Сагра без правил

Репортер “МК” разбирался в причинах гражданской войны в отдельно взятой деревне

16 августа 2011 в 16:42, просмотров: 20845

Житель Сагры Виктор Городилов вышел с оружием в руках защищать родную деревню бок о бок с другими мужиками. “Я только и думаю, что о событиях той ночи, спать не могу. Но каждый раз прихожу к выводу, что мы все правильно сделали. Ну как ты себе это представляешь? Я буду в кровати лежать, а моим сыновьям, нашим деревенским ребятам будут кости ломать?!” — дядя Витя не скрывает эмоций. Прошло полтора месяца после эпического побоища, но будущее сагринцев по-прежнему не определено. Бандиты не потерпят унижения и будут мстить? Полицейские возьмутся за героических мужиков, когда утихнет шум в прессе? Корреспондент “МК” посетил прославившуюся деревню и понял, что страсти кипят до сих пор.

Сагра без правил
Живописную деревушку атаковала армия бандитов. Фото: Игорь Кармазин.

Кавказская война на Урале

Сагра — для сердца русского в этом звуке слилось и отозвалось очень много. По-своему события в деревне типичны — сколько уже было межэтнических конфликтов, бандитских нападений на мирных граждан — от Кондопоги до убийства Егора Свиридова. И везде один сценарий: коренное население страдало от действий чужаков и требовало от власти справедливости. Безуспешно. Жители Сагры стали, пожалуй, первыми, кто взял на себя функции государства. В условиях тотально прогнившей правоохранительной системы люди самостоятельно взялись за оружие, чтобы защититься. Тревожный сигнал для власть имущих.

Сагра — крошечная деревня, здесь прописано всего 113 человек. С большой землей поселок связывает единственная дорога. Здесь красивейшие уральские горы и тихий мирный быт. Сейчас въезд в деревню постоянно контролируют два ДПСника. “Что будем делать, если снова бандиты нападут? Будем держать оборону! У нас на двоих 32 патрона”, — то ли шутят, то ли говорят всерьез. Раньше в деревне не видели участкового. Теперь каждый четверг наведывается младший лейтенант. “Юрий Вениаминович”, — важно представляется он.

Откуда есть пошла слава Сагры? В ночь на 1 июля в поселке произошла драка с перестрелкой. На одной стороне были представители криминала (50—60 человек), связанные с наркоторговлей. На другой — местные жители (около 10 человек), вышедшие защищать поселок от боевиков с вилами, цепями, охотничьими ружьями. Бандитов из Екатеринбурга, по утверждениям сагринцев, вызвал цыган Сергей Красноперов-Лебедев, которого ранее местные жители заставили переселиться. В результате бойни с участием нескольких десятков человек был убит азербайджанец Фаиг Мусаев. В Сагре мало кто сомневается, что благодаря цыганскому клану деревня оказалась центром оптовой торговли героином. Правоохранители продолжают настаивать: конфликт — бытовой, хотя люди говорят о другом: это был наезд криминала.

У въезда в деревню меня встречает один из участников легендарного побоища — 30-летний Сергей Городилов, сын дяди Вити. Сначала Городилов-младший указывает рукой за далекий поворот дороги. “Колонна бандитов состояла из 15 машин и битком набитой “Газели”. Первые машины тормознули здесь, где мы с тобой стоим. Последние остановились далеко за поворотом. Мы здесь в деревне тихо живем, никогда такого не видели”. Сергей присаживается на корточки и рисует на земле схему боестолкновения. “Боевики быстро выскочили из своих машин. Лично я среди них ни одного славянского лица не видел, одни кавказцы. Только из “Газели” вынырнули человек 10. Тут же началась жуткая пальба. Я увидел здоровенного кавказца с обрезом в прозрачном пакете, от меня до него расстояние было метров 30. Повезло, что успел за дерево спрятаться, иначе мы с тобой бы сейчас не разговаривали. Потом видел, как двое людей неславянской внешности из двух ружей в нас палили. Оружие мощное было — то ли обрез, то ли помповое ружье.

Сергей Городилов считает, что поступил правильно. Фото: Игорь Кармазин.

— А страшно тебе было?

— Честно говоря, в тот момент страшно совсем не было. Сейчас понимаю, что запросто могли убить. Но уверен, поступили мы правильно. Что было бы, если бы бандиты прорвались в деревню? Сколько поминок бы справили?

