Тучи над правительством

Министры по-прежнему играют в “машинки” и сидят “в домике”

25 ноября 2008 в 17:28, просмотров: 545

Нынешнее правительство, привыкшее к благополучным “тучным” годам, скорее всего окажется неспособным облегчить прохождение страной кризисного периода. Не сумев перестроить экономику в период сверхдоходов от нефтяного изобилия, кабинет министров и сейчас может доказать свою антикризисную несостоятельность.

Сравним два высказывания министра экономики Набиуллиной. 1 апреля 2008 года: “Маховик экономического роста еще только раскручивается, и мы не должны остановить его разговорами о перегреве экономики… Жестко ограничительная финансовая политика может подорвать экономический рост”. В те дни Набиуллина, подобно Паниковскому из “Золотого теленка”, преследовала главу Минфина Кудрина с требованием: “Дай миллион!”. Кудрин напор отразил, но МЭР оказалось не лыком шито — в ответ возобновило дискуссию о снижении НДС. А теперь второе изречение “госпожи министерши”, от 19 ноября 2008 года: “Мировой экономический кризис, который только разворачивается, показал исчерпанность модели роста российской экономики, которая у нас была в предыдущие годы. Главная задача текущего момента — адаптация нашей экономики к снижению экспортных доходов и ухудшению платежного баланса”.

Поразительная метаморфоза произошла с одним из ключевых министров за неполные восемь месяцев! Оказывается, весной в стране раскручивался “маховик экономического роста”, а осенью стала очевидной “исчерпанность модели роста российской экономики”! Теперь ее будут адаптировать к снижению сверхдоходов от сырьевого экспорта. Видимо, г-жа Набиуллина не в курсе, что любая экономика должна работать для удовлетворения потребностей граждан, а платежный баланс и прочие статистические выкладки — не более чем сопутствующие цифры. Не надо лицемерить: две трети населения страны вообще не имеют никаких сбережений. Экспортные доходы обошли их стороной.

Одеяла и подушки ждут ребят?

Тот же Кудрин возразит: высокие доходы от нефтегазового экспорта позволили сформировать “подушку безопасности” на случай кризисных явлений. Мол, резервы для того и создаются, чтобы в тяжелые времена поддерживать и рубль, и бюджет, и производство. Все это верно при одном условии — если мы знаем, как долго продлится кризис. Пока никакой определенности нет, более того, мировая экономика все глубже погружается в рецессию. Не за горами невыполнение своих обязательств крупнейшими западными корпорациями, что повлечет банкротство не только их, но и многочисленных хедж-фондов, гарантировавших возврат займов посредством кредитных дефолтных свопов.

О “подушке безопасности”, то есть о международных резервах страны, включающих золотовалютные резервы Банка России, ценные бумаги иностранных государств, депозиты, средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, разговор особый. Всего за три с небольшим месяца, с 8 августа по 14 ноября, объем международных резервов снизился почти на четверть: с $598,1 млрд. до $453,5 млрд. И это далеко не предел, так как программа помощи экономике в самом разгаре.

График и суммы погашения внешнего долга в 2009 г. и 1-м полугодии 2010 г. ($, млрд.)
                                    

 

 2009 г. 

 I полугодие 2010 г.

 Органы госуправления   

 5,2 

 2,4

 Банки  

 48,0

 16,3

 Предприятия

 67,7

 25,0 

 Всего

  120,9

 43,7

Примечание. Общая внешняя задолженность на 1 июля 2008 г. составляла $527,1 млрд.
Источник: Банк России.

В ближайшие полтора года российским предприятиям, банкам и органам государственного управления предстоит выплатить $164,6 млрд. С учетом того, что подавляющая часть внешней задолженности приходится на сырьевые компании, в том числе с государственным участием, и принимая во внимание падение цен на основные сырьевые товары в среднем в три раза, подавляющую часть выплат придется финансировать за счет государственных резервов.

Еще один момент: По словам Кудрина, 18% Фонда национального благосостояния уже размещено в ВЭБе: $11,3 млрд. влились в экономику. Даже при полном прекращении финансирования экономики за счет международных резервов и направлении средств только на выплату внешнего долга “подушки безопасности” хватит на 3,5 года. Но, раз часть дефицита бюджета-2009 будет покрываться за счет Резервного фонда, на поддержку экономики дополнительно выделяется около 5 трлн. рублей, а рубль и фондовый рынок упорно поддерживаются “против ветра”, заначка кончится уже в 2010 г.

