Нужен ли Москве «железный занавес»?

На решение миграционного вопроса ученые отвели властям три года

18 февраля 2013 в 18:21, просмотров: 6880

Согласно недавнему опросу ВЦИОМ, больше всего москвичей беспокоит даже не избыток машин на дорогах, а переполненность города… людьми. Причем не «своими», а «понаехавшими». Называть беспокойство горожан необоснованным сейчас, кажется, не будет никто. Но каковы масштабы миграционной проблемы, в чем ее корни и что надо срочно менять? В этом разбирались участники «круглого стола» в «Московском комсомольце». Мы специально пригласили и представителей власти, и независимых экспертов. Вел дискуссию управляющий партнер Агентства стратегических коммуникаций Олег БОНДАРЕНКО.

Нужен ли Москве «железный занавес»?
фото: Геннадий Черкасов

Валерий РАШКИН, первый зам. председателя Комитета по делам национальностей Государственной думы РФ:

— Для нас все неожиданно — что снег зимой, что мигранты. Отсюда коллапс и несчастья: не проходит недели без сообщений о межэтнических конфликтах. Идет эскалация насилия как со стороны мигрантов, так и по отношению к ним. За месяц в Москве совершено 3 нападения на мигрантов, два со смертельным исходом (убиты граждане Киргизии). Последней жертве отрезали уши. В конце прошлого года убиты граждане Узбекистана и гражданин Нигерии.

Крупные города, где скапливаются приезжие, становятся все опаснее для жизни, и чиновники уже не могут это скрывать или закрывать глаза. Лидеры общественных организаций приводят такие цифры: на совести мигрантов 70% всех изнасилований, выходцы из Средней Азии сделали нашу страну главным потребителем афганского героина. Кроме того, ежегодно в качестве заработка гастарбайтеры вывозят из России около $20 млрд, фактически каждая российская семья теряет из своего бюджета 20 тысяч рублей ежегодно.

По неофициальным данным, в Москве находится более 2 млн мигрантов, большая часть которых не зарегистрирована. Это около 20% жителей города, тогда как, согласно общемировой практике, критичным для коренного населения считается показатель свыше 10% приезжих. Абсолютно очевиден коррупционный характер роста трудовой миграции. Сложилось лобби из чиновников и недобросовестных бизнесменов, которое «крышует» огромный рынок «рабов». На зарплату дворника в районе Тропарево-Никулино (52 тысячи рублей!) согласились бы многие жители Центральной России. Но поскольку некоторые чиновники кладут в карман по 40 тысяч, то на оставшиеся двенадцать можно найти только мигрантов. При этом работодатель платит за работника-мигранта такой же налог, как за местных жителей, — 28% от общей суммы зарплаты!

Мы приняли решение разработать законопроект об увеличении налога на трудоустройство мигрантов на 30% (до 58%) и привлечь к контролю не только ФМС, но и налоговую службу. Это поставит заслон росту миграции, обеспечит достаточный уровень занятости среди местного населения, а главное — деньги останутся в экономике России. Также речь может идти об ужесточении наказания для работодателя, вплоть до увольнения, лишения лицензии при выявлении «черной кассы», что особенно распространено в коммунальной сфере.

В конце прошлого года правительство Москвы официально объявило о повышении миграционной квоты в два раза, с 300 до 600 тысяч ежегодно. Но почему строительным компаниям можно набирать выходцев из Средней Азии, когда в Центральной России люди сидят без работы? Мы настаиваем, чтобы работодатели обосновывали необходимость применения иностранной рабочей силы и только потом приглашали мигрантов. Пока коррупция и миграция идут рука об руку, негативное отношение будет только прогрессировать.

Михаил ВЕЛЛЕР, писатель:

— Кожные заболевания существуют не сами по себе, а показывают глубинные проблемы организма. И на миграцию надо смотреть в контексте того, что происходило в России последние 20 лет. Страна провинциализируется с каждым днем, единственное, что есть — угасающий научно-ядерный потенциал.

