Ученический некомплект

Чем обернется кампания по закрытию сельских школ?

17 сентября 2008 в 16:23, просмотров: 1260

Выцветшая от времени классная доска, разномастные стулья и учитель, преподающий сразу все предметы, — такова сельская малокомплектная школа. Каждый день в нее приходят всего несколько ребят: два ученика — в первый класс, три — в пятый… Одна такая “малокомплектка” обходится муниципальному бюджету почти так же дорого, как полноценный образовательный центр, — вот только качество обучения здесь значительно ниже. Минобрнауки предложило регионам простое на первый взгляд решение: “мини–альмы” упразднить, а учеников из нескольких сел собрать в одной полноценной школе. Все вроде просто, только чем обернется такая оптимизация — большой вопрос.

Идея “укрупнить” малокомплектные школы принадлежит министру образования и науки РФ Андрею Фурсенко. Главный аргумент — дороговизна таких учебных заведений для муниципального бюджета. Оно и понятно: после введения подушевого финансирования региональные власти снабжают школы по некой минимальной планке. К примеру, зарплата учителя зависит от количества учеников, но считается, что учеников в классе должно быть не менее двадцати. Преподавателю платят за двадцать обученных ребят, а на деле их — пятеро. Власти за “мертвые души” переплачивать не хотят.

Еще один немаловажный фактор для закрытия микрошкол — уровень знаний. Не может школьник хорошо усвоить физику, если эту физику у него преподавал физрук. Аналитики уверены: будь на селе полегче с педагогическими кадрами, малокомплектные школы, возможно, и не стали бы “раскулачивать”. Но… старая мебель, ветхие учебники, два учителя и классы из 5—6 учеников — картина, увы, печальная. Только вот подавляющее большинство простых жителей уверены: там, где будут закрываться школы, постепенно умрут и сами села.

На уроки — через кладбище

…Окна небольшого аккуратного здания Инжавинской средней школы №3, кажется, темнеют с каждым днем — народу в единственной альма-матер микрорайона все меньше и меньше. Первое сентября состоялось только для первоклашек — юных учеников пришло примерно с дюжину, весь этот год только они и будут здесь учиться. Скоро “трешку”, как кличут ее местные, совсем ликвидируют — собственно, это уже давно бы случилось, если бы не протест жителей микрорайона.

— Мы боремся с властями вот уже год! — рассказывает одна из активисток протеста Светлана Скобеева. — Еще немного, и нашу единственную школу переоборудуют в какой-нибудь развлекательный центр!

Еще в прошлом году среди жителей Инжавинского района Тамбовской области пронесся слух: закрывают школу. Количество детей в каждом классе не превышало 15 человек, параллельных классов нет — официально школу можно признать малокомплектной. Однако по сельским меркам образовательное учреждение №3 — даже “густонаселенное”. Тем более что здание школы регулярно ремонтировалось, в классах стояла неплохая мебель. Закрытие самого, пожалуй, процветающего объекта микрорайона вызвало у жителей настоящий шок.

— Куда мы только не писали! Обращались в Министерство образования, даже президенту письмо отправили. И нас услышали — школу оставили основной. Но, как выяснилось, ненадолго. Уже через месяц вышло новое постановление о закрытии “трешки”, — грустно вздыхает жительница микрорайона в Тамбовской области.

Учеников распределили по двум учебным заведениям, до обоих — 40—45 минут ходьбы через кладбище или лес. Общественный транспорт по этим маршрутам не ходит. Вообще безопасность детей, каждый день преодолевающих дальний путь от дома до новой школы, — главный камень преткновения всей кампании по укрупнению сельских школ.

— Мы были в ужасе, когда думали, что ребятам придется идти через эти опасные участки. Слава богу, хоть здесь нам пошли навстречу! — восклицает Светлана Скобеева.

Сейчас детей возят на специальных автобусах — относительная безопасность юных жителей Тамбовской области несколько успокоила родителей. Однако инжавинцы больше всего горюют о двух вещах — работе и культуре. Альма-матер была единственным социальным центром района. Все сельские мероприятия проводились здесь. А сейчас, по мнению жителей, вся общественная жизнь просто уйдет — ведь заняться в небольшом населенном пункте и так нечем.

