Место главного нотариуса Подмосковья оказалось расстрельным

Станислав Смирнов предупреждал еще два года назад: «Меня могут убить»

20 декабря 2011 в 21:32, просмотров: 5252

Покушение на председателя нотариальной палаты Московской области Станислава Смирнова было совершено утром во вторник — автомобиль нотариуса был обстрелян неизвестными. К счастью, пули достались только машине: ни сам Смирнов, ни его водитель даже не были ранены. Интересно, что покушение на нотариуса было совершено вскоре после того, как был выпущен из СИЗО под домашний арест главный обвиняемый в организации убийства предшественников Смирнова - председателя палаты Владимира Челышева и ее исполнительного директора Олега Петринского — Владимир Орлов.

Место главного нотариуса Подмосковья оказалось расстрельным
фото: agafonova.com

- Я прошу прощения, но просто не могу говорить — не то у меня сейчас эмоциональное состояние, все эти события произошли только сегодня, я еще в шоке, - извинился по телефону Станислав Смирнов, отказавшись прокомментровать покушение.

Нотариус лишь подтвердил что ни он, ни водитель его «Infiniti» не пострадали:

- Одна пуля прошла навылет, вторая застряла в обивке сиденья, - пояснил Смирнов.

Известно, что нападение на Смирнова было совершено около 7.30 утра, когда чиновник вышел из своего дома на улице Коллективная в микрорайоне Салтыковка в Балашихе и уселся в машину. Стреляли вслед тронувшемуся автомобилю, предположительно из «Макарова».

О том, что на него может быть совершено покушение, Смирнов говорил еще в 2009 году. Нотариус приезжал в редакцию «МК», после того, как сменил на посту председателя нотариальной палаты области убитого в 2008 году Челышева. Смирнов сказал тогда следующее: «Меня тоже могут убить». По его словам, убийством Челышева и Петринского, в течение года серьезно никто не занимался, и Смирнов был вынужден провести собственное расследование.

Он рассказал «МК» о ситуации, которая сложилась на тот момент в областном Нотариате.

Вот выдержки из той беседы:

«Дело в том, что существуют квоты на количество нотариусов в разных районах Московской области. В принципе, эти квоты можно увеличить, используя в том числе и профессиональные связи в Министерстве юстиции. В конце 90-х годов это, вероятно, удалось сделать нотариусу Московской городской нотариальной палаты Владимиру Николаевичу Орлову, который организовал в Пушкинском районе Правовое бюро. Человек он пробивной, настойчивый. Он стал работать с людьми, подбирать их под себя. Орлов, например, решил вопрос о назначении нотариусом в Пушкино моей однофамилицы Галины Смирновой. Условия были следующими: он предоставляет ей помещение для работы, оргтехнику, но все доходы от нотариальной деятельности — это его дело, нотариусу же установлена зарплата в шесть тысяч рублей».

«Через какое-то время нотариус Смирнова решила стать самостоятельной, о чем сообщила нотариусу Орлову. Тот заявил, что тогда не даст ей работать вообще, что она вроде как должна вернуть ему за свою свободу крупную сумму, которую он якобы “вложил”, чтобы она стала нотариусом. У Смирновой началась “черная полоса” — с ее кабинета сорвали вывеску, потом сожгли машину, неизвестные стали звонить домой и угрожать расправой. Она написала заявление в милицию, но никого так и не нашли. Пушкинская прокуратура вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, причастность Орлова к преследованию Смирновой доказана не была. Но о сложных взаимоотношениях между этими нотариусами тогдашний пушкинский прокурор Маркин сообщил главе областного нотариата Владимиру Челышеву. И тот принял решение начать плановую проверку всех нотариусов Пушкинского района, чтобы выяснить, что происходит. Организацией проверки занимался Олег Петринский, исполнительный директор палаты».

«Во время проверки выяснилось, что таких, как Галина Смирнова, достаточно».

Челышев стал лишать лицензий тех ставленников Орлова, в работе которых были обнаружены серьезные нарушения, из-за чего Орлов начал терять свое влияние в нотариатах Ивантеевки и Пушкино.

В адрес Петринского и Челышева посыпались угрозы.

«Владимир Орлов приезжал в офис Московской областной нотариальной палаты, публично кричал, что “с вами скоро разберутся”, что они быстро забыли, что стало с Тихенко. (Анатолий Тихенко — президент Федеральной нотариальной палаты России. Один из разработчиков закона о частном нотариате. Частный нотариус №1. В марте 2001 года убит в Москве, в подъезде собственного дома, пятью выстрелами из пистолета. Убийство так и не раскрыли. — “МК”), - рассказал тогда Смирнов.