…Еще в середине XIX века Жозеф Гобино написал сочинение «Опыт о неравенстве человеческих рас», где впервые указал на такую взаимосвязь: падение всех цивилизаций сопровождалось замещением того этноса, который цивилизацию создал, этносом пришлым, который создать цивилизацию сам не способен. Можно сколько угодно «возбуждать» демографию деньгами, но когда заканчивается историческая перспектива, происходит среди прочего демографическое «схлопывание», так было в Древнем Риме, когда перестали рожать, в Древнем Египте, это же мы наблюдаем сейчас с «белой» цивилизацией.

Современное российское государство было заложено в 1991–92 годах, когда серьезные деловые люди использовали наивную и несильно образованную интеллигенцию (особенно творческую) для создания декларативного уровня своей политики: реальный уровень — украсть и приватизировать все, что можно, декларативный — объявить, что это «свободы». Учреждался рынок без берегов, который якобы все сделает сам. Вернейший закон рынка — закон оптимизации прибыли: получить максимум, вложив минимум. А когда существуют огромные богатства, созданные в Советском Союзе, то самый лучший вид бизнеса — воровство... Но не бывает так, что верхушке можно воровать, а внизу живут порядочно — «рыба тухнет с головы». Чиновников нам не с Марса завозят.

Мы ничего не сможем поделать с миграцией, если не найдем сил изменить политическую и экономическую обстановку. Нужны три закона, но как их исполнить, не знаю, потому что мы все против экстремизма. Первое: вор должен сидеть в тюрьме — начинать сажать надо не снизу, а сверху (совершенно чудовищное предложение, и все знают, кто его не одобрит). Второе: нужен закон о минимуме зарплаты. Третье: нужны реальные, а не декоративные профсоюзы, чтобы дворники объединились и судились.

Проблема миграции связана с наркоманией, если посмотреть, как органы МВД борются с фондом «Город без наркотиков», то в сущности все становится совершенно понятно.

Андрей КЛЫЧКОВ, председатель фракции КПРФ в Мосгордуме:

— Наша задача выработать механизм, который позволит уже сейчас сдвинуть ситуацию с места. По количеству нелегальных мигрантов Москва занимает первое место в России. На примере международного опыта мы знаем, чем это может грозить: вполне реально появление шариатских патрулей и национальных гетто в течение ближайших 10 лет. Количество квот вновь приближается к 2008 году — более 500 тысяч ежегодно. Дополнительные благоприятные условия для мигрантов создаются при организации Олимпийских игр, чемпионата мира по футболу и частично (очень небольшие послабления) — для высококвалифицированных работников. Кроме того, есть патенты: из 70 тысяч на всю Россию 30 тысяч — у Москвы (при этом все прекрасно понимают, что купить «патент» можно в переходе метро). Необходимо ввести нормальный учет приезжих, обязать управляющие компании создавать систему открытого информирования о приеме на работу мигрантов. Дополнительное налоговое бремя стимулирует искать профессионалов. Наконец, пора перейти от идей о введении этического кодекса москвича, который ничего, кроме смеха, не вызывает, к внесению в Мосгордуму концепции национальной политики городского уровня. Как представитель КПРФ я за интернациональный подход, но дружбу нужно защищать.

Степан ЛЬВОВ, руководитель управления социально-политических исследований ВЦИОМ:

— По результатам наших исследований, проведенных осенью 2012 года, главный вопрос, решения которого ждут москвичи от властей, — миграция, даже транспорт на втором месте. На днях прошло общероссийское исследование: мы «протестировали» у людей идеи, изложенные Путиным в статье по национальному вопросу. За ужесточение миграционного законодательства и внесение уголовной ответственности при нарушении миграционных правил выступают до 77% граждан. Ужесточение правил регистрации одобряют 75%, предотвращение возникновения национальных анклавов, живущих по своим собственным законам, — 79%, экзамен по русскому языку и истории для приезжих — 67%. Из этого мы делаем вывод, что любая инициатива по ограничению миграции, в том числе жесткие меры, будут поддержаны населением. Думаю, осторожничать не стоит — дан «зеленый свет», чтобы действовать с открытым забралом.

