Право на лесбо

Крошка сын к отцу пришел, и сказала кроха: “Папа, геи — хорошо, а девчонки — плохо?”

24 октября 2008 в 16:32, просмотров: 381

Даже обычного жениха/невесту привести к родителям знакомиться бывает страшно. Понравится — не понравится? Маме с папой всегда кажется, что их дитятко достойно лучшей доли…

Но каково, если сын приводит домой… мужа? А дочь — жену? “Мама, мы с Настей решили пожениться!” Слезы, шок, валерьянка… Однако однополых семей становится все больше во всем мире — нравится нам это или нет.

“Парня полюбил я, на свою беду, не могу открыться, слов я не найду”, — подпевают радио четыре крепких мужика, развалясь на травке под соснами.

На традиционное мероприятие “Гей-шашлычки” собираются стабильные семейные пары, но состоящие исключительно из представителей сильного пола. Думать, что пикник в лесу превращается в непотребную оргию, — большая ошибка. Люди сюда приезжают спокойные, серьезные, иногда даже очень солидные, вплоть до полковников ФСБ “за 50”. Они хотят просто пообщаться с себе подобными, не оглядываясь по сторонам и не опасаясь косых взглядов.

* * *

Мальчик-мажор из высокопоставленной московской семьи и парнишка с окраины Владимира, выросший возле Владимирского централа, — что может быть между ними общего? Казалось бы, ничего, но сердцу не прикажешь: эта семейная пара — Саша и Егор — уже несколько лет живет вместе.

Можно предположить, что богатенький сынок Саша опекает пролетария Егора. Но на деле все наоборот. Дело в том, что от Саши его папа, чиновник из московского правительства, отказался, побоявшись, что сын испортит ему карьеру.

— Сашку я просто подобрал, — вспоминает Егор, — когда его родители выгнали на улицу. Им такой сын был не нужен. Несколько раз его мать видела, как Сашку подвозили до дома мужчины, сделала свои выводы, настучала отцу. А тот сказал, что у него нет больше сына, что знать его не хочет, что подобное поведение бросает тень на его репутацию. Кинули его вещи в коридор и “сделали ручкой”… А моя мама догадывается, но объяснять ей что-то я не тороплюсь. Просто для нее это будет совсем непонятно. В провинции у людей совсем другой менталитет. Быть геем во Владимире просто нереально. Там за это могут убить. Пришлось переехать в Москву. Естественно, я не называл родителям истинную причину, сказал, что уезжаю для профессионального роста. Сейчас я руководитель IT-службы в крупной компании. Конечно, хозяйка квартиры, которую мы снимаем, очень интересуется двумя парнями, живущими вместе, но я ставлю ее на место. У нас такая же семейная жизнь, как и у гетеросексуальных пар. Работа, дом, быт, радости и проблемы…

— Вы знаете, сколько мы уже посуды и сотовых перебили, выясняя отношения? — вступает в разговор Саша. — Ни одной истеричной девушке и не снилось…

По некоторым оценкам, геев в крупных мегаполисах от 5 до 10%. В Москве 10 миллионов жителей. Считайте сами...

— У нас на эстраде очень любят стебаться по поводу “педиков”, — говорит еще один участник “шашлычков”, Слава. — Вот только ориентация самих этих юмористов остается под большим вопросом. Мы считаем, что из натуралов там только Кобзон и Лещенко, а остальные все — “наши”.

“Я люблю не пол, я люблю человека”

Кто-то при слове “лесбиянки” говорит, что это стильно и сексуально, кто-то вспоминает остров Лесбос и группу “Тату”, а кто-то уверен, что такими становятся только уродины и старые девы, которым не досталось нормальных мужиков. Мол, вот и ищут себе бедолаги утешение друг в друге. А если хоть какой-нибудь мужичонка найдется, то дурь-то вся у нее из башки и вылетит.

Марина и ее подруга (или муж, уж не знаю, как вернее назвать) Евгения уже десять лет живут вместе в подмосковном поселке, растят сына Марины от первого брака. И почти каждый день обороняются от соседей, которые то пытаются их “осчастливить” мужским вниманием, то матом поливают и ворота украшают нецензурными надписями.