Из 9 участников обороны деревни оружие при себе было только у троих. Корреспондент “МК” пообщался с каждым. Это абсолютно нормальные, адекватные люди, которые совершенно не производят впечатления злонамеренных преступников. Все они имеют свои семьи, заботятся о детях, работают в Екатеринбурге, до которого 40 километров. Сергей Городилов устанавливает пластиковые окна. Его отец ухаживает за сторожевыми собаками на заводе. Сергей Зубарев владеет двумя шиномонтажными мастерскими. Евгений Мышкин, вышедший на врага с садовыми вилами, работает техническим директором на строительной фирме. Нападавших, по консолидированному мнению сагринцев, было до 60 человек. Большинство с огнестрельным оружием, в том числе нарезным. Позже на месте побоища был найден целый мешок патронов.

— Мой дом ближе всех к въезду в деревню, я был одним из первых, кто прибежал сюда, — продолжает Сергей Городилов. — Выскочил из дома в шортах и шлепанцах, даже палку с собой не прихватил. Я взял в руки шишку, кинул в скопище бандитов и истошно закричал: “Граната!” Кто был с ружьем, стрелял в землю и в небо — людей не хотели калечить. Прибежали женщины, заголосили, что вызвали милицию, ОМОН. Все это напугало негодяев. Часть из них бросилась к машинам и попыталась бежать с поля боя.

Наиболее упорные не хотели отступать — они вышли на железнодорожные пути, чтобы обойти деревенских мужиков с фланга. Сагринцы смогли оттащить пустую машину к переезду и перегородить свободный проход. В итоге ожесточенного противостояния превосходящие силы противника самым позорным образом бежали. Вероятно, они не ожидали встретить отпор, а также в темноте не смогли различить реальное число защитников деревни. Ретировались так поспешно, что оставили даже две машины — вместительную “Газель” и 15-ю модель “Жигулей”. Ночью несколько раз приезжали таксисты, забирали из лесу заплутавших боевиков. Машины остались на дороге, потом были отбуксированы на стоянку к следователям в райцентр Верхнюю Пышму. Говорят, водителю “Газели” в пылу борьбы за деревню переломали руки не кто-нибудь, а деревенские женщины! Вот уж позор на бандитские головы.

Евгений Мышкин (слева) пошел на врага с вилами. Виктор Городилов (справа) очень переживает за своих внуков. Фото: Игорь Кармазин.

Сила в правде

Вообще-то жители Сагры 1 июля вызывали полицейских. Староста деревни Татьяна Гордеева накормила корреспондента “МК” вкусным домашним супом и продемонстрировала распечатки своих телефонных звонков. Из документа понятно, что первый звонок по “02” она сделала 1 июля в 23.06, то есть до начала побоища. Стражи порядка ехать на поле боя отказались: “Я им кричу, что нас едут убивать! А они говорят: это у вас фейерверк скорее всего, мы не поедем. В Верхнепышминском ОВД, как и в любом другом, должны записывать все звонки, но странным образом именно в тот вечер записывающая аппаратура сломалась. Полицейские приехали через два часа вместо обычных 30 минут. При мне они обследовали место происшествия. В это время на дорогу вышел один из нападавших, крепкий азербайджанец. Я его видела среди нападавших. Я сказала, что он стрелял, требовала от стражей порядка его задержать, но они оказались удивительно лояльными”, — вспоминает Гордеева. Кстати, Татьяна работала в Екатеринбурге завскладом, после событий в Сагре ее заставили уволиться. Видимо, начальству не понравилась общественная активность Гордеевой.

Странности в действиях полиции продолжились на следующий день после побоища. Стражи порядка нагрянули утром 2 июля. Схватили нескольких жителей деревни, в том числе Сергея Зубарева, Виктора Городилова, его сына Сергея. “Когда меня вели по коридору, начальник Верхнепышминского ОВД Марат Халимов стоял с несколькими здоровыми азербайджанцами и улыбался. Потом завели в кабинет, и лично Марат Халимов мне говорит: “Знаешь вора в законе Заура? Погиб его племянник! Представляешь, что теперь с вами, деревенскими, может быть? Ты сознайся, что стрелял в него, мы тебя спрячем, здесь будешь в безопасности, камеру нормальную дадим, родственникам мстить не станут”. Я, естественно, никакого Заура знать не знаю, к тому же уверен, что никого не убивал. Я стрелял не в людей, а палил из ружья специально вверх, чтобы отпугнуть, а не покалечить. Ни в чем не сознался”, — вспоминает Виктор Городилов. В это время у отделения собралась внушительная группа поддержки южан.