Самое опасное, что из-за миграции может претерпеть серьезнейшие изменения социальная структура российского общества. В Москве мигрантов до 20%, в регионах подбираемся к 10%. Могут начаться не только серьезные столкновения на национальной почве, но и проблемы, связанные с социально-экономическим положением нашего населения. Все видели на примере Европы, какой конфликтный потенциал несет нерешенность миграционных проблем. Мы подходим к точке невозврата — есть максимум три года, чтобы принять внятную концепцию на уровне государства, иначе не избежать социальных катаклизмов, возможно, даже катастрофы…

Виктор МИЛИТАРЕВ, вице-президент Института национальной стратегии:

— Сейчас, когда у нас понижается количество коренного трудоспособного населения, зарплаты должны повышаться. Но в стране толпы штрейкбрехеров, завезенных миграционным лобби (филиалом коррумпированного чиновничества) — целенаправленно проводится политика заемного труда и, таким образом, понижения цены и качества труда. Как в старой армейской пословице — «сто солдат из стройбата заменяют экскаватор», — у нас сто мигрантов из Таджикистана заменяют всю передовую технику, возрастает экстенсивный труд. И хотя в основном это происходит в Москве и крупных городах, но косвенно сказывается и на уровне средних зарплат по всей России.

Проводится циничная политика привлечения иностранных трудовых мигрантов в город, где недвижимость одна из самых дорогих в мире, и заранее ясно, что у приезжих из Азии нет возможности снимать нормальную жилплощадь. Создан массовый рынок нелегальных общежитий, который не может существовать без участия коррумпированных работников правоохранительных органов, городской власти. Гастарбайтеры массово базируются либо в подвалах, либо в расселяемых пятиэтажках. И то, и другое — источник антисанитарии, поэтому одновременно мы имеем рынок фиктивных медицинских документов и ходим по грани эпидемиологической катастрофы.

Если бы работала миграционная политика, незаконных мигрантов можно было бы выселить за 2–3 месяца, вместо этого мы имеем дикий рынок 1990-х годов.

Необходимо контролировать предложение рабочей силы, иметь подразделения в странах — донорах трудовой миграции, а для квалифицированных работников строить общежития гостиничного типа, куда возможен «ваучерный» переезд, то есть чтобы вместе с человеком из региона «переезжало» его соцобеспечение и права на детсад, медобслуживание и т.д.

Промиграционное лобби насаждает миф, якобы русские не хотят работать на «черной работе»: для Западной Европы это в значительной мере так, но мы бедная страна, у нас огромное количество людей, которые согласны пахать. Еще нам рассказывают, что мы должны пожалеть своих бедных соотечественников по Советскому Союзу — да, должны, но после того, как решим свои проблемы, пока мы вряд ли имеем возможность помочь детям Африки.

…Я до последнего не верил, когда более радикально настроенные люди говорили мне, что ведется целенаправленная политика замещения русского народа, но сейчас, к сожалению, уверился: власть делает так по глупости, капиталисты по близорукой жадности, а вот группа экспертов, может, и правда ведет подрывную работу.

Юрий МОСКОВСКИЙ, ответственный секретарь Общественно-консультативного Совета при ФМС по Москве:

— Некоторым выступившим я готов возразить буквально на каждую фразу. Многие действительно пребывают в плену мифов и легенд, только мифы эти другого рода. В Москве всего 3 200 000 мужчин трудоспособного возраста, слышать, что два миллиона из них — мигранты, просто странно. И таких примеров масса. Один «эксперт» заявил, что в Таджикистане 40 млн граждан, но там около 9 млн. Достаточно заглянуть в данные таджикской миграционной службы, чтобы увидеть, что общее число выездов около 800 тысяч. Это гигантская проблема для самого Таджикистана, так как работоспособных мужчин у них — полтора миллиона. Едут не только в Россию, но и в Казахстан, и на Украину. Как-то в одной уважаемой организации готовились слушания, и меня спросили о количестве нелегалов, я ответил навскидку, что миллиона полтора, мне сказали: «Несолидно, пусть будет 5». А высший начальник заметил: «Лучше 7!» Вот так появляются «экспертные» цифры. Международная организация миграции называла вообще 12 млн мигрантов в стране, стали разбираться — оказалось, речь идет обо всех, кто живет на территории России, но родился не здесь.

