Офицеров переквалифицируют в управдомы

Министр секретно рассказал о сокращениях в армии

17 декабря 2008 в 18:46, просмотров: 1637

Вчера на правительственный час в Совет Федерации был приглашен министр обороны Анатолий Сердюков. Разговор обещал быть сложным. Об этом можно было судить по тому, что слушания закрыли от прессы. Обсуждали социальные последствия сокращений в армии.

Общение сенаторов и министра вместо часа продлилось более полутора. Выйдя из зала, г-н Сердюков пробежал мимо журналистов, на бегу выкрикнув “нет” в ответ на несколько одновременно заданных вопросов, среди которых были взаимоисключающие: “Пополнят ли офицеры армию безработных?” и “Будет ли государство трудоустраивать уволенных защитников?”.

Сенаторы открывать завесу тайны над ходом беседы не хотели. Но из односложных ответов можно было понять: даже мировой кризис — это не повод, чтобы хоть немного повременить с сокращениями армии. В итоге о результатах правительственного часа внятно смог рассказать только спикер Совфеда Сергей Миронов:

— В ходе реформы армию ждут очень существенные сокращения офицеров. Государство, правительство должно серьезно подумать об их трудоустройстве. Сейчас уже есть многочисленная армия людей, которые не знают, как прокормить свои семьи. Мы не должны допустить, чтобы к ним присоединилась многотысячная группа людей, профессионально владеющих оружием.

По мнению спикера, уволенных военных нужно задействовать для строительства дорог, ремонта инженерных сетей и водостоков, ветхих домов. “Офицеры умеют руководить людьми, а нам как раз требуются люди для управления коммунальными службами и жилыми домами, бригадиры-ремонтники”, — заявил Миронов. По его мнению, сфера жилкомхоза должна принять не только военных, но и безработных других профессий. “Правда, это чаще будет физический труд, чем умственный, но что делать…” — вздохнул спикер и вспомнил советское время, когда каждый оказавшийся на мели мог пойти разгружать вагоны и получить за это деньги в тот же день.

“Вот и сейчас государство должно дать людям такую возможность, — продолжил г-н Миронов. — В годину, когда бизнес выгоняет людей на улицу, именно оно должно дать всем работу. Владимир Путин знает об этой проблеме и уже готов перейти от слов к делу: правительство расширит перечень общественных работ, найдет, чем занять людей и чем за это платить. Не только в Москве, а в каждом регионе страны”.

К слову, чтобы превратить 200 тысяч офицеров в управдомов, нужно сначала найти 200 тысяч неприсмотренных домов. Это в четыре–пять раз больше, чем домов во всей Москве!

 КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Председатель комиссии по политике, безопасности и экспертизе военного законодательства общественного Совета при Минобороны Виталий Шлыков:

— Заявление о том, что офицеры должны стать сантехниками и копать канавы, сделано на уровне “сержанта Сереги”. Считаю такое заявление вредным. Просто безобразие какое-то, оскорбительное для офицеров. Это примерно то же самое, что золотым молотком забивать гвозди. Офицерам должно быть предложено то, что их устраивает, а не то, что устраивает Миронова. Посмотрим, конечно, что им будет предложено. Но подобное предложение ни в какие ворота не лезет.

МЕЖДУ ТЕМ

Начальник Генштаба Николай Макаров, выступая в минувший вторник в Академии военных наук, сделал ряд весьма резких заявлений о состоянии Российской армии. Вот наиболее яркие цитаты:

— Сегодня у нас 83% — это части сокращенного состава, и только 17% — постоянной боевой готовности.

— Состояние в системе вооружения позволяет лишь на минимальном уровне обеспечить боеготовность Вооруженных сил. Доля современных образцов вооружения и техники составляет около 10—15%.

— Нам приходилось штучно искать подполковников, полковников и генералов по всем Вооруженным силам, чтобы они участвовали в боевых действиях (во время конфликта с Грузией. — Ред.). Потому что штатные командиры (бумажных дивизий и полков) просто были не в состоянии решать боевые вопросы.

— Из 150 полков ВВС всего пять постоянной боевой готовности, которые имеют по 24 самолета. Конечно, они не могут в полной мере выполнять боевые задачи по предназначению. В полках, где 36—40 летчиков, есть по два исправных самолета. Вот почему летчики деградируют. В ходе конфликта с Грузией нам пришлось считать всех летчиков, которые могут выполнять боевые задачи в простых условиях, буквально по пальцам. И такая же обстановка на флоте: половина кораблей стоят у стенки, половина на бочке.





Партнеры