Сергея Зубарева раскручивали на убийство в ОВД Верхней Пышмы целый день. “Восемь оперов меня допрашивали. Не пускали в туалет, не давали пить. Я ни в чем не сознался. На следующий день угрожали наркотики подбросить, если не сознаюсь”. Спустя двое суток только после вмешательства в дело фонда “Город без наркотиков” и лично его руководителя Евгения Ройзмана суд отпустил Сергея под подписку о невыезде, сейчас Зубареву инкриминируется статья УК “хулиганство”.

У продавщицы единственного магазина Сагры Галины Котельниковой подняли с постели сына и, так же как и других жителей деревни, увезли в райотдел. Решительная женщина лично поехала в прокуратуру Свердловской области с жалобой на поведение районных блюстителей порядка — слишком односторонне они действуют. Однако понимания не встретила и у областных силовиков. “Дело ведут следователи Пышмы, только после их работы мы можем проверить правомерность сделанных выводов”. Только в фонде “Город без наркотиков” сагринцы получили помощь.

Первоначально стражи порядка уверяли, что конфликт не стоит и выеденного яйца — подрались-де две пьяные компании, чего в деревне не бывает. Так в главк доложил полковник Халимов. Для внутреннего пользования и вовсе речь шла о нападении пьяных селян на гостей деревни, которые ехали к своим подругам. Это не беда, что передвигались горе-любовники на 15 машинах со “стволами”, битами, кастетами.

Особенно во всей этой истории отличилось Главное управление МВД по Свердловской области. 7 июля во время совещания у губернатора региона Александра Мишарина начальник ГУ МВД генерал-майор Михаил Бородин сообщил: “Это чисто криминальная разборка… проверили по всем учетам, в том числе оперативным… Информации у нас о том, что именно цыган занимался распространением наркотиков, не было”. Сейчас понятно, что число нападавших было в 5—6 раз больше, чем оборонявшихся. Лучше всего слова Бородина опровергаются нынешним ходом следствия — дело на нападавших возбуждено по статье УК “бандитизм”.

21 июля Бородин безапелляционно заявил, что побоище в Сагре произошло из-за лесопилки. Дескать, цыгане Лебедевы держали лесопилку, местные хотели ее отнять, а цена вопроса — 20 тысяч рублей. Однако лесопилки в деревне отродясь не было, а Красноперов-Лебедев принадлежит к известному в регионе клану наркоторговцев Лебедевых. Вице-президент фонда “Город без наркотиков” Евгений Малёнкин открывает базу, которую организация ведет с 1999 года. В ней все засвеченные при антинаркотических операциях барыги. Лебедевых в списке — 9 фамилий, и все они между собой родственники. Местные жители в один голос утверждают, что Красноперов-Лебедев торговал наркотиками.

Дом цыгана Лебедева караулит рабочий Саид. Фото: Игорь Кармазин.

Скорее всего, в Сагре у Лебедевых был не пункт розничной торговли, а склад, отсюда развозились оптовые партии дурмана. По свидетельствам местных жителей, после побоища Лебедев приезжал 2—3 раза в деревню под покровом темноты и что-то вывозил на своей “Газели”. Вероятно, заметал следы. После тщательной проверки документов оказалось, что цыган 16 лет находится в федеральном розыске за хулиганство и нападение в Нижнем Новгороде на стража порядка. Полтора года назад в его доме на гранате подорвался житель Сагры Иван Горелов.

Сагринцы уверены, что мстить деревенским мужикам приехали розничные дилеры цыгана из Екатеринбурга. Те, кто доставлял дурман непосредственно до потребителя. В основном это были криминальные элементы района Сортировка областного центра.

Впрочем, правоохранительные органы версию наркоторговли по-прежнему категорически отрицают. 6 августа в деревню приехали представители Госнаркоконтроля. Но ринулись не на поиски цыганских тайников, а, как поведал Евгений Ройзман, стали опрашивать жителей на предмет их письма президенту, где указывался род деятельности Лебедева. Опрашивали с пристрастием. Обещали привлечь граждан за заведомо ложный донос. Особенно долго разговаривали с одной тетушкой, которая все время кивала головой. Через полчаса разговора выяснилось, что она глухонемая...