Марина рано выскочила замуж, но вскоре институтская подруга познакомила ее с “нетрадиционными” девушками, и Марина сразу поняла, в чем причина ее холодности к мужу... После серьезного разговора с супругом тот бросил: “Шлюха фригидная, я понимаю, если б мужика нашла”. Затем последовал развод.

— Мама плакала, говорила, что я испорчу себе жизнь. Чтобы подумала о ребенке. Муж развода долго не давал, скандалил, а потом ославил на всю округу...

Начался ад. Маринину мать все вокруг спрашивали: “А правда, что твоя дочка с девками спит?”. Придя с дипломом учителя русского и литературы устраиваться на работу в ближайшую школу, Марина получила вежливый отказ. И в другой, и в третьей.

— Мне так и сказали: “Чему ты детей будешь учить, разврату?”. Мать боялась на улицу показаться, все причитала: стыд-то какой! Девушку, которая жила у меня, избили, когда она шла вечером с электрички, а в милиции даже не приняли заявление.

Денег катастрофически не хватало, Марина торговала на рынке, ездила “челноком”, даже сторожила что-то. На нормальную работу устроиться не удавалось. Мать ее сидела с сыном и потихоньку угасала. Врачи сказали — рак, Марина — что затравили соседи.

В один прекрасный день знакомая привела к ней квартирантку такой же ориентации, Женю. Женя тоже уже пробовала “быть нормальной”, жить с молодым человеком, но ничего хорошего из этого не получилось.

— Родители всячески пытались привить мне женственность, — рассказывает Евгения. — Мама даже достала большую редкость для начала 90-х — лифчик с поролоном, увеличивающий грудь… А я уже тогда встречалась с девушкой. В Калининграде, где я жила, девушку могли изнасиловать, просто чтобы доказать, что любовь “настоящего мужчины” намного лучше лесбийской... Я несколько лет скрывала от родителей свою ориентацию, даже гражданского мужа завела…

В столицу девушка сбежала, разругавшись с родителями и полагая, что здесь отношение к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией более терпимое. И почти сразу познакомилась с Мариной…

Совместная жизнь давалась нелегко. Женя долго искала общий язык с Сергеем, сыном Марины, с родственниками.

— Я с ужасом вспоминаю, — смеется Женя, — первые семейные “праздники”. Когда на день рождения Сережи заявился его пьяный отец вместе с бабушкой, бабуля начала причитать: “И чего тебе, Мариночка, не хватало?”. А потом бывший муж позвал меня “поговорить по-мужски”.

29-летняя Женя действительно смахивает на парня: короткие темные волосы, широкие плечи, и о себе она иногда говорит в мужском роде. Ее ориентация ясна с первого взгляда. Мужики при виде ее чувствуют соперника. У лесбиянок есть своя классификация, таких называют “буч”.

— Ну да, — смеется Женя, — всех всегда интересует: “Кто у них сверху?”. Бытует стереотип о распределении ролей, как в гетеросексуальных парах, мол, “бучи” — это “мальчики”, а “фэм” — “девочки”. Ни фига подобного, хотя внешне это и может так выглядеть. А вообще, не лезьте в постельные отношения других, так намного проще.

Сейчас Марина работает няней — сидит с ребенком в крутом коттедже. Свое семейное положение от работодателей тщательно скрывает. А чтобы оградить сына от любопытных, в школу его возят в соседний район.

— Я надеюсь, что он поймет меня, — говорит Марина, — Женька оказалась ему хорошим другом. Вместе они ездят на рыбалку, плавают наперегонки. Уроки у него тоже она проверяет, я не думаю, что пьющий отец ему дал бы больше...

Клуб по интересам

“Клуб стабильных семейных пар” — тусовка лесби, которой уже много лет на общественных началах руководит широко известная в узких кругах Елена по прозвищу Боцман.

Отношение общества, а также родных Елена испытала не раз на собственной шкуре. Это не литературный оборот. Активистку движения милиция даже закрывала в одном помещении со скинами. Наверное, чтобы научить уму-разуму.