Возникает логичный вопрос: куда пошли деньги, предоставленные для поддержки банковского сектора, если ликвидность или суммарные остатки средств на счетах кредитных организаций в Банке России на 1 октября 2008 г. составляли 702,9 млрд. рублей, а на 21 ноября — 664,8 миллиарда? Ведь, по разным оценкам, банки получили уже до 2 трлн. рублей! Ответ может быть таким: одна, небольшая, часть денег была использована банками для приобретения наличной валюты для продажи внутри страны, вторая, побольше, — конвертирована и покоится на банковских счетах за границей в ожидании внешних погашений и девальвации рубля, третья, и основная, — потрачена на вложения в иностранные активы. Реальный сектор не получил ничего — ставки межбанковского рынка на трехмесячные рублевые кредиты выросли с 9,1% годовых на 1 октября до 21,3% годовых на 21 ноября этого года. Неудивительно, что кредиты предприятиям сегодня предлагаются под 25% годовых и выше. Денег-то в системе нет.

Знают ли об этом в правительстве? Наверняка, ведь бюджетные и внебюджетные деньги выделяются не всем подряд, а только избранным. Разгадку ребуса “почему правительство не пресекло вывод средств” мы узнаем нескоро.

Программа быстрого похудания

Исчезновение международных резервов страны в ближайшие два года — не единственное открытие, которое можно сделать, глядя на действия правительства, поверившего в катастрофическую для страны мантру “нефть уже никогда не будет стоить меньше 50 долларов”. Российская экономика вкатывается в тяжелейшую стагфляцию, от которой даже Америка, многоопытная в кризисных делах, избавлялась в 70—80-х гг. не менее восьми лет.

По итогам октября 7 из 14 отраслей обрабатывающей промышленности показали результаты ниже уровня октября 2007-го, добыча полезных ископаемых продемонстрировала минимальный прирост в 0,8%, и лишь выработка электроэнергии, газа и воды, третий вид промпроизводства, скрашивает своими 2,6% прироста общую грустную картину (да и то за счет начала отопительного сезона). Начиная с первых месяцев 2009-го мы будем наблюдать сдувание пузырей на рынке недвижимости (первое значительное снижение цен застройщиков на готовое жилье сразу на 25% зафиксировано 21 ноября), а также на рынке потребительского кредитования. В 2000—2007 гг. объем потребительских кредитов вырос в 72,5 раза (достигнув 15,3% от всех денежных доходов населения), а за первые 8 месяцев этого года — еще на 20%. Сегодня 21,1% всех размещенных банками средств — кредиты физическим лицам.

И просрочка по ним в ближайшее время будет только расти. Ведь все больше доходов населения будет направляться на приобретение продуктов питания и оплату коммунальных услуг (с 1 января тарифы на ЖКХ в Москве, например, возрастут на 28%). А многие еще вчера успешные заемщики потеряют или уже лишились работы, либо столкнулись с сокращением зарплаты. И еще: часть потребительских кредитов номинирована в валюте, а впереди “плавная” девальвация рубля. В следующем году рост дефолтов по потребительским кредитам станет такой же неожиданностью для правительства, как первый снег для коммунальщиков.

Наконец самый больной вопрос: что мы будем есть? Нужно смотреть правде в глаза: нас ждет рост цен на продукты питания и перебои со снабжением отдельными видами продовольствия. Но прежде чем раскрыть причины, обратимся к сравнению показателей российского сельского хозяйства и некоторых стран СНГ. Как видно, наши ближайшие соседи и партнеры по Содружеству подготовились к “тощим” годам куда лучше, чем мы. В расчете на душу населения мы производим меньше всех зерна, мяса и молока, а по производству картофеля и яиц опережаем только Казахстан. Зато ускоренными темпами растет импорт. За январь—сентябрь в сравнении с тем же периодом прошлого года импорт в Россию свежего и мороженого мяса в натуральном выражении вырос на 23,7% (в стоимостном — на 50,8%), свежей и мороженой рыбы — на 12,4% (26,5%), сливочного масла — на 9,2% (58,5%), молока и сгущенных сливок — в 5,3 раза (3,9 раза). Страна становится все более зависимой от импортного продовольствия. Рекордный урожай этого года полностью реализовать и сохранить мы не сможем: цены на зерно упали в несколько раз, и нет соответствующих мощностей для хранения. “Плавная” девальвация рубля приведет к повышению цен на импорт, а увеличение тарифов отразится на росте затрат трейдеров и ритейлеров. И это опять оплатят потребители.