Чем больше свердловские силовики предпринимают усилий, чтобы увести ход расследования в сторону от нарковерсии, тем больше подозрений, что именно местные правоохранители крышуют в области наркобизнес. Они согласились, что у них под носом орудовала ОПГ, сдали нескольких боевиков, завели дело на полковника Халимова и готовы принести его в жертву. Что угодно, лишь бы не расследовать наркотрафик.

Странное поведение обнаружили следователи в отношении улик, вещдоков. Дело дошло до того, что адвокат сагринцев Анастасия Удеревская 4 августа лично обследовала лес вдоль злополучной дороги. “Нашли расколотый топором мотоциклетный шлем. Мотоциклист хотел обогнать колонну и сообщить жителям деревне о надвигающейся беде, его избили. Шлем валялся на помойке и следователей не заинтересовал. Обнаружили сим-карты, гильзы, патроны с картечью. Больше месяца все это валялось в кустах. Более того, показания мотоциклиста до сих пор не приобщены к делу. Мы сообщили следователям об уликах, но реакции не последовало, пока я не пригрозила опубликовать информацию с сим-карт в Интернете”.

Ребятишки Сагры вместе со старостой Татьяной Гордеевой привезли в подарок фонду “Город без наркотиков” часть урожая. Справа — глава фонда Евгений Ройзман. Фото: Игорь Кармазин.

“Абсолютно нормальные ребята”

Сейчас следствие ведет СУ СК РФ по Уральскому федеральному округу. Жители Сагры отмечают, что данное ведомство ведет расследование объективнее других. Именно они смогли поместить под стражу 18 боевиков. В следственную группу входят 11 следователей, возглавляет группу замруководителя 1-го отдела СУ Игорь Минченко. Источники “МК” в следственных органах сообщили, что машин нападавших действительно было 10—15. Установлены личности 31 нападавшего, и в ближайшее время ожидаются новые аресты. ОПГ формировалась своеобразно: криминальное ядро составляли 7—8 человек, они подтянули своих околокриминальных, спортивных знакомых.

Среди нападавших отдельного внимания заслуживает 35-летний дагестанец Кардаш Фатахов. Во-первых, он неоднократный чемпион России и чемпион мира (!) по панкратиону, мастер спорта по рукопашному бою. Во-вторых, он был сотрудником исполкома свердловского отделения “Единой России”. Фатахов приехал в Сагру на скромной “Тойоте Камри”, зарегистрированной на исполком “ЕдРа”. Он работал водителем. “Уволен за использование служебного транспорта в личных целях, — поведал корреспонденту “МК” пресс-секретарь свердловского отделения “Единой России” Андрей Русаков. — Он написал нам объяснительную, что подвозил в тот день товарища до Верхней Пышмы. Участвовал ли Фатахов в побоище, нам неизвестно. Работал у нас полгода по контракту, который пролонгировался каждый месяц. Претензий особых к нему не было, хотя сейчас мы понесли серьезные репутационные издержки”.

Вряд ли прославленный боец Кардаш Фатахов был рядовым участником банды.

Казалось бы, на этом скромная роль правящей партии заканчивается. Но, по информации фонда “Город без наркотиков”, устроил Фатахова на работу Сергей Никонов — глава Регионального исполнительного комитета “Единой России”. Машина раньше ездила под “блатным” номером А150АА. При этом Фатахов выступал за ассоциацию “Бойцы Урала”, а Сергей Никонов долгое время был ее президентом. Никонову уральские СМИ давно предрекают отставку. Как сообщает портал “Урал паблисити монитор”, начинал восхождение Никонов со Свердловского областного отделения Союза ветеранов Афганистана. Дорос до должности управделами губернатора области. Но Эдуард Россель незадолго до отставки отправил его обратно на партийную работу — якобы вызывало лишние вопросы то, что губернаторский завхоз, не имея своего серьезного бизнеса, ездит на “Порше” и живет в элитном жилом комплексе “Тихвин”.

Другой участник нападения на Сагру — 23-летний выпускник Уральского юридического института МВД России Шамиль Абдурашидов. “Он обучался у нас на внебюджетном, платном факультете, был гражданским студентом, — поведали “МК” в секретариате факультета. — Диплом ему вручили 27 мая. В учебе перебивался с “троек” на “четверки”, но агрессивным, конфликтным не был. Занимался спортом, работал”.

