Назад, в 90-е

Может вернуть нашу жизнь нынешний кризис

18 сентября 2008 в 19:28, просмотров: 892

Заверения наших финансовых властей о том, что кризис ликвидности и доверия в финансовом секторе российской экономики не сможет оказать влияния на жизнь обычных россиян, могут оказаться “сладкой ложью”, которую нам преподносят вместо “горькой правды”.

“Для простых россиян ситуация практически не меняется, самым большим риском остается инфляция, которая выросла, но уже снижается”, — заявил вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин в телеэфире. В выступлении министра финансов умиляет формулировка “простые россияне”, к которым он себя явно не относит. Судя по всему, “простым россиянином”, наверное, он считает человека, который не имеет за душой ничего, не берет кредиты, не имеет постоянного дохода, не участвует, в конце концов, в “народных” IPO, покупая ценные бумаги акционируемых госкомпаний. В общем, идеально под такой портрет “простого россиянина” подходит какой-нибудь бомж. Впрочем, последствия для весьма и весьма впечатляющего количества наших сограждан все же будут. А для многих они уже наступили. Дело даже не в миллионах клиентов ПИФов и сотнях тысяч людей, по большей части пенсионеров, вложивших все в акции ВТБ и “Роснефти”. Хотя и их, между прочим, вполне достаточно для социального взрыва. Дело в том, что население страны практически все привыкло к западной схеме “жизни в кредит” и сделало ее своим образом жизни. А с этой привычкой брать что хочется скоро, похоже, придется расставаться. Упадут продажи дорогой бытовой техники, автомобилей, сократится количество россиян, выезжающих на отдых за рубеж.

Эксперты рынка недвижимости расходятся в оценке того, упадут ли цены на жилье в результате кризиса или нет. Но, идут споры, они уже падают. Достаточно большая часть не самого бедного населения, делавшая бизнес на купле-продаже квартир в “инвестиционных” целях, уже кинулась продавать свои “инвестиции” по ценам ниже, чем сейчас предлагают застройщики. Честно говоря, жалеть их как-то не хочется, поскольку благодаря и их усилиям в немалой степени был надут “пузырь” на рынке недвижимости. К тому же какую-то прибыль они все равно получат. Особенно те, кто спохватился первым. А вот ипотека точно подорожает. Вторичка может вырасти до конца этого года на 0,8—1,5% годовых. А первичка поднимется еще больше из-за того, что самим девелоперам придется привлекать средства для реализации своих проектов на гораздо более невыгодных условиях. 60 млрд. рублей, выделяемых АИЖК для рефинансирования ипотечных кредитов коммерческих банков, ситуацию не спасут.

Несколько дней назад “МК” писал, что оснований для паники пока нет. Их и не было до тех пор, пока на фоне кризиса фондового рынка не появилась вторая составляющая — кризис доверия в банковской системе. Сейчас, хотя есть еще и определенный запас прочности и кричать: “Все пропало” — пока не стоит, мы все-таки продвинулись ближе к тому краю, за которым начинается пропасть. Правительство и ЦБ предложили свой набор мер по нормализации ситуации, но в лучшем случае они лишь погасят нынешний пожар. Происходящее сейчас — это расхлебывание последствий той финансовой политики, которая считалась единственно верной в течение последних 8 лет. Автором и проводником которой является Алексей Кудрин, успокаивающий сейчас население.

Именно благодаря ей деньги в нашей экономике замораживались, а российские компании были вынуждены брать кредиты у иностранных банков. Брали дешево и на короткие сроки, а давали на длинные и дороже. Надо возвращать, а нечем. Возвращать в валюте. Государство не может их бросить без помощи, поскольку это вызовет их дефолт, а тогда государству придется возвращать триллионы рублей с банковских депозитов своим же гражданам. Значит, будет расходовать золотовалютные резервы. Кстати, немногим более чем за месяц ЗВР РФ уже снизились на 37,2 млрд. долларов, или на 6,6% от всего объема. При внешних долгах, составляющих сейчас около 400 млрд. долларов, хваленая подушка безопасности растает как дым.

И тогда даже самый маленький кризис угробит всю нашу экономическую систему и вернет нашу жизнь в лучшем случае к началу 90-х.





Партнеры