Иностранные студенты рассказали правду о жизни в Москве

"Люди постоянно кричат друг на друга, общаются, словно отдавая приказы"

6 декабря 2017 в 18:16, просмотров: 39731

Целое поколение иностранных студентов со всего мира проходит школу жизни в Москве. Как, с кем и на что живут ребята, приехавшие в столицу за знаниями, довольны ли они уровнем образования, комфортно ли им вдали от дома? Студенты из разных стран и разных вузов рассказали «МК» о своей российской повседневной жизни, о том, что им здесь нравится, а что напрягает. Получилось три диалога, три реальности, три смысла.

Иностранные студенты рассказали правду о жизни в Москве
фото: flickr.com

Студентка МГИМО из Черногории Татьяна Локтионов

— Моя фамилия Локтионов, без «а». Сербские фамилии не меняются по родам, и в Москве это всех удивляет. Но в то же время это русская фамилия: мои предки — выходцы из России. После революции прабабушка вынуждена была уехать из страны.

Фото: СОЦСЕТИ

— Ты первая из семьи вернулась на историческую родину?

— Первой это сделала моя сестра. Я окончила школу и сразу отправилась в Москву по ее стопам на подготовительный факультет МГИМО изучать русский язык, а спустя год поступила на факультет международного права. Сейчас мне 23 года, и я уже пятый год живу в России. И знаете, я ни разу об этом не пожалела. Мои корни здесь, и я чувствовала всегда, что русский народ — это наши братья.

— Каково было тебе, 18‑летней девушке, оказаться в чужой стране без папы и мамы?

— Несмотря на близость наших народов, я не могла даже представить себе, насколько у русских и сербов разный менталитет. Первое потрясение было в день приезда. Я добиралась из аэропорта одна с тяжелыми сумками, было уже темно и холодно. И тут при входе в общежитие выяснилось, что меня нет в каких-то списках, что про меня никто не знает. Комендант долго что-то выяснял, звонил куда-то… А потом сказал такую фразу: «Ладно, пусть она переночует, не можем же мы выкинуть ее на улицу». Я так была напугана этими словами. В Черногории никто бы не сказал так. Это звучало бы мягче, намного деликатнее. Сейчас уже я привыкла к манере общения здесь. Люди, которые старше тебя, которые наделены властью, могут кричать, могут быть довольно грубыми.

— Сейчас ты научилась не обращать внимания на такие вещи?

— Просто со временем я поняла, что за этой резкостью у русских людей нет абсолютно никаких злых намерений. Нет ничего, кроме раздражения, плохого настроения. В итоге тебе всегда приходят на помощь.

— У тебя возникали сложности в общении в связи с этим?

— Сначала да. Но потом я увидела закономерность. Сначала в России ты всегда получаешь ответ «нет». Но со второго или с третьего раза тебе скажут «да» и, может быть, даже улыбнутся. Поэтому я всегда иду на важный разговор с улыбкой и заранее знаю, что с первого раза вряд ли чего-то добьюсь. Здесь нужно учиться идти к своей цели, несмотря на трудности. Например, как-то раз я хотела участвовать в одном вузовском мероприятии, но мне отказали под предлогом: «это только для русских». Но я стала говорить, что я такая же студентка и у меня такие же права. В итоге все получилось.

— Но ты говоришь о людях старшего поколения. А как обстоит дело с ровесниками, у тебя появились русские друзья?

— Конечно да. Моя лучшая подруга, Екатерина, русская, мы вместе учимся. Она очень приятный человек, но иногда я даю ей совет: улыбайся чаще. А бывает, что я говорю ей: у меня такое чувство, что ты меня сегодня ненавидишь. Но она говорит, что нет, это неправда, и тогда я ей объясняю свои ощущения. И она в шоке! Потому что ничего плохого не имела в виду.

— Видимо, для русских уместен вопрос: что у тебя с лицом?

— Да. Но все же гораздо важнее — что внутри. Искусственная улыбка не имеет никакой ценности, поэтому я спокойно отношусь к некоторой холодности русских. Но зато если вы дружите, то они лучшие друзья, они пускают вас в свой мир. Это дорогого стоит, потому что это не притворство.