А потом Челышева и Петринского убили. Лишенные лицензий нотариусы Орлова попытались восстановиться через суд, но Смирнов продолжил начатое его предшественником, и право работать уволенным возвращено не было.

Тогда угрозы стали поступать и Смирнову. Он обратился в СК и Генпрокуратуру, после чего ему предоставили государственную охрану.

Однако спустя год охрану решили снять. Правоохранительными органами были задержаны несколько человек, подозреваемых в убийстве Челышева и Петринского. Один из них — Сергей Сараев - даже пошел на сотрудничество со следствием.

И вот что с его помощью выяснилось:

Начиная с конца девяностых, Орлов, используя свои связи в Минюсте, взял под контроль деятельность всех нотариусов, работающих в Пушкинском районе Подмосковья. На выбитые дополнительные квоты к установленному количеству нотариусов для этого района он устраивал своих кандидатов, которые должны были отдавать ему всю свою выручку, работая за зарплату. Те, кто хотел начать работать самостоятельно, должен был заплатить Орлову 300 тысяч долларов. Следствие выяснило и то, что при помощи Орлова преступные авторитеты устраивали в нотариат «своих» людей. Таких ставленников заставляли не только отдавать свою выручку, но и оформлять сомнительные договоры купли-продажи недвижимости, завещания и т.д.

Одного из таких проплаченных «ворами» нотариусов и лишили работы Челышев и Петринский. За другого они вступились, узнав, что за право работать на своем месте у нее стали вымогать 300 тысяч долларов.

Но Орлов, несмотря на откровения Сараева, в этом деле по-прежнему оставался в статусе свидетеля: якобы, из-за проблем со здоровьем следователи не могли его ни допросить, ни предъявить обвинение.

Именно тогда Смирнов и решил пойти в «МК». Он рассказал, что в деле так и не назван заказчик, а человек, которого он считает организатором убийства, до сих пор на свободе. На газету он возлагал свои последние надежды и предоставил редакции копии нескольких своих телефонных разговоров, как он утверждал, с Орловым.

Вот выдержки одной из этих бесед:

«Орлов»: — На место Радаевой (один из нотариусов) пойдет другой человек.

«Смирнов»: — Так Радаева законно назначена.

“О”: — Что она назначена? Она знала, на что шла. Ее уберут.

“С”: — Прекрати, что значит — уберут?

“О”: — Да что вы, я не сказки вам рассказываю. Челышева убрали?

“С”: — Челышева застрелили. А что, Радаеву тоже?

“О”: — А церемониться будут? Смотреть?

“С”: — Радаеву тоже застрелят?

“О”: — Ну и ее пристрелят....

В другом разговоре тот же голос:

— Е… твою мать, какие шутки. Ничего себе шутки. Ты можешь по Радаевой посмотреть, через неделю, если ее пристрелят, вот так. А я вам советую человека подыскивать на ее место. На место Радаевой, Радаеву уберут. Я ничего не могу сделать, они приговорили, и это серьезно, вот вам с Челышевым, пожалуйста, пример.

В обоих этих беседах Орлов говорил о том, что он связан с «ворами», которые все и решают. «МК» все эти свидетельства Смирнова опубликовал. Вскоре после публикации Орлову было предъявлено обвинение в организации убийства Челышева и Петринского. А задержали его 31 мая 2010 года в аэропорту «Шереметьево-2», когда он пытался вылететь на лечение в Испанию.

Орлова поместили в СИЗО, но его защитники стали добиваться, чтобы его выпустили на свободу по состоянию здоровья. Адвокат Владимир Кошелев говорил, что оказавшись в СИЗО, Орлов полностью ослеп на один глаз, практически перестал ходить и теперь прикован к инвалидному креслу. А недавно он еще и перенес несколько микроинсультов.

В конце концов защита Орлова получила заключение консилиума врачей о том, что у него сразу несколько заболеваний, препятствующих нахождению под стражей, и Солнечногорский суд перевел Орлова из СИЗО под домашний арест.

Произошло это как раз незадолго до покушения на Смирнова.

Конечно, слишком просто было бы связывать напрямую два этих факта — больше похоже на то, что сложившейся ситуацией кто-то решил воспользоваться. Но, наверное, не лишним будет напомнить то, что заказчики убийства Челышева и Петринского до сих пор так и не названы.

Кстати, другие участники банды Орлова, в том числе и непосредственный исполнитель убийства — ранее судимый Владимир Садовников - сейчас находятся в СИЗО, где знакомятся с делом. Осужден лишь Сараев, который заключил досудебное соглашение, что позволило ему получить наказание в особом порядке. Суд приговорил его к 10 годам лишения свободы.



Партнеры