Черные ходы Белого дома

“Выйти на поверхность их туннелей под зданием Верховного Совета можно было минимум в трех местах”

3 октября 2008 в 18:13, просмотров: 2806

В Белом доме сегодня ничто не напоминает о страшных событиях октября 1993-го. Говорят, единственное место, где по-прежнему сохранились следы той трагедии, — подземелья Дома правительства. Именно по ним уходили те, кто оказался тогда заложником. Среди них — Марат Мусин, профессор, завкафедрой Российского государственного торгово-экономического университета. В 1993 году он был генеральным подрядчиком по безопасности Верховного Совета.

В интервью “МК” он вспомнил эпизоды событий октября 93-го в Белом доме…

ПЕРЕД ШТУРМОМ

— Я приехал в Белый дом к генералу Ачалову, которому непосредственно подчинялся. Помню, в багажнике моей машины лежал мешок антоновских яблок. Мы их потом во время осады с аппетитом съели. Вообще с едой в Белом доме проблем не было. Буфет работал все время. Но особенно есть никто не хотел — не до этого было.

…Первые выстрелы прозвучали примерно в 15.30 3 октября. Я спал после дежурства на втором этаже Белого дома. В этот день мне повезло: на несколько часов досталась раскладушка разведчиков-спелеологов (обычно спали на полу). Так вот автоматные и пулеметные очереди меня разбудили. Как потом выяснилось, это московский РУБОП открыл стрельбу на поражение по демонстрантам. Кстати, среди этих демонстрантов была и моя девушка, которая пришла, чтобы увидеть меня.  На следующее утро в штабную приемную вошел подполковник-десантник и сказал, что час назад закончился Совет безопасности, где принято решение о штурме здания. И все мы выслушали подробный доклад, откуда будут бить танки, заходить штурмующие группы, что Белый дом будет атакован ракетами с боевых вертолетов (слава богу, этого не случилось)… Десантник назвал и точное время штурма. Но начался он на 3 минуты позже. Я их до секунды запомнил, поскольку с каждой росла надежда, что всего этого не будет.

ШТУРМ

— Разрушения были действительно очень сильными. Пострадало все — от стен до мебели. Объем разрушений, как потом выяснили эксперты, превысил 30%. Вы только представьте громаду Белого дома. Общая площадь здания составляет 172 700 квадратных метров. Одних кабинетов — больше тысячи. И почти все это было разгромлено осенью 93-го.

Но с самого начала штурмующие просчитались. Пытаясь поразить штаб Ачалова на 13-м этаже, по ошибке расстреляли из танков более высокие этажи. Пожар начался, когда с тыла БМП очередью расстреляла радиостанцию парламента. В комнате также находился склад с порошком для множительной техники, он и вспыхнул.

ЖЕРТВЫ


— Что вас больше всего ужаснуло?

— То, что все раненые и медперсонал из 20-го подъезда исчезли, и никто никогда больше их живыми не видел. При этом никого из них нет в списках павших! В ночь с 4 на 5 октября на 6-м этаже Белого дома ставили к стенке врача — полковника медицинской службы Вячеслава Якушенкова и медсестру Ольгу Кулыгину. 5-го числа в 8-м подъезде Белого дома генерал-полковник внутренних войск приказал отвести в подвал и расстрелять “при попытке к бегству” одного из защитников — сына известного авиаконструктора Игоря Жданова.

Когда полковник-десантник попросил воды у оцепления, его в шутку отправили под мост к какому-то штабелю, накрытому пленкой. Там не вода была, а трупы. Сверху лежало тело убитой девушки с огромной раной на боку (ее показывали по ТВ)… 

— Какая-то помощь раненым оказывалась?

— К ним вообще санитаров не подпускали, что недопустимо даже по законам военного времени. Хуже всего было в Останкине. Я смог выбраться из Белого дома и был там (вернулся обратно вечером). На всю жизнь запомнилось сопение и дрожащие руки одного из спецназовцев, когда в проеме лестницы корпуса АСК-3 он с шести метров с балкона водил красным лучом лазерного прицела по нашим головам. Как только мы вылезли на улицу из грузовика, раздался первый выстрел в Останкине. Боец “Витязя” рядом с нами ранил армейского подполковника из Киева Николая Крестинкина. Пуля попала в ногу, Николай упал. Потом началась настоящая бойня.

Видел я, как расстреляли одного из санитаров бригады спасцентра 1-го медицинского — Шлыкова. Пытаясь вытащить из-под огня раненого журналиста, он в белом халате встал во весь рост и тут же был срезан автоматной очередью. Еще помню, как добивали какого-то мальчишку, последовательно всаживая автоматные очереди в одну руку, потом в другую, затем в ноги… Произошедшее тогда в Москве иначе как гуманитарной катастрофой назвать нельзя.

ПОДЗЕМЕЛЬЯ

— Правда, что под БиДе есть секретный вход в метро?

— Под Белым домом из объекта 100 есть секретный вход в метро. Он на глубине 30 метров, и через него можно попасть на пути метрополитена. Но им никто не воспользовался. Мы сами его завалили еще во время осады — опасались, что через него ворвутся эмвэдэшники. Еще есть ходы теплоцентралей, которые проходят через весь Белый дом. Там трубы с горячей водой. Вот по ним многие, в том числе и я, выбирались. Я выходил вместе с братом, армейскими разведчиками, одним рижским омоновцем и полковником милиции Сергеем Классиным. Идти было неприятно. На некоторых участках трубы оказались совсем ветхими — во все стороны из них бил кипяток. Такие места все старались миновать как можно быстрее, чем-нибудь прикрывая голову. А были участки, где воды по колено. Думал, что английские ботинки развалятся, но они даже не облезли.

Выход на поверхность есть как минимум в трех местах. Мы вышли на набережной напротив Новодевичьего монастыря.

 Знаю, что другие выскочили на свет божий у Центра международной торговли. Группа сотрудников милиции из департамента охраны ВС РФ с одним раненым попыталась выйти на поверхность в районе Арбата и попала в засаду.

Кстати, чтобы спуститься в подземелье, нужно было миновать небольшой открытый участок. Плотность огня там была такая, что до сих пор мурашки по коже. И повсюду — трупы… Как потом выяснилось, по нам стреляли коллеги Классина из центрального аппарата МВД.   

Последний, кто живым выбрался из Белого дома, был командир группы спецназа ГРУ Олег Синяков. Чтобы не нарваться на автоматчиков, он решил подстраховаться и спустился поглубже. А там не было фонарей — вот он и заплутал. В итоге выбраться смог только 5-го числа. Все выходы из тоннелей, ведущих из Белого дома, замуровали через полгода. Все это время люди по ним ходили, пытаясь отыскать под землей своих погибших друзей…





Партнеры