Пять задач от Медведева

Главком дал военным новые указания

28 сентября 2008 в 18:29, просмотров: 1744

На полигоне Донгуз под Оренбургом в пятницу перед Дмитрием Медведевым разыграли войну. Грохотали “Ураганы”, “Грады” и “Тунгуски”, самолеты атаковали “заднюю полусферу” противника, противник прорывался на танках, но был взят в огневой мешок и побежден. Но все это была условная война, с условным противником и условными ранеными. Главный вывод, к которому пришел президент после учений, — “война может вспыхнуть внезапно и происходить абсолютно реально”, а из 1491 военнослужащего после операции по принуждению Грузии к миру часть была награждена посмертно. Поэтому Медведев поставил военным новые стратегические задачи.

Встреча с командующими военных округов, где он ставил эти задачи, проходила в палатке, которая хоть и была прикрыта маскировочной сеткой снаружи, внутри чем-то даже напоминала кремлевские кабинеты: мебель была вовсе не походная, а под потолком висели настоящие тяжелые люстры. Видимо, в такой особенной обстановке и полагалось делать государственные заявления.

Для начала президент обратил особое внимание на то, что оперативно-стратегическое учение “Центр-2008”, которое только что завершилось, проводилось в рамках стратегических учений “Стабильность-2008”. “Стабильность — это то, к чему стремится наше государство, то, что мы обязаны отстаивать в самых разных ситуациях, если потребуется, — и с использованием военной силы”, — подчеркнул он. Именно такую силу ради стабильности, по мнению Медведева, и пришлось применять для “отражения агрессии, развязанной грузинским режимом” недавно.

Сейчас же, по мнению Медведева, особенно важно реалистично оценивать военно-политическую обстановку в мире и четко понимать потенциальные угрозы. “Локальные, тлеющие конфликты, которые иногда именуют даже замороженными, могут превратиться в настоящий военный пожар”, — заметил президент.

Поэтому он напомнил, что недавно утвердил уточненные параметры боевого состава Вооруженных сил России до 2020 года. К этому же времени, по мнению Верховного главнокомандующего, “должно быть обеспечено гарантированное решение ядерного сдерживания в различных военно-политических условиях”, а также “комплексное оснащение формирований новыми образцами вооружений и средствами разведки”. “Мы должны, кроме того, добиться превосходства в воздухе, в нанесении высокоточных ударов по наземным и морским целям, а также в оперативной переброске войск”, — заявил Медведев. Поэтому запланировано и серийное строительство боевых кораблей, в первую очередь атомных подводных крейсеров с крылатыми ракетами и многоцелевых подлодок, и создание системы воздушно-космической обороны.

Как в свое время он выделил четыре “и” для социально-экономического развития государства, так и теперь Медведев заявил о пяти факторах для эффективного решения боевых задач. Во-первых, необходимо совершенствовать организационно-штатную структуру и систему базирования войск. “Если говорить просто и прямо, все боевые соединения, воинские части должны быть переведены в категорию постоянной готовности”, — пояснил Медведев.

Кроме этого, должна повышаться эффективность системы управления Вооруженными силами, а также совершенствоваться система подготовки кадров, военного образования и воинской науки. “Разумеется, нужна армия, которая оснащена самым современным оружием. Этому вопросу мы будем уделять первостепенное внимание, — обозначил президент четвертый пункт. — Особое значение здесь будут иметь принципиально новые, высокотехнологичные образцы вооружений”. Пятым фактором глава государства назвал “социальное самочувствие Вооруженных сил”, то есть денежное содержание, условия быта и тому подобное.

На последнем пункте глава государства остановился особо. Накануне в Вилючинске он обещал подводникам, что у военных не будет проблем ни с жильем, ни с денежным довольствием. И теперь он подчеркнул: “Структура денежного довольствия должна быть такой, чтобы стимулировать конкретного военнослужащего добросовестно выполнять должностные обязанности, повышать свой профессиональный уровень”. Именно такая структура будет внедряться со следующего года при сохранении нынешних дополнительных выплат военным.

Решение жилищной проблемы он обозначил цифрами: по проектам госбюджета на 2009 и 2010—2011 годы Минобороны планирует на решение жилищных вопросов выделить 135 миллионов 800 тысяч рублей. “Это большие деньги, что позволит осуществить строительство более 67 тысяч квартир”, — пояснил Медведев. Плюс не менее 22 тысяч военнослужащих до конца 2010 года планируется “обеспечить жильем для реализации государственных жилищных сертификатов”. До 2012 года будут построены “в необходимых количествах” и служебные квартиры.

Глава государства подчеркнул, что работа по достижению всех этих задач рассчитана на период до 2020 года, но уже к декабрю текущего года должен быть разработан четкий план действий на предстоящую перспективу.

Виктория ПРИХОДЬКО, полигон Донгуз (Оренбургская область) — Москва.

