Коснулась кисточка холста…

«Вы не поверите, я за всю жизнь только одно платье купила! — хитро улыбается Валентина Петровна из Егорьевска. — Остальные, из мерного лоскута, шила сама»

24 июля 2013 в 14:25, просмотров: 768

И поверить хозяйке просто — ее приметный лазоревый домик цепляет самый рассеянный взгляд. И не оставляет сомнений: человек в нем живет особенный.

Коснулась кисточка холста…
Фото: Виктор Анашкин

Рисунчатый фасад, узорчатый карниз, зеркальная мозаика перед входом… Ступаешь на порог — и замираешь: витражные двери, лепные потолки, расписные стены, деревянные скульптуры, лоскутные коврики, подушки, прихватки...

А под ногами — расшитые половички, вязаные дорожки, «богатый», цветочного орнамента пол, шагнуть на который и радостно, и неловко. Но Валентина Петровна радушно зовет за собой, спеша показать званым гостям и украшенную рисунками утварь, и «позолоченные» фольгой часы, и самодельные гипсовые рамы, и резную деревянную скамью, подаренную сыном.

Фото: Виктор Анашкин

Валентина Петровна Светлова ремеслу не училась: трудилась учетчицей, бухгалтером, кассиром — «деньги считала». А без малого в тридцать… взяла в руки