Говоря о «миграционном коллапсе», мы провоцируем панические, ксенофобские настроения. В Москве нет никакого миграционного коллапса, заявляю как историк. В 20–30-е годы ХХ века он был, потому что с 1 млн 200 тысяч в 1921 году к 1941-му население столицы стало практически 5 млн. Это был колоссальный поток крестьян из села. Менялся национальный состав. Но власти, коммунистическая партия справились, и мы выиграли войну, в том числе благодаря интернациональной дружбе. Хотя на Западе говорили, что Советский Союз — колосс на глиняных ногах, здесь межэтнические противоречия. То же, что говорят про нас сейчас, но оказалось все не совсем так.

По данным ФМС, на конец прошлого года на учете в Москве находилось 460 тысяч человек, рост 30% по сравнению с 2011-м — люди к нам поехали опять, поскольку идет экономический рост. Граждане Украины и Белоруссии могут до трех месяцев не вставать на учет. Поэтому общие оценки мигрантов доходят примерно до 700–800 тысяч. Все остальные данные взяты с потолка. Кстати, по последней переписи в Москве 92% русских.

Не говорю, что проблем нет. Но решать их можно по-разному. В Японии защитили свой рынок труда, обязав платить иностранным гражданам в полтора-два раза больше, чем местным на такой же работе, чтобы могли снимать квартиру. (Кстати, в Японии около 10 тысяч российских граждан, а китайцы жалуются, что «русские все заполонили», — тоже к вопросу о миграции.) Другой путь предлагали в «Деловой России»: не нравится квотирование, сделайте всеобщий патент на право работать: на территории Москвы — 10 тысяч рублей, на Дальнем Востоке — 500 рублей.

Нелегальная занятость — безусловно, проблема, но та же проблема и с российскими гражданами, которые получают «серую» зарплату, даже в госучреждениях, с этим надо бороться налоговикам.

Есть масса простых решений, надо их вместе внедрять, а не заниматься мифотворчеством. Одно время все говорили о нескольких миллионах беспризорных, а журналисты «МК» пошли на три вокзала, где была самая большая группировка детей, и насчитали всего 90 человек…

Разговорами о социальной катастрофе мы только напугали себя и иностранных инвесторов. Посмотришь на свою жизнь — вроде все нормально, у знакомых — дай бог каждому так жить, а как включишь ТВ или газету откроешь — все, ужас. Да — ужас, но не «ужас, ужас, ужас»!

Сергей СЕРЕБРЕННИКОВ, декан Института управления финансами Государственного университета управления:

— Есть определенное противоречие в отношении России к миграции. С одной стороны, государственная власть все время отстаивала позицию, что страна является «альфа-самцом»: мы хотим сохранить протекционизм в Средней Азии, где-то в Закавказье, на территории Белоруссии и Украины. Одновременно говорим, что надо закрыть границы и не пускать сюда бывших сограждан, хотя у многих до сих пор советские паспорта, льготное право на получение гражданства. Принимая мигрантов, мы гарантируем пророссийские настроения в бывших республиках. В Таджикистане многие молятся на Россию. Поэтому я вижу некое лукавство со стороны власти: вроде мы должны с чем-то бороться, но серьезно ничего не делается.

Что касается экономических причин, бизнесмены совершенно логично руководствуются правилом оптимизации прибыли и нанимают тех, кто дешевле. Ограничить это можно только налогами, увеличив их раза в два.

В отношении дефицита квалифицированной рабочей силы предлагаю создать систему краткосрочного профобразования, в том числе для мигрантов. С этим уж точно справятся вузы, на которые в последние полгода обрушился гнев. И сгладим проблему трудовой миграции.