Зато еще один студент полицейского института — уроженец Грозного Магомед Беков — доставил руководству вуза гораздо больше проблем. По информации фонда “Город без наркотиков”, Беков отличился, учась на 4-м курсе. Пришел в институтскую столовую, достал из широких штанин баллончик со слезоточивым газом и принялся поливать сокурсников! Наверное, думал, что это освежитель воздуха... Из института его отчислили. Но органы не бросил: устроился милиционером в Верх-Исетское РУВД Екатеринбурга. Оттуда его через некоторое время тоже попросили. После этого он, видимо, решил заделаться криминальным авторитетом.

В Сагре Беков получил огнестрельное ранение ноги, проходил лечение в больнице, самостоятельно передвигаться не мог. Следователи считают Бекова одним из организаторов нападения на Сагру. Тем удивительнее, что он смог легко скрыться от надзора правоохранительных органов — сейчас Беков в федеральном розыске, вероятно, кушает барашка высоко в горах родной Чечни. “У нас оперативных служб нет. Дали поручение по надзору за ним, полиция его в больнице контролировала. Внятного ответа от них, как сбежал важнейший подозреваемый, мы не получили”, — поведал “МК” источник в следствии.

Галина Котельникова вспоминает страшную ночь: “Канонада стояла как на войне!” Фото: Игорь Кармазин.

Уральские СМИ отмечают, что родной дядя Бекова работает все в том же Верх-Исетском районе Екатеринбурга начальником криминальной полиции. “Еще подробность: в Сагру Беков приехал на машине, принадлежащей выпускнику института МВД, бывшему сотруднику отдела дознания Верх-Исетского РУВД Киму”, — подчеркивает глава фонда “Город без наркотиков” Евгений Ройзман.

А вот еще один задержанный, Даниил Сошников, любил фотографироваться с холодным и огнестрельным оружием. При задержании у него были обнаружены самодельное приспособление для стрельбы, ножи, саперная лопатка, дубинка. Сошников работал инструктором боевых искусств в нескольких клубах Екатеринбурга. В одном из них — “УНИБОСе” — корреспонденту “МК” поведали, что Даниил преподавал рукопашный бой и айкидо. “Сейчас он исключен из нашей федерации, — сказала взволнованная женщина-администратор. — Никаких претензий к нему не было. Он к нам сначала пришел как ученик, долго занимался, потом стал преподавать”. Зал, где преподавал Сошников, находится в центре Екатеринбурга в здании кулинарного техникума. Занятия проходили два раза в неделю. Смотрительница поведала, что в августе занятий нет, а вот в июле Сошников тренировал. Получается, целый месяц после нападения на Сагру он спокойно ходил на работу.

Теперь перед главой следственной группы Игорем Минченко непростая задача. Если копнуть как положено — глубоко и настойчиво, то могут всплыть самые нелицеприятные связи задержанных боевиков. В настоящий момент арестованы только непосредственные исполнители — часть тех, кто ехал разбираться с деревенскими. Ни слова не говорится о заказчиках, координаторах преступления. Кто они — криминальные авторитеты, высокие чиновники или всё вместе одновременно? С другой стороны, следствие просто обязано расследовать громкое дело — слишком много внимания ему уделяет общественность региона и всей России в целом. Отпусти бандитов на свободу — и в Екатеринбурге грянет бунт, сравнимый с декабрьскими событиями на Манежной площади в Москве.

Прошло полтора месяца после трагедии. В Сагре снова по улицам бегают, свободно катаются на велосипедах босоногие ребятишки. Замки на дверях, как и прежде, не запирают — все свои. Заходят в гости на минутку и болтают по часу. Куры несутся быстро, а женщины идут неспешно. Здесь радуются новому фельдшерскому пункту и надеются, что когда-нибудь единственную связующую с цивилизацией дорогу приведут в божеский вид. Внешне жизнь налаживается. Но кто знает, каким будет будущее? В единственном сельском магазине на видном месте стоит коробка для сбора пожертвований. “На адвокатов защитникам Сагры” — гласит размашистая надпись. Как дальше будут жить люди? Забудут ли бандиты свою обиду или приедут мстить? Закинут ли полицейские мужчин за решетку? Придется ли вытряхивать коробку-копилку? Вопросов по-прежнему больше, чем ответов. “У меня четверо внуков, — резюмирует Виктор Городилов. — Вот представь, что они спрашивают, где дед, а им отвечают: да на зоне сидит. Для меня это самое страшное…”

Свердловская область — Москва.

Материалы по теме: 

Житель Сагры — “МК”: “Мы защищали свои семьи!”

В Сагре наконец ищут улики

Жители Сагры обратились к Медведеву



    Партнеры