— Климат и погода в Москве влияют на настроение, правда?

— Я приехала из солнечной страны. Но когда там живешь, не замечаешь солнца. Здесь же ты ценишь каждый ясный день, сразу хочется идти на улицу, сразу люди вокруг становятся другими. Живя в Москве, ты начинаешь радоваться каждому солнечному лучу. Ну а в плане теплой одежды я была хорошо подготовлена, знала, что зимой в Москве холодно. Но меня очень удивило, что при этом так жарко в помещениях. По тому, как топят в домах, сразу ясно, что Россия — богатая страна.

— Ты останешься здесь учиться в магистратуре?

— Может быть, да, а может быть, поеду учиться в Западную Европу, в Великобританию например.

— Раз есть такой выбор, значит, дела сердечные в Москве тебя не держат?

— У меня нет русского бойфренда, и как-то сначала не было на личную жизнь времени... Но теперь я думаю, что если бы была личная жизнь, то и время бы нашлось. Нет, не сложилось пока. Возможно, потому что русские молодые люди малоинициативные, мало проявляют интереса…

— Это расстраивает тебя?

— Честно говоря, были моменты, когда из-за отсутствия внимания я начинала чувствовать себя некрасивой, неинтересной… Но потом я успокоила себя тем, что, наверное, русские мужчины очень стеснительные.

— А может быть, высокомерные?

— Может, и так. Но в общении они очень вежливые, заботливые, и они дарят цветы. Постоянно, круглый год. Многие наши студентки ходят по университету с букетами. Но я предпочла бы вместо цветов больше тепла видеть от человека, а здесь вручают цветы просто так, на первом свидании. У меня на родине по-другому. Цветы — это знак серьезной привязанности. А в России это просто красиво, романтично, но не всегда за этим стоят глубокие чувства. И никогда не понятно, что у русских парней на уме. Молчат, не говорят комплиментов. Это трудно.

— Чем ты занимаешься в свободное время?

— Когда я начала изучать испанский язык, я увлеклась латиноамериканскими танцами, это дает мне силы, расслабляет в промежутках между серьезной учебой. Такие паузы необходимы. Я очень люблю русское искусство, могу часами ходить по Третьяковской галерее, один из любимых моих художников — Шишкин. Я также восхищаюсь русскими иконами. Рада, что несколько раз мне удалось побывать в Большом театре.

— В двух словах твое отношение к Москве.

— Любовь и ненависть одновременно. Устаешь здесь, но, уезжая, ты тут же начинаешь скучать…

— Ты верующий человек?

— Я из очень религиозной православной семьи, да.

— Ты считаешь Москву православным городом?

— Нет, ни в коем случае. Даже наоборот, здесь, на мой взгляд, мало верующих. Помню, как перед Рождеством я ждала чуда, думала, что вот-вот наступит самый прекрасный праздник. Но к 7 января в городе ничего не изменилось, и я была удивлена, что здесь Новый год отмечается с большим размахом, чем Рождество. Я считаю, что Октябрьская революция подорвала в России основы православной веры, и до сих пор это очень чувствуется. Но я нашла здесь свою церковь, это храм Александра Невского при МГИМО, куда я часто хожу, и часовая служба проходит для меня как десять минут, потому что мне легко, я чувствую связь с людьми, которые молятся рядом со мной.

Студент РУДН из Сирии Хусейн Ранджус

— Сейчас из-за войны много молодежи уезжает из Сирии. Я юрист, в прошлом году получил степень бакалавра в Дамасском университете и решил продолжить образование в России. Я мог поехать в Германию, например, но мне казалось, что российское общество ближе по менталитету к Ближнему Востоку, чем западноевропейское. К тому же моя семья очень любит Россию. И здесь красивые девушки, это я видел по телевизору.

Фото: СОЦСЕТИ

— Какой ты ожидал увидеть Москву, какой образ заранее сложился?

— Представление было такое: снег, холодно, мрачные люди и красивая архитектура.