Константин КРЫЛОВ, публицист, главный редактор Агентства политических новостей:

— Согласен, что мифы (и промигрантские, и антимигрантские) вредны. Передвигаясь по улице и пользуясь метро, не поверю, что в Москве 92% русских. По моим наблюдениям, минимум 20% явно приезжие. Мифы лечатся исследованиями, но у нас негласный запрет на обсуждение мигрантской темы, нынешний «круглый стол» как прорыв.

Нужна прозрачность: кто является самым активным потребителем мигрантского труда (где список организаций?), что с незаконными общежитиями? Официальные органы могут действовать в сотрудничестве с общественностью, например, назначая вознаграждение за информацию о подвальных «притонах». Выдача всех разрешительных документов, в том числе медицинских, должна проходить через единую организацию и находиться в открытом доступе в Интернете.

Тут вспоминали Советский Союз. Действительно, у нас что-то вроде недоразвалившегося СССР: правда, пророссийских сил в бывших республиках толком нет (если только за большие деньги), но Россия ведет себя, словно развод еще не состоялся и муж вернется. Введение визового режима со странами Средней Азии — это не потеря влияния, а, наоборот, начало его. Так благосклонность России будет чего-то стоить.

Важный механизм, практикуемый во многих странах, — большой залог, который работодатель вносит государству за мигранта и получает обратно, если последний уезжает без нареканий со стороны властей. Кроме того, за совершенные правонарушения разумно высылать навсегда. Тратить деньги и время на их образование — нам ни к чему.

В целом успокоительные речи (якобы миграция — общее явление) противоречат мировому опыту: миграция — лучшее лекарство против экономического и политического развития. Любые усилия по модернизации страны жестко связаны с уровнем зарплат, и только правоспособное коренное население страны может требовать политических перемен.

Олег БОНДАРЕНКО:

Резюмирую все предложения: необходимо ввести трудовые визы, налог или залог при приеме мигрантов на работу, создать городскую стратегию и национальную политику, обеспечить прозрачность трудоустройства и контроля за ситуацией. Думаю, когда что-нибудь будет решено, мы соберемся снова.

«В обществе излишне обострена и политизирована ситуация с гастарбайтерами, — заявил во время недавнего общения с журналистами заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников. — По сравнению с 2010 годом количество квот в столице сократилось с 250 до 200 тысяч, т.е. на 20%. Это 3,2% от общей численности занятых в Москве. Наша задача, чтобы приезжие не превращались в рабов и нелегальных мигрантов. Почти 60% работодателей, воспользовавшихся квотами, совсем или частично не выполнили своих обязательств. В итоге мы отзываем 13,5 тысяч квот, а еще по 20–25 тысячам даем месяц на устранение недочетов. Многие мигранты работают в наших же ГУПах: по ЖКХ, транспорту… Уважаемая московская организация известила об увольнении 3800 человек, а потом подала заявку на две с лишним тысячи гастарбайтеров. Конечно, с таким надо разбираться».

Кстати, Леонид Печатников поделился с журналистами, что в свое время сам оказался на правах трудового мигранта во Франции. Его коллега-француз очень хотел, чтобы на должность в университете взяли именно Леонида Михайловича, и тот, чтобы избежать всякой конкуренции со стороны коренных жителей, предложил вписать в требования к кандидату: «Необходимо знать три языка: французский, русский и узбекский».

По данным, озвученным главным прокурором столицы Сергеем Куденеевым, каждое второе изнасилование, каждый третий разбой и грабеж, каждое пятое убийство в Москве совершают иностранные мигранты. В целом в 2012 году миграционная обстановка привела к росту уровня преступности: краж — более чем на 7%, особо тяжких преступлений — на 11,4%, тяжких преступлений — почти на 6%, правонарушений участников организованных групп — почти на 40%. (Особо опасные группировки созданы по этническому признаку, на их счету свыше 2/3 заказных убийств.)





Партнеры