Но и это еще не все. В наши дни банки кредитов практически не выдают, а если и кредитуют, то под бешеные проценты. В итоге одни импортеры уходят из бизнеса, другие задирают цены, закладывая в них и кредитные ставки, и возросшие расходы, и предстоящую девальвацию. Сегодня оптовики усиленно закупают мясо на внутреннем рынке (прирост производства скота и птицы на убой в сентябре этого года увеличился на 22,2%) и под завязку забивают промышленные холодильники. И правительственная политика принесет им огромные барыши.

Глас вопиющего

Все “тучные” годы правительство жило по собственному распорядку, главной особенностью которого являлось игнорирование любых мало-мальски дельных предложений. Только на страницах “МК” за последние годы их было множество. Имеющий возможность пролистать интернет-архив газеты может наглядно в этом убедиться.К примеру, летом 2005 г., когда Стабфонд считался “священной коровой” (как говорил в те времена Кудрин, “если бездумно расходовать Стабилизационный фонд, мы будем иметь инфляцию гораздо выше нынешней”), часть отложенных средств предлагалось разместить в жилищную ипотеку. Схема была такой: деньги Стабфонда выделяются для рефинансирования банков, выдающих по специальной программе рублевые ипотечные кредиты под 4—6% годовых людям со средним достатком. На каждый рубль вложенных в ипотеку госсредств приходится до 8 рублей привлеченных инвестиций, и сегодня мы бы имели не только частичное решение жилищной проблемы, но и существенный рост рождаемости, развитие смежных с жилищным строительством отраслей, формирование того самого среднего класса, о котором в правительстве грезили все последние годы. Теперь мечты откладываются на неопределенный срок.

В январе 2007 г. в “МК” обсуждались плюсы и минусы создания государственного агентства или негосударственных фондов гарантирования материальных прав работников. В задачи новой структуры должно было войти погашение задолженностей по зарплатам, отпускным, выходным пособиям и другим обязательствам обанкротившихся предприятий. В мире проблема задолженностей перед работниками давно решена — такие организации существуют и во всех странах ЕС, и в Японии, в США и даже Венесуэле. И вновь со стороны правительства — ноль эмоций. Мы могли сколько угодно сотрясать воздух, но в правительстве всегда было занятие поважнее — дележ нефтегазовых и фондовых барышей. Если бы в прошлом году Агентство по гарантированию материальных прав работников каким-то чудом было создано, октябрьский рост задолженности по зарплате на 33,4% никого бы не волновал.

В августе 2007-го “МК” предлагал меры по противодействию коррупции, включавшие в том числе замораживание подозрительных активов до проверки источников доходов их обладателя, ограничения “сотрудничества” чиновников и коммерсантов, публичную “презентацию” юридических и физических лиц, признанных субъектами коррупционных правонарушений, создание специального государственного органа по борьбе с коррупцией, а также комитета общественного контроля при Общественной палате России. Оказалось, что борьба с коррупцией нужна лишь пострадавшим, то есть простому населению.

А сколько было предложений по ограничению внешних заимствований и потребительского кредитования, развитию предпринимательства и прозрачности использования средств резервных фондов, повышению пенсий и эффективной реализации нацпроектов, проведению налоговой амнистии и улучшению демографической ситуации? Как об стенку горох.

Пожарный расчет

Стремительное сползание страны в кризис требует от правительства точечных пожарных действий, направленных на минимизацию негатива. Остановимся на действительно необходимых.

