Сносить нельзя помиловать

Ушлый коммерсант шесть лет водит власти за нос

21.07.2013 в 18:42, просмотров: 5434

— Это произвол! Вы не имеете права ничего здесь сносить, — возмущается мужчина в полосатой рубахе и с красным лицом.

87-й километр Минского шоссе. Вдоль дороги — придорожный рынок стройматериалов, магазины, кафе. Рядом стоит тягач с бульдозером. Вокруг люди в форме — они в нерешительности. Противостояние затягивается. Шесть лет Комитет лесного хозяйства Московской области ведет борьбу с частным предпринимателем, который незаконно захватил земли Лесного фонда в Московской области, вырубил деревья и развернул на хлебном месте бойкую торговлю. И хотя два года назад суд постановил снести самострой, выполнить это решение до сих пор не удается.

Сносить нельзя помиловать
фото: Святослав Некляев
Снос рынка не удался.

— Сотрудники лесной охраны обнаружили самозахват и вырубки на территории Дороховского участкового лесничества еще в 2007 году, — рассказывает юрист Комитета лесного хозяйства Московской области Алина Комозова. — Начались судебные разбирательства, они длились почти четыре года. Суд установил, что постройки принадлежат ИЧП Новгородовой, возведены они незаконно, и в конце 2011-го обязал их снести. Однако хозяйка рынка решение суда не исполняла, исправно платила штрафы судебным приставам и продолжала заниматься предпринимательской деятельностью. В 2012 году был изменен порядок исполнения решения суда, органам лесного хозяйства было поручено самим снести данные объекты, а счет выставить Новгородовой.

Владелице бизнеса предстояло заплатить за незаконную вырубку леса, а это очень дорогое удовольствие, плюс за технику и рабочих, задействованных в сносе. В общем, набегали миллионы.

Когда сотрудники Комитета лесного хозяйства Подмосковья и судебные приставы прибыли в сопровождении тяжелой техники на место, то г-жу Новгородову там не обнаружили. Хозяйка смотреть на крах своего бизнеса не приехала. Впрочем, краха не произошло, да и хозяйкой она числится только формально. На самом деле всеми делами здесь заправлял Сергей Борисович — бывший сотрудник правоохранительных органов и по совместительству родственник «хозяйки». Он быстро сориентировался в том, что должно произойти, и своим джипом перегородил съезд бульдозеру. С другой стороны тягач «запер» еще один автомобиль.

Чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, стали звонить в полицию. Причем все: сотрудники Комитета лесного хозяйства, судебные приставы и даже родственник предпринимательницы.

фото: Святослав Некляев

— Новгородову на суд не приглашали умышленно. Повестки ей посылались на несуществующий адрес. Приставы решения судов показывают, а она на них не присутствовала, поэтому отстаивать свою позицию не могла, — рассказывает свою версию событий Сергей Борисович. — Эта земля куплена по закону. Вот документы (показывает квиточек, в котором написано: «Уплачено 59 миллионов рублей за землю»). Есть свидетельство на право собственности на землю, в 2000 году участок поставлен на кадастровый учет. И договор купли-продажи. Она приобрела его в 1993 году. Вот договора аренды, когда еще это были земли совхоза, он отдавал их в аренду на 49 лет.

— Вы были с этими документами в суде?

— Документы были переданы ранее другим судебным приставам, и исполнение решения суда было приостановлено. Потом эти приставы попали под уголовные дела. А сейчас я читаю исполнительное производство — там нет половины наших документов. И потом, если следовать букве закона, то в решении суда написано: снести туалет. Посмотрите — там 10 туалетов. Они выставлены на продажу, какой из них собираетесь сносить? Дальше читаем: снести забор из сетки-рабицы. Где сетка-рабица? Что будете сносить? Нет ее.

Действительно, забор из сетки-рабицы, когда составлялся акт, был, а сейчас его нет. Его оперативно поменяли на наскоро сколоченный деревянный. Не придерешься.

Дороховская полиция, несмотря на то что туда поступило сразу три вызова, так и не приехала. Даже звонок начальнику ГУВД Подмосковья никак не повлиял на ситуацию. Без полиции снос решили отложить.

Три дня спустя та же картина: экскаватор, лесоохрана, приставы. Но на этот раз Сергей Борисович успел подготовиться и выглядит гораздо увереннее. Но все-таки один раз сорвался: когда подъехала съемочная группа одного из подмосковных телеканалов, он стал требовать разрешение на съемку и просто вытолкал оператора с участка. Снова вызвали полицию. На этот раз ее сотрудники приехали, но все время скромно простояли в сторонке, ни во что не вмешиваясь.

фото: Святослав Некляев

Когда страсти улеглись, Сергей Борисович без посторонних просьб достал решение суда и сам предложил приставам сверить список сносимых объектов.

— Что будем ломать? — завел старую песню он. — Бытовку вдоль забора из сетки-рабицы и сам забор. Так?

— Так, — отвечал пристав.

— Забора из рабицы, как вы видите, нет. А это не бытовка, это баня на продажу. Мешает? Сейчас уберу. (Дает команду одному из своих рабочих, и тот начинает судорожно по телефону вызывать кран.) Дальше — магазин. А нету магазина.

— А это тогда что? — удивляется пристав, показывая на постройку, которая объединила в себе и магазин, и кафе.

— Это новая постройка, ее в акте о сносе нет. А старую я снес, — заявил хозяин и показал на подозрительно маленькую кучку строительного мусора — даже после собачьей будки осталось бы больше.

— Что там дальше? Туалет. Пожалуйста: вот выгребная яма, над ней раньше стоял туалет. Я его сломал. Нет, если хотите, конечно, сносите любой — сколько их тут... штук десять, валяйте, сносите любой, какой вам понравится. Пять навесов...

На территории стояли три огромных навеса, под которыми хранился крупный пиломатериал, и пять маленьких, сколоченных на скорую руку. Под ними, для вида, положили несколько дощечек.

— Вот, смотрите, сношу пять навесов, — сказал Сергей Борисович и махнул рукой своим работягам. Через минуту навесов не было. — Дальше, гараж-ракушка. Я бы убрал, но вот тут куча земли мешает подъехать...

Подъехал кран, подцепил бытовку и поставил ее на прицеп. Вроде как убрал со спорной территории.

В результате сносить оказалось нечего. За столько времени, сколько прошло после решения суда, старых построек не осталось, а на новые решений не выносилось.

— Неправильно было составлено исковое заявление, — только и мог сказать на это судебный пристав.

Пока шли судебные разбирательства, опись объектов, предназначенных под снос, устарела. Старые постройки были либо снесены, либо перестроены, зато появились новые, которые в списках под снос не значатся. Формально, по закону, их трогать нельзя. Так что Комитет лесного хозяйства Московской области теперь готовит новый иск с правильной формулировкой: освободить территорию, принадлежащую лесному фонду, от всех незаконных построек.

В конце концов экскаватор разровнял большую кучу земли, которая была на территории стройрынка, чтобы хозяин смог вывезти оттуда гараж-ракушку и пиломатериал. Представление закончилось. Все разъехались.

На следующий день я проезжал как раз мимо этого места. Все стояло на своих местах.



Партнеры