…С закрытием “трешки” работу потеряли практически все учителя. Формально им готовы предоставить места в одной из школ. Но, как утверждают сами инжавинцы, такое трудоустройство — сплошная фикция.

— Им не дают положенных часов работы, сейчас они зарабатывают еще меньше, чем получали на старом месте!

С закрытием малокомплектных образовательных учреждений учителя теряют рабочие места — это еще одна проблема новой системы. Решать ее, как утверждают эксперты, можно только методом проб и ошибок, то есть каждый случай муниципальные власти должны рассматривать индивидуально.

— Вообще–то вся эта тенденция — полное безобразие! — заверил “МК” заместитель председателя Комитета ГД по образованию Олег Смолин. — Это настоящая угроза национальной безопасности. В чем она выражается? Во-первых, безопасность детей. Ведь не в каждое село заезжает школьный автобус! Во-вторых: что будет с селами, где закрываются школы? Ведь очень часто населенный пункт держится именно за счет местной альма-матер, это ни для кого не секрет! И наконец, куда пойдут работать преподаватели закрытых школ?

Смена статуса — выход?

Так уж получилось, что степень фанатизма в вопросах укрупнения “малокомплекток” варьируется от региона к региону — если на юге России их все больше закрывают, то на севере муниципальные власти прибегают к более мягким мерам — смене статуса.

“Ни одной малокомплектной школы в Ленинградской области закрыто не будет”, — заявил еще в 2006 году губернатор Валерий Сердюков. Хотя от кампании по укрупнению убыточных сельских школ регион не отказался, “малокомплектки” действительно не закрывают. В другие школы переводят только определенные классы — как правило, старшие. Собственно, как признают эксперты, весь сыр-бор и начался из-за катастрофической пустоты в средних и особенно в старших классах. Ведь нынешние десяти–одиннадцатиклассники рождались как раз в период демографического спада.

— Относительно тех школ, где учеников действительно мало, мы принимаем решение, какие классы перевести в более крупные альма-матер, — поведала “МК” начальник отдела общего и дополнительного образования Комитета по образованию Ленинградской области Анна Шаповалова, — и тогда уже меняем статус: например, из среднего учебное заведение становится начальным.

…Шархинская начальная школа, что в Ленобласти, еще полтора года назад была средней. Сейчас здесь учатся ребята с первого по четвертый класс — в каждой школьной комнате гранит науки грызут всего с десяток ребят. Конечно, как признается директор школы Вера Лукина, когда среднюю и старшую школу перевели учиться в другой район, недовольства были. Зато теперь администрации не приходится совмещать уроки, например, шестиклассников и третьеклассников. А ведь так из-за нехватки учителей и работают малокомплектные школы.

Три учителя на шестерых

Ирина Плигина, директор школы в селе Казанское Павлово-Посадского района Московской области, наоборот, утверждает, что ей педагогов вполне хватает — еще бы: три учителя на шесть учеников! Больше ребятни в сельской школе нет — две девочки и четыре мальчика составляют стройные ряды первого и второго классов школы.

Учебному заведению в селе Казанское исполнилось 120 лет — здание признано исторически ценным. По этой ли причине школу не закрыли, а придали статус начальной — уже неважно. Главное, что у преподавателей, по заверению Ирины Викторовны, есть возможность дать детям качественное начальное образование.

После окончания четвертого класса ребятам придется ездить в соседнее село, а пока шесть учеников полуторавековой школы купаются во внимании всего небольшого коллектива преподавателей.

Как заверили “МК” в управлении образования Павлово-Посадского района Московской области, Казанская школа закрыта ни в коем случае не будет — Московская область вообще не сторонник революционных мер.

Проблема малокомплектных школ в каждом регионе носит свой оттенок: где-то дело доходит до суда с местной администрацией, а где-то расформированию радуется даже руководство упраздненных учебных заведений.

— Первое, что надо учесть, — уверен ректор института образовательной политики Александр Адамский, — никакой официальной программы по закрытию малокомплектных школ на федеральном уровне не утверждалось! То есть что делать с “мини-альмами”, в любом случае решают муниципальные власти. И если действовать гибко, не закрывая все подряд школы, а кое-где обходиться сменой статуса, то нововведение имеет смысл.

Однако, по мнению Адамского, уплотнения в любом случае должна избежать начальная школа. Все-таки малышам лучше учиться рядом с домом.



Партнеры