Матрос жизни и смерти

Мог ли один контрактник погубить 20 человек на подлодке “Нерпа”?

13 ноября 2008 в 18:16, просмотров: 2083

Установлен виновник ЧП на подлодке в Японском море, которое унесло жизни 20 человек. По утверждению прокуратуры, систему пожаротушения во время ходовых испытаний подлодки включил… матрос. Такое заявление перечеркнуло все, что говорили официальные лица до того. Насколько эта версия состоятельна, выяснял “МК”.

Результаты мини-расследования шокирующие. Возможно, секретный код, с помощью которого систему запустили в действие, нарисовали на видном месте сами члены экипажа. Как жильцы дома, которые пишут на стене подъезда код домофона — “чтобы не забыть”.

О виновном в гибели людей известно пока не так-то много. По непроверенной информации, матроса зовут Дмитрий Гробов. Этот человек служил по контракту в камчатской команде (срочников на подводный флот не берут). Сам он в результате аварии не пострадал. На “Нерпе” он был одним из специалистов по электронике. 

Ранее утверждалось, что система пожаротушения ЛОХ на этом типе АПЛ срабатывает автоматически и причину случившегося надо искать не в работе членов экипажа подлодки. Так, буквально за несколько часов до заявления Маркина глава города Большой Камень Владимир Халявко, который около 30 лет проработал в сфере судоремонта и демонтажа подводных лодок, сказал: “Чтобы разобраться в причинах, надо полностью снимать с “Нерпы” всю автоматику и гонять ее до тех пор, пока цикл не повторится и причина аварии не выяснится”. Коллеги матроса Гробова также опровергают версию следствия. “Мы не верим, что он мог специально или случайно включить систему пожаротушения. Я давно с ним служу, с 2003 года. Он не новичок. Грамотный специалист. Не первый год служит на флоте”, — говорит сослуживец. Коллеги опасаются, что на матроса просто могли надавить, чтобы сделать его козлом отпущения. И впрямь похоже, что следователи посчитали: легче назначить одного виновного, чем срывать отправку подлодки на вооружение российского ВМФ и на экспорт. Ведь Генштаб уже принял решение, что “Нерпа”, несмотря на инцидент, будет принята в состав отечественного военно-морского флота.

Однако есть и другие мнения.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТОВ

Директор НПО “Аврора” (предприятие-изготовитель системы управления ЛОХом “Молибден”) Константин ШИЛОВ:

— В действительности эту систему пожаротушения можно включить вручную. Одной кнопкой этого, конечно, не сделать. Необходима последовательность действий — выбор режима, его фиксация… Трех кнопок вполне хватит, чтобы отсеки заблокировались и в них начал поступать фреон. Все манипуляции на системе фиксируются — нажатия кнопок, повороты ключей, сигналы. Так что она абсолютно прозрачна для командования и следствия. 

Капитан 1 ранга, еще недавно служивший на АПЛ Тихоокеанского флота:

— Согласно нормативам ВМФ, при проектировании и строительстве АПЛ обязательно соблюдается правило: система должна иметь и ручное управление. ЛОХ управляется только дистанционно. На лодках проекта 971 установлен пульт управления системами “Молибден”, находится он на центральном посту. Оттуда командир управляет всеми системами лодки. Если система обнаруживает в каком-то отсеке дым или значительное повышение температуры, она подает сигнал на центральный пост, а не гонит сама по себе фреон в отсеки. Включить ЛОХ может по команде командира лодки только вахтенный с пульта центрального поста. По команде перебрасывается манипулятор — и вручную открываются два клапана. Сигнал ревуна — и в аварийный отсек подается фреон. Спрашивается, для чего тогда нужно ручное управление? Автоматика может отказать. В этом случае командир отсека принимает решение на подачу фреона. Но только в свой отсек! Подводники знают, что ЛОХ можно использовать только после того, как применены средства защиты. Поэтому все находящиеся в отсеке люди включают ИДА (индивидуальное средство защиты) — либо переносной, в котором можно дышать минут 15, либо стационарный ИДА-59. 15 минут хватает на то, чтобы найти дорогу в дыму и включиться в стационарный. Друзья рассказали, что средства защиты дыхания на “Нерпе” были неисправны. Версия, что кто-то включил систему вручную, а потом ее продублировала автоматика, подтвердилась.

Узнать это было несложно — на лодке есть система контроля “Ротор”. Она записывает все сигналы: повороты ключей, нажатие кнопок, положение исполнительных механизмов. Каждый подводник знает, что фреон — газ токсичный. Но другого способа огнетушения не существует. 

Капитан 1 ранга Игорь КУРДИН, председатель Петербургского клуба моряков-подводников:

— ЛОХ может подаваться в отсеки при:

— отсутствии связи с центральным постом;

— невозможности обнаружить или потушить пожар другими средствами;

— быстротечном развитии пожара;

— наличии в очаге регенеративных веществ;

— пожаре в необитаемых герметичных помещениях или отсеках.

Чтобы система заработала, необходимо набрать пятизначный код сенсорными датчиками. Этот код должен знать каждый командир, замкомандира и тот, кто несет вахту. Возможно, подводники подстраховались и просто написали этот код карандашом на корпусе, чтобы не забыть. Ведь в нештатной ситуации при ЧП нужно быстро сориентироваться, а пятизначный код может запросто вылететь из головы.

После того как код набран, включается пульт, затем нужно снова набрать комбинацию — из какого отсека и куда подавать газ.

p-1-3.jpg

На фото:

Вчера в Большом Камне в последний путь провожали троих местных жителей, погибших на подлодке. Проститься с ними пришло несколько тысяч человек. Именно во время похорон стало известно о результатах прокурорского расследования. По толпе пронесся желчный шепот: “Хорошо хоть, не хватило наглости ни на кого из мертвых вину свалить”.



    Партнеры