице-премьер Игорь Шувалов ответил: “До конца 2008 года к ВТО Россия не присоединится”. И добавил: “Россия уведомит ряд своих партнеров по ВТО о выходе из соглашений, противоречащих ее интересам”.

От срыва вступления в ВТО пострадают не только металлурги, которые могли бы рассчитывать на активизацию экспорта. К сожалению, в России до сих пор соотношение между импортным и отечественным продовольствием составляет 60/40 в пользу импорта.

Меж тем на днях в интервью агентству CNN премьер-министр РФ Владимир Путин заявил: “В июле и августе текущего года наши санитарные службы проводили проверку американских предприятий, поставляющих на наш рынок мясо птицы. Это была выборочная проверка. В ходе проверки установлено, что 19 предприятий проигнорировали замечания наших специалистов, сделанные еще в прошлом, 2007 году. Эти 19 предприятий будут исключены из списка экспортеров мяса птицы в РФ. И 29 предприятиям будет сделано предупреждение о том, что они в ближайшее время должны исправить ситуацию”.

Премьер-министр уточнил, что “речь идет об избыточном наличии в их продукции некоторых веществ, которые у нас находятся под определенным контролем. Это чрезмерное количество антибиотиков. По-моему, там еще какие-то вещества, типа мышьяка”. Правда, Владимир Путин добавил, что речь не идет об ответных экономических санкциях против США. “Мне бы очень не хотелось, чтобы все свалили в одну кучу — и проблемы конфликтных ситуаций, политику, экономику, мясо. Все имеет свое собственное измерение, и одно с другим не связано”, — заявил Владимир Путин.

Как известно, мышьяк или что-то другое в прибалтийских шпротах, грузинском боржоми (запрещенных, кстати, в Евросоюзе кроме Прибалтики) или американских окорочках “наши санитарные специалисты” всегда находят очень вовремя. “Ножки Буша” поставляются в Россию уже 18 лет. Видимо, все это время население травили мышьяком, а правительство этого в упор не замечало. Хорошо, что теперь заметило.

На самом деле дело в другом: с мышьяком или без, но себестоимость американской курятины в 4 (!) раза ниже себестоимости аналогичной продукции от отечественного производителя. После путешествия через океан она становится дешевле вдвое. Первый вице-премьер Виктор Зубков уже заявил о новых субсидиях сельскому хозяйству в размере 21 млрд. руб. в год, закладываемых в проект бюджета. Причем часть этих субсидий пойдет на поддержание птицеводства в стране. Однако преодолеть разрыв в себестоимости быстро не получится. Еда подорожает. И это станет единственным, но очень неприятным последствием санкций, которое ощутит население.

Впрочем, санкции могут российской экономике даже неожиданно помочь. 27 августа газета Washington Post опубликовала статью, где призывает активно преследовать коррумпированных российских чиновников. В статье, в частности, говорится: “Повестки о вызове в суд, обвинительные заключения, конфискация имущества, судебные постановления и ограничения въезда станут ударом по тому месту, которое чувствуют даже самые черствые агрессоры, — прямо по карману с деньгами”. Авторами публикации являются адвокаты, видимо, желающие предложить свои услуги. Однако помощь из-за океана в борьбе с российскими коррупционерами отечественной экономике явно не помешает. Глядишь, после реальных мер против парочки высокопоставленных коррупционеров и себестоимость продуктов питания в стране снизится.

Камень на шее

Кроме внешних последствий войны и победы российской экономике грозят еще и внутренние. И если в сфере международного экономического сотрудничества плюсы пока явно перевешивают минусы, то внутри России все далеко не так гладко. Грубо говоря, новые независимые государства — это камень на шее. Даже два.

На восстановление Южной Осетии уже выделено 10 млрд. руб. из российского бюджета. И это только начало. Ведь, чтобы удержать завоеванное, Россия должна обеспечить жителям новых независимых государств уровень жизни по крайней мере выше, чем в Грузии. А для этого недостаточно только отстроить Цхинвал или, например, полностью отменить все налоги на продажу абхазских мандаринов.

Потребуются масштабные инвестиции, которых трехлетний бюджет РФ на 2008—2010 годы, к сожалению, не предусматривает. Проблемы проявятся примерно к концу года, когда у жителей новых независимых государств появится ежегодные зимние проблемы с топливом и электроэнергией. Только на сей раз они будут усугублены последствиями войны и желанием получить очередную компенсацию за счет России.

Первые признаки уже налицо. Ровно через три дня после признания независимости — 29 августа — председатель парламента Южной Осетии Знаур Гасиев заявил: “Южная Осетия войдет в состав России, и это может произойти в ближайшие несколько лет”. В тот же день Абхазия заняла другую позицию. “Абхазия не собирается входить в состав России, — уточнил министр иностранных дел республики Сергей Шамба, комментируя заявление Знаура Гасиева. — Абхазия нуждается в гарантии защиты со стороны России и в совместных экономических проектах, которые были бы выгодны обеим сторонам”, — добавил министр иностранных дел нового независимого государства.

Приходится опять быть циничными, но там, где экономики вообще нет и практически никогда не было — в Южной Осетии, — активно стремятся в состав России. А там, где экономика все-таки есть — в Абхазии, — предпочитают быть независимыми, но чтоб Россия “взаимовыгодно” кормила.

В дальнейшем проблемы будут только усугубляться. Чтобы новые государства перестали быть реципиентами российского бюджета, потребуются средства не только чтобы пережить зиму, но и на восстановление и развитие их экономик. Кроме России взять их правительствам новых государств негде, поскольку внутренние источники очень слабы. Как российское правительство будет применять свой обычный технократический подход в этой ситуации, не усугубляя проблем, например, с инфляцией в РФ, пока не ясно.

И последняя внутренняя российская проблема — это бегство иностранных капиталов с отечественного фондового рынка. С начала года индекс РТС упал на 38% во многом под влиянием политического фактора. Ситуация выглядит ужасной, но не является таковой. Ушел спекулятивный капитал, который имеет обыкновение быстро притекать и быстро возвращаться. За то же время (с начала 2008 года) количество банков с иностранным (западным!) участием в первой тридцатке крупнейших российских банков удвоилось (с 3 до 6). Это означает, что долгосрочный капитал Россию не игнорирует, несмотря на все конфликты.

Об этом же говорит и позиция крупнейших рейтинговых агентств. “Суверенный кредитный рейтинг России, установленный международным рейтинговым агентством Moody’s, не пострадает в результате военного конфликта в Грузии”, — заявил 27 августа аналитик агентства Moody’s Джонатан Шиффер.

Днем раньше глава московского представительства Standard & Poor`s Алексей Новиков заявил: “В среднесрочной и долгосрочной перспективе аналитики рейтингового агентства Standard & Poor`s могут принять решение об изменении кредитного рейтинга России”. А эксперты агентства Fitch были нейтральны: “Напряженность в отношениях с Западом из-за признания независимости Южной Осетии и Абхазии в настоящее время не угрожает суверенному рейтингу РФ, однако эскалация конфликта может привести к ухудшению имиджа РФ в глазах иностранных инвесторов”.

Может, но, вероятно, не приведет. Если, конечно, Россия будет действовать так же жестко и с долей здорового экономического цинизма, как действовала до сих пор.



Партнеры