Анонсированные налоговые послабления бизнесу, за небольшими исключениями (например, снижение налоговой ставки при упрощенной системе налогообложения с 15% до 5%), существенного влияния на экономику эпохи кризиса не окажут. Да, налог на прибыль уменьшится на 4 процентных пункта, но получат ли российские компании в следующем году прибыль ? Да и так ли важны для бизнеса налоговые преференции? Спросим у социологов.

Ответы предпринимателей на вопрос “Что прежде всего препятствует росту экономики России, выходу в число наиболее развитых странв мире?” (до трех ответов)

Неэффективные государственное управление и экономическая политика    37%

Коррумпированность власти и бизнеса    33%

Эгоизм бизнеса, заинтересованного лишь в сиюминутной прибыли    31%

Недружественный налоговый режим    29%

Технологическое отставание от развитых стран    27%

Чрезмерная ориентация на сырьевые отрасли    26%

Низкая производительность труда наших рабочих    23%

Неразвитость рыночных институтов    21%

Другое    32%

Источник: Пресс-выпуск ВЦИОМ от 28 февраля 2008 г. №887.

Предприниматели считают основными препятствиями в первую очередь неэффективную экономическую политику, коррупцию, а также эгоизм бизнеса и только потом — высокое налогообложение. Это значит, что бизнес более всего заинтересован в принятии жесткого антимонопольного законодательства, прекращении оказания “поддержки” “своим человечкам”, получении реальных сведений о ситуации в стране.

Экономике могут помочь не снижение налога на прибыль с туманными перспективами ее получения, а уменьшение НДС на конечную потребительскую продукцию, произведенную в России, минимизация налогообложения обрабатывающих производств, налоговые льготы на внедрение новых технологий и налоговые кредиты за каждое вновь созданное рабочее место.

Финансовую систему страны необходимо “отцепить” от мировой, как это было сделано в Малайзии в 1998 г., что помогло этой стране выйти из кризиса с наименьшими потерями. Нужно прокредитовать все компании, иностранные займы которых должны быть возвращены в 2009 г., для досрочного возврата средств, запретить любые денежные переводы за рубеж за исключением оплаты подтвержденных импортных поставок, ввести мораторий на приобретение российскими компаниями и их “дочками” за рубежом любых иностранных активов. Нельзя поддерживать рубль за счет тающих на глазах резервов. Ухудшение материального положения людей вследствие девальвации следует компенсировать отменой подоходного налога для граждан с доходами ниже прожиточного минимума (таких по итогам 2007 г. насчитывалось более 24 млн. человек) и работающих пенсионеров. Нужны более существенные налоговые льготы — предоставление имущественного налогового вычета при приобретении жилья не раз в жизни, как сейчас, а раз в 3 года или 5 лет. Актуальной будет и отмена транспортного налога в течение года после приобретения нового автомобиля. Важно направить бюджетные средства не на “мониторинг увольнения работников”, а на переобучение или повышение квалификации безработных.

“...Не нужно быть ясновидящим, чтобы понять: с этим составом правительства ничего хорошего мы не дождемся. Происходящее сегодня напоминает набившихся в старый автомобиль детей, пытающихся показать себе и другим, что они взрослые и знают, как водить машину. Только на какие педали ни нажимают, никто никуда не едет. Поиграют, а потом убегут домой к маме и ужину. Мы же останемся. Со сломанными педалями, кнопками и ручками. Хозяин машины должен выйти и навести порядок. Иначе придут незнакомые дяди и разберут механизм на запчасти”.
Так заканчивалась одна из статей “МК” два с половиной года назад.

Производство продуктов сельского хозяйства на душу населения в некоторых странах СНГ (кг)

           

 

 Россия

 Белоруссия   

 Казахстан  

 Украина

 Продукты 

 2000—2007   

  2000—2007   

  2000—2007   

 2000—2007

 Зерно 

 444—568   

 485—744 

  779—1288   

  499—630

  Картофель   

 232—258   

 871—901   

 114—154   

 403—411

  Мясо   

 31—40   

  60—84   

 42—54   

 34—41

  Молоко   

 221—227   

 449—609   

 248—327   

 259—265

 Яйца (шт.)   

 233—266   

 329—333   

 114—171   

 179—304

Источники: Росстат, Белстат, Статагентство РК, Укрстат.

Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор.



    Партнеры