* * *

Из уст президента впервые прозвучал термин “воздушно-космическая оборона” (ВКО) — что, возможно, даже более важно, чем упомянутые пять пунктов.

Сейчас силы и средства, способные обнаруживать и уничтожать (подавлять) силы и средства воздушно-космического нападения, функционально сведены в две самостоятельные системы — ракетно-космической и противовоздушной обороны. И подчинены Космическим войскам и ВВС соответственно. Их объединение назрело давно, как и создание ВКО, разговоры о необходимости которой велись еще в 60—70-х годах.

Внимание президента Медведева к проблеме ВКО возродило надежду военных на ее создание. Кстати, источники “МК” рассказывают, что во время последних учений президент активно интересовался этой темой. В связи с этим, говорят, кое-кто из военачальников даже несколько оконфузился. Когда президент спросил кого-то из генералов о том, находятся ли войска ПРО (они входят в состав КВ) в постоянной боевой готовности к отражению удара, то в ответ услышал: “Готовы. Они находятся в автономном управлении”.

Поясним, что термин “автономное управление” предполагает, что функция человека сводится лишь к присмотру за работой аппаратуры. Однако до такого нашим войскам еще слишком далеко. Видимо, генерал, который отрапортовал президенту, перепутал. Он имел в виду, что в этих войсках есть автоматизированная система управления “А-135”, которая сегодня, кстати, находится в плачевном состоянии.

Как считают наши эксперты, чтобы создать реальное современное управление войсками, предстоит создать новую структуру войск, о которой и говорил президент. Совершенно ясно, что образование ВКО повлечет за собой некие структурные изменения. Какими они будут — пока точно не известно; понятно только, что это, безусловно, предусматривает слияние некоторых родов и видов ВС. Проработки такие велись давно. Например, года два назад в ВВС предполагалось включить и Космические войска, и РВСН, как это сделано в США. Но потом было решено, что у нас это делать нецелесообразно.

Понятно, что изменения в армейской структуре будут происходить с учетом опыта войны в Южной Осетии. По нашим данным, дивизии планируется преобразовать в бригады для более оперативного реагирования. К примеру, в Московском военном округе, где стоят танковая Кантемировская и мотострелковая Таманская дивизии, возможно, появятся 3 бригады. Сейчас Кантемировская дивизия находится в составе 20-й армии, штаб которой находится в Воронеже, а Таманская подчиняется напрямую командующему округом. После реформы преобразованными бригадами будет управлять единый центр командования. Начать переход к системе бригад, по некоторым данным, планируется уже с 1 декабря.

Ольга БОЖЬЕВА, Ирина КУКСЕНКОВА.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА


Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник:

— В армии сегодня проблем действительно столько, что нужно решать и вопросы боеготовности, и другие. Последние события на Кавказе показали, что 19-я дивизия постоянной боевой готовности в Северо-Кавказском округе оказалась не вполне боеготовой. Другие части — тоже, особенно авиация. Поэтому вывод президентом сделан правильный: с учетом наших слабых мобилизационных возможностей все части должны находиться в постоянной боеготовности с возможностью частичного доукомплектования.

Что касается ВКО, то о ней речь тоже идет не впервые. Но эта тема стала особенно актуальна, потому что кардинально изменился характер и масштаб угроз для России. Сегодня угрозы из космоса настолько сильны, что приходится реагировать на военно-стратегическом уровне.

Космос сегодня — это система разведки, информация, управление… Сейчас в космосе американцы развертывают мощную ударную группировку ПРО, а также ту, которая способна подавлять наши радиолокационные станции и радиотехнические средства.

В январе 2003 года Джордж Буш издал директиву, согласно которой возложил ответственность за разработку концепции быстрого глобального удара на стратегическое командование ВС США. Концепция быстрого глобального удара, существующая в США, — это действительно новый тип войны. Ее суть: быстрым ударом обычных средств нанести поражение стратегическим ядерным силам России. Остатки, которые не будут уничтожены ударом обычных высокоточных средств, будут перехватываться несколькими эшелонами противоракетной обороны (ПРО), в том числе и космическим эшелоном ПРО. Затем, если Россия или какое-то другое государство-противник не капитулирует, то будет осуществлен второй удар. Возможно, уже с применением ядерного оружия. Эта концепция одобрена конгрессом США, и по ней существует полный консенсус.

Для российских войск создание ВКО повлечет за собой усиленное развитие Космических войск и создание космического командования. Будет также разработана концепция мобильных сил России. Роль ВВС несколько расширится. На них будет возложена и защита воздушного пространства, и поддержка других видов ВС, и ударная роль в качестве мобильных группировок стратегической и другой авиации. Примерно то, что мы наблюдали, когда наши “Ту-160” ходили к берегам Америки, выполняя роль сдерживающего фактора против возможной агрессии.



Партнеры