— В реальности так и вышло?

— Я прилетел в Москву в начале февраля и, когда вышел на улицу, почувствовал, как будто меня бьют по щекам — такой сильный был мороз тем вечером. Москва оказалась потрясающе красивым городом, здесь много уникальных памятников архитектуры, по которым видно, каким был город в древности.

— Русские люди действительно такие мрачные и редко улыбаются?

— Русские не улыбаются, но почему вам должны улыбаться при первой встрече? И погода такая, что не всегда хочется улыбаться… Например, весной и летом люди в Москве намного приветливее. Я тоже таким становлюсь тут, погода действительно влияет на настроение. Выучил вот новое слово — «хмырь».

— Ты утвердился во мнении, что русский менталитет ближе к арабскому, чем европейский?

— Да. Мне здесь комфортно. Что касается Европы, у меня есть там друзья, и с 18 лет они живут отдельно от родителей. Семья там не имеет такой ценности, как в России и как в Сирии. Поэтому многое знакомо и близко для меня в русском обществе, отношения между поколениями например. Если какая-то бабушка обругала тебя в транспорте, то это не проблема. Пожилые люди могут кричать на молодых и у нас. Я спокойно отношусь к этому, просто говорю себе: этот человек такого же возраста, как мой дед. Правда, в Сирии, в отличие от России, молодые парни не сидят в транспорте никогда, это стыдно, в этом случае на тебя посмотрят как на ничтожество.

— Что было для тебя самым большим сюрпризом в Москве? Есть ли тут что-то, чего нет в Сирии?

— Приятно удивило то, что здесь удобно жить, здесь повсюду Интернет и можно заказывать такси и покупать билеты, не выходя из дома. В Сирии сейчас нет такой возможности, к сожалению. Такси нужно искать на улице, а билеты бронировать в офисе авиакомпании.

— А чего ты, наоборот, лишился, переехав в Москву?

— Биде. Я везде его искал…

— У тебя много бытовых трудностей в общежитии?

— Не могу сказать, здесь меньше пыли, здесь по-другому нужно убирать. Например, нет стока в полу, куда сливается грязная вода при мытье комнаты.

— А соседи по общежитию? Тебе везет с ними?

— Мне попадались разные соседи. Был афганец, который молился каждую ночь на рассвете и будил меня, предлагал присоединиться. А я не мусульманин, и я не люблю, когда люди настойчиво хотят убедить вас принять их веру. Мне нравится, что для русских религиозные вопросы носят более личный характер.

— Какие сложности ты испытываешь сейчас?

— Как в древнегреческой мифологии было божество Хронос, так в России царит божество Бюрократиос. Иногда не хватает какой-то подписи, которую нужно ждать неделю. У меня за полгода набралось огромное количество документов и копий, мне уже не хватает одной папки, и я завел целую сумку с множеством папок. Здесь все время нужно делать ксерокс документов, чтобы получать взамен какие-то новые документы, с которых тоже потом нужно делать ксерокопии.

— Раз уж ты упомянул Хроноса, то скажи, как ты воспринимаешь время и скорость жизни в Москве?

— Здесь я не чувствую времени, оно бежит. Проснулся, быстро перекусил, потом поехал в университет, потом на спорт, потом домой спать. И все, день прошел. В Сирии все по-другому. Я просыпаюсь, мама приносит мне кофе. Потом я завтракаю, потом иду в спортзал, потом сижу с книгами и занимаюсь. Дни тянутся медленно. Когда я вернулся домой на летние каникулы, я не мог привыкнуть к тому, что время так затормозилось, я быстро начал скучать по московской спешке. И в первые дни я ничего не мог есть дома из-за жары.

— К русской кухне ты привык?

— Здесь вкусная еда, мне многое нравится. И я очень люблю водку. Я считаю, что в России лучший в мире алкоголь.

— Что было для тебя самым большим шоком здесь?