С помощью Елены-Боцмана мы вышли на электронную связь к завсегдатаям клуба с вопросом: как относятся к вашей нетрадиционности в семье? Вот что они рассказали:

“Родители знают о моей ориентации, но делают вид, что не в курсе. Видимо, еще надеются, что я одумаюсь. Мама иногда говорит, что ей бы хотелось, чтобы у меня была счастливая семья. Папа же махнул рукой, сказав, чтоб я жила так, как считаю нужным, но раз не выхожу замуж, то должна тогда карьеру делать... Моя хорошая подруга вспоминала, как ее мама с серьезным лицом спросила ее: “Оля, скажи: ты гей или лесбиянка?”

* * *

“Я прихожу домой, снимаю куртку, захожу на кухню... Мама убита горем, такой я ее никогда не видела! Сказала, что поняла, почему я так часто ночую у подруги, и т.д. И очень врезались фразы: “Лучше бы ты человека убила или наркоманкой была!”, “Мне теперь жить не хочется”. Я стояла и не верила в то, что сейчас она говорит такие вещи!”

* * *

“Когда я таки нашла свою Единственную, то родителям об этом сразу сказала: не привыкла ничего скрывать, предпочитаю ясность в отношениях. Мама скандалила, то про лечение говорила, то про то, что, типа, это у тебя блажь, пройдет. Кричала, что, проработав 20 лет педагогом, ни разу не встречала такого выродка, как я. И говорила, что хочет, чтоб я вышла замуж, как все. А когда я спросила: “Если даже буду очень-очень несчастной?”, то она мне ответила: “Да”. Это было жестоко, но я тоже жестока. Тогда я сказала, что, если она не хочет иметь 2 дочки, не будет иметь ни одной”.

* * *

“Мы с моей половинкой живем вместе уже 9 лет. У нас есть ребенок, которому 13. Была бы счастливая семья, если б не одно но... Мы живем вместе с родителями моей жены, и ее мать постоянно орет, что “вы лесбиянки поганые” и т.д. — далее я продолжать список оскорблений не буду, это ни к чему. Просто все это на глазах у ребенка. А я еще в детском саду с девочкой играла во взрослую любовь... А с сыном мы просто попытались поговорить как со взрослым человеком. Объяснили, что существуют разные отношения между людьми, между мужчинами и женщинами, и бывает между двумя женщинами, что в жизни не всегда так происходит, что женщина влюбляется в мужчину”.

Из всех грустных писем хочется последним поставить это — как ложку меда в бочке дегтя. Эта девушка не скрылась за безликим ником, а подписалась полным именем и фамилией. Она считает, что ей скрывать нечего. Ее родители проявили мудрость, приняв ребенка таким, как есть:

“Меня зовут Екатерина Максимова, мне 22 года, и я из города Владивостока. Хочется ответить на вопрос про родителей. Моя мама узнала о том, что мне нравятся девушки, когда мне было 18 лет. Сказать, что она отнеслась к этому спокойно, нельзя, но и переделывать меня особо не пыталась. Были разговоры, слезы, просьбы. Спасало то, что я жила отдельно. Стала реже приезжать, и мне уже казалось, что моя семья от меня отказалась, но через некоторое время мама сказала: “Ты моя дочь, я тебя люблю такую, какая ты есть”. В тот день я приехала со своей девушкой и представила ее как своего любимого человека... Теперь мы каждые выходные с друзьями такой же ориентации приезжаем к моим родителям отдыхать. Наверное, родителям просто надо дать время подумать, что для них важно”.

СПРАВКА “МК”

В последние годы ученые уделяют пристальное внимание проблемам воспитания детей в семьях геев и лесбиянок. Социологи из Университета Южной Калифорнии выявили различия между детьми, воспитанными в гомо- и гетеросексуальных семьях, в их отношении к гендерным ролям и их сексуальных предпочтениях. Так, например, мальчики-подростки из гомосексуальных семей были менее активны в своих сексуальных “подвигах”, чем их сверстники в гетеросексуальных семьях. А мальчики, воспитанные лесбийскими парами, проявляли менее агрессивное и более социально терпимое поведение. Обратная тенденция наблюдалась среди девочек-подростков. Девочки из лесбийских семей гораздо меньше тяготели к традиционной женской одежде, играм и занятиям. Они также проявляли более раскрепощенное отношение к сексу. Однако статистически среди детей из гомосексуальных семей не больше геев, лесбиянок или бисексуалов, чем среди детей, выросших в гетеросексуальных семьях.



    Партнеры