“МК” узнал тайны следственного

Анатолий Багмет: “Большинство преступлений в Москве, в том числе и особо тяжкие, совершают приезжие”

7 сентября 2008 в 15:44, просмотров: 441

Следственному комитету при Прокуратуре Российской Федерации исполнился год. В число наиболее эффективно работающих управлений СКП входит наше — московское. В мае его возглавил новый руководитель — Анатолий Багмет. В эксклюзивном интервью “МК” он рассказал о том, что собой представляет в криминальном плане столица, как раскрываются громкие преступления, как идет борьба со скинхедами и коррупционерами.

— Анатолий Михайлович, скажите, можно ли Москву назвать криминальной столицей России?

— Криминогенная обстановка в городе остается очень сложной. Это данность мегаполиса. Хотя есть тенденция к снижению особо тяжких преступлений. Раскрываемость убийств в столице составила 82,6% — это самый высокий уровень раскрываемости за последнее десятилетие. Не могу не сказать, что такие результаты были бы невозможны без тесного взаимодействия с оперативными службами ГУВД Москвы и прокуратурой. Работа по особо тяжким преступлениям у нас на особом контроле. Не без гордости могу отметить, что именно наши следователи раскрыли ряд резонансных преступлений прошлых лет, хотя многие считали, что это безнадежно. Здесь Москва — тоже один из лидеров по раскрываемости.

— Сейчас много говорят о молодежном экстремизме, скинхедах…

— В аппарате управления у нас есть отдел по расследованию особо важных дел (бандитизма и убийств), который возглавляет замечательный специалист Ирина Кырчанова. Именно этот отдел занимался “громкими делами” о преступлениях, совершенных по мотивам национал-экстремизма. Им направлено в суд дело группы Рыно-Скачевского, совершавшего убийства на национальной почве. Сейчас наши следователи расследуют дело аналогичной группы, на счету которой 23 убийства и другие преступления. Но подробно говорить об этом пока рано, поскольку расследование продолжается. И мы ищем не только исполнителей, но и организаторов этих акций. И это самая главная задача.

Уже направлено в Мосгорсуд уголовное дело по обвинению Калиниченко и 12 несовершеннолетних подростков в совершении 9 убийств и покушений на убийства лиц неславянских национальностей на территории Москвы в августе-октябре 2007 года.

Задержан и подозреваемый в убийстве члена антифашистского движения Крылова, совершенном в этом году на Маросейке. Об этом преступлении очень много писали и говорили. Сейчас задержанный проверяется на причастность к другим преступлениям в Москве и области.

— Другая “модная” тема — коррупция. Чего-то удалось добиться или это явление непобедимо?

— А вот на этом специализируется второй отдел по расследованию особо важных дел, который входит в структуру аппарата нашего управления. И за этот год нашим следователям удалось достичь значительных результатов.

— Только говорят о них почему-то очень мало…

— Это очень тонкая работа, которая требует конфиденциальности. Ведь противная сторона никогда не спит. И здесь нужно быть очень внимательным и осторожным.

Коррупционер обязательно должен понести наказание. Почему мы должны входить в его положение, если он ссылается на маленькую зарплату и иные причины? Коррупционер опасен, он подрывает авторитет государства и власти, доверие граждан. Если начальник милиции берет взятку — куда дальше идти простому человеку? К кому обращаться за помощью?

У нас в этом плане очень хорошее взаимопонимание с УФСБ по Москве и с ГУВД. Недавно этому вопросу была посвящена коллегия нашего управления — каждое сообщение должно проверяться, и по нему надо принимать решение. И это не должна быть кампанейщина, о чем мы постоянно напоминаем следователям.

Вот, например, завершено расследование по уголовному делу в отношении полковника милиции Гриднева. Будучи начальником 5-го отдела оперативного управления ГУВД Москвы, он вымогал взятку в размере 900 тыс. рублей за возвращение изъятых документов и прекращение проверки.

Расследуется дело в отношении сотрудников Департамента уголовного розыска МВД РФ подполковников милиции Огородова и Агашкова. Исходя из материалов дела, сумма взятки за прекращение проверки другим подразделением составила 405 тыс. евро.

А отдел Следственного управления по Центральному округу Москвы расследует дело о взятке, которую вымогал начальник Таганского ОВД и его заместитель.

— Если вспоминать старые дела, то недавно вами было возобновлено дело по обрушению Басманного рынка. Уже есть какие-то результаты?

— Сейчас проводится дополнительное экспертное исследование. Мы пытаемся установить истинную причину трагедии. Вы знаете, что по делу уже был задержанный, но после расследования его освободили. Наша задача — установить, какие должностные лица ответственны за трагедию. Пока говорить о завершении дела рано. Ждем результатов экспертизы.

— Есть ли нарекания в адрес следователей управления? Пришлось ли вам с кем-то расстаться за этот год?

— Мы очень внимательно проверяем жалобы на следователей. Для этого существует служба собственной безопасности. Но о взятках ко мне пока никаких жалоб не поступало. И таких фактов я не знаю. Но любое сообщение мы тщательно рассматриваем и проводим служебное расследование.

— Существуют ли, на ваш взгляд, пробелы в законодательстве, которые мешают вам работать? Что нужно изменить?

— На мой взгляд, сейчас необходимо обратиться к вопросу уголовной ответственности спецсубъектов. Никто не говорит о возвращении к 37-му году. Никто не собирается просто так арестовывать человека. Но зачастую люди, наделенные дополнительной защитой, просто прячутся за нее.

Недавно мы задержали одного из московских адвокатов при передаче взятки. Он пытался получить у эксперта нужное ему решение по арбитражному делу. А согласие суда на его арест до сих пор не можем получить, хотя прошло больше месяца. Он не является в суд. В подобных делах очень часто бывает, что человек начинает хандрить, заболевать, берет больничный и никак не может появиться на заседании. В этом плане нам нужно больше полномочий. Но ответственность, соответственно, мы тоже готовы нести.

— Вы приступили к обязанностям руководителя московского управления только в мае. А до этого работали в Челябинске. Есть отличие в работе?

— Повторюсь, что Москва — мегаполис. В том числе и по количеству преступлений. Только в метро постоянно бывают миллионы людей.

Многие в городе живут без регистрации, и мы даже не догадываемся, сколько людей постоянно находится в столице. Не секрет, что большинство преступлений в Москве, в том числе и особо тяжкие, совершают приезжие. Совершили и уехали. Их очень сложно раскрывать даже таким профессиональным оперативным службам, как МУР. В этом и есть специфика региона. Но тем не менее даже здесь у нас очень хорошие результаты.

Достаточно вспомнить недавние нападения на инкассаторов. Мы задержали две банды. Одна из них совершила преступление в Юго-Восточном округе столицы. Тогда в результате нападения погиб один инкассатор. В этой банде были работники милиции. Все они изобличены. Бандиты так тщательно готовили преступление, что даже поставили на случай неудачного отхода радиоуправляемые взрывные устройства, начиненные поражающими элементами. Могли пострадать совершенно невинные люди.

Наши следователи и оперативники работали на раскрытии этого преступления без выходных. Банку удалось возместить ущерб.

Второе преступление — совсем недавнее — было совершено на Ленинском проспекте гастролерами из Чечни. Там тоже орудовала группа. Все ее члены задержаны, доказательства собраны. Преступление было очень дерзким, злоумышленники готовы были убить кого угодно и стреляли в водителя, не остановившего машину, когда они хотели скрыться. Скоро они все предстанут перед судом.

— А чего бы вам хотелось в работе?

— Мне бы хотелось, чтобы наши сограждане обращались в правоохранительные органы, а работники выслушивали их и помогали. Нам надо чаще становиться на место потерпевшего. Но при этом очень бы хотелось, чтобы и люди не давали соблазна взяточникам. С этим злом надо бороться открыто и вместе. Тогда и жить будет более комфортно.



Партнеры