— Шок я испытал, когда вернулся после летних каникул. Захожу в свою комнату, а там спят два индуса, один из них на моей кровати, на постельном белье, подаренном мамой. «Привет, — говорю, — гайз, вы из Индии?» — «Что ты, — говорят, — мы лучше, мы из Бангладеш». Не знаю, как так получилось, что их поселили ко мне. В общежитии шел ремонт, может, комнат не хватило. Пришлось к другу переезжать. Но эти ребята жили по соседству, поэтому через пару дней вся наша одежда начала пахнуть их едой. Потом этот запах распространился на весь этаж. А они говорили: «Угощайся, брат, попробуй asian food!» Сейчас я переехал в другое общежитие, потому что поступил в РУДН на первый курс магистратуры. Я выбрал англоязычную программу, так как за те полгода, что жил здесь, не овладел свободно русским языком. То, что я говорю немного по-русски, — заслуга моей девушки.

— Русская девушка внешне и по своему менталитету, наверное, сильно отличается от арабской?

— Красота русской девушки — это не миф, это на самом деле так. И она меньше пользуется косметикой. А в Сирии девушки уже с утра приходят в университет с вечерним макияжем. Если же говорить про менталитет… Арабская девушка, пока она не замужем, притворяется очень слабой и тихой. Русская девушка имеет свое мнение сразу, с первого дня. И это интересно, потому что есть диалог, есть спор. Русская девушка спокойная, но если ее разозлить, то это становится большой проблемой, да.

— Какие еще выводы ты можешь сделать о русском характере в целом?

— Русские очень дружелюбные, и они приходят на помощь, даже если ты не просишь ни о чем. Они суеверны. Здесь верят в черную кошку, бросают монету, присаживаются перед дорогой. Русские не лжецы, они очень искренние. И они заботятся о своем имидже, им важно выглядеть респектабельно. Что касается общества в целом, то здесь много нетрезвых людей на улицах, я никогда не видел раньше такого количества пьяных. И здесь больше курильщиков, особенно курящих девушек.

Студент МГОУ из Нигера Хассан Али

— Решение уехать из Нигера связано с тем, что на нашем континенте у молодежи большие проблемы с трудоустройством по специальности. В Москве я оказался, потому что у меня был выбор — Россия или Китай. Именно такие международные стажировки мне предложили. Поэтому, закончив бакалавриат по специальности «международные коммуникации», я стал размышлять, в какую из двух стран мне поехать учиться в магистратуру. В итоге пришел к выводу, что русский язык хоть как-то связан с латынью и алфавит я выучу. Оказался в МГОУ на лингвистическом факультете.

Фото: СОЦСЕТИ

— Ты не пожалел о своем решении?

— Россия для нас — пример сильной державы. И здесь очень высокий уровень образования. В целом я считаю, что мне выпала большая удача приехать учиться сюда. Очень сложно организовать такую стажировку, собрать все документы, наконец, получать государственную стипендию. Я боялся не получить ее.

— Какие-то еще страхи перед путешествием в Россию у тебя были?

— Да, у меня было представление, что Россия — страна расизма, что здесь не принимают чернокожих людей. Но, к счастью, это опасение не оправдалось. Возможно, здесь чернокожему сложнее интегрироваться в русское общество, чем другому иностранцу. Но в целом Россия не страна расизма, она сложна для тех, кто не знает русский язык и не понимает людей, которые здесь живут. Еще я переживал, с каким человеком мне придется жить в общежитии.

— Ты в итоге доволен соседями или нет?

— Да, к счастью. Сейчас у меня русский сосед. Знаете, мы всегда хотим видеть рядом человека, который будет создавать уют и улучшать обстановку. Но мой сосед наравне со мной создает беспорядок. Я не могу сделать ему замечание: он русский, он на своей территории. С другой стороны, я думаю: если у русского такой бардак, значит, и я могу расслабиться.

— На примере твоего соседа ты можешь сделать вывод о менталитете русских?

— Я выделил бы две черты: как только у меня появляются проблемы, он сразу готов поддержать, спешит на помощь моментально. Но… Он очень искренний. Непривычно как-то.

— Непривычна искренность?

— Он очень откровенный, прямолинейный. Если он слушает музыку, а я обращаюсь к нему с вопросом, он может сказать: «Отстань, ты мне мешаешь!» Быть таким прямым, ну это уж слишком! Если мы просим перестать кого-то что-то делать, то мы скажем не «хватит», а «не могли бы вы, пожалуйста, если вас не затруднит». Мой соотечественник, у которого русский сосед, как-то говорил со мной по телефону, а тот стал кричать в трубку: «Хватит говорить, ты мешаешь»! Тогда мой приятель стал орать на него в ответ, и я остановил его и начал объяснять, что у русских другая культура. Люди кричат здесь друг на друга, общаются, словно отдавая приказы. Люди орут везде: в транспорте, на улицах. Мне стало проще, когда я наконец понял, что это такая национальная особенность.

— Ты считаешь русских грубыми?

— Грубыми — это сильно сказано, нет. Мрачными, суровыми — да.

— Тебе трудно здесь?

— Мне сложно жить здесь, да. И я до сих пор волнуюсь и не знаю, как правильно вести себя с людьми при первой встрече. Конечно, я вижу здесь отзывчивых людей, которые готовы слушать, и я ценю такие встречи. Но бывает, что я делаю ошибки в речи из-за нехватки знаний, и тогда я замечаю, что на меня смотрят осуждающе, я читаю враждебность во взгляде.

— В какое время года ты приехал в Москву?

— Зимой. Год назад, в октябре.

— Зимой? Но октябрь — это осень!

— Я не знал, правда, это такая осень?! Я прилетел в Москву, вышел из самолета и тут же замерз. Самое тяжелое испытание для меня — снег, когда он летит на тебя, это просто невыносимо!

— Было что-то, что шокировало тебя здесь?

— Когда люди думают, что я плохо понимаю русский, и позволяют себе говорить обидные вещи. Например, в нотариальной конторе, где мне нужен был перевод документов, молодая сотрудница стала звонить шефу и в разговоре назвала меня «странным человеком».

— А что стало приятным сюрпризом?

— В России все сделано на высшем уровне. Любой спектакль, любое шоу — все красиво и шикарно, я в восторге от всех культурных мероприятий, которые посетил. Русские любят демонстрировать роскошь. Все сверкает, в ресторанах обязательно картины. Меня потрясла ВДНХ. Кто эти архитекторы, кто эти скульпторы, которые все это создали, спрашиваю я себя. Очень впечатляет метро, я не перестаю удивляться. Но мне так и не удалось встретить медведей, а я думал, что в Москве это возможно. У нас, например, в городе можно встретить на улице жирафа. Жираф может спокойно гулять среди людей. Иногда верблюды попадаются.

— Знаешь, а медведи гораздо опаснее, лучше с ними не встречаться, а пойти в цирк, где они выступают.

— А с виду такой милый зверь. У нас в Нигере девушки называют своих любимых «мой медвежонок». Это как символ защиты, силы. А в цирк обязательно схожу!

— А что ты можешь сказать о русских девушках?

— Они самые заботливые в мире. Тепло, рукопожатия, дружеские объятия при встрече. Они тебя слушают, ты им интересен. Я комфортно себя с ними чувствую, ведь в Нигере девушки не такие эмоциональные, у нас другая культура, другое воспитание. Возможно, из-за религии. Я мусульманин, но предпочел бы жениться на русской, если бы была такая возможность.

— Я желаю тебе удачи, не за горами Новый год, и пусть твои проблемы останутся в старом году. Как ты, кстати, отметил этот праздник в прошлом году?

— Я проспал весь праздник. Мои приятели из общежития обещали разбудить меня, но забыли и ушли. Я проснулся утром, очень расстроился, пожалел о том, что лег спать. Мне было грустно, и я отправился гулять. Но когда я вышел в город, я почувствовал, что и город тоже грустный. И вот на волне этой грусти я написал стихотворение, где говорится о том, что украшенный к празднику город опустел, и люди, которые украшали его, ушли. И Москва стоит нарядная, одинокая и печальная. Такой я вижу ее до сих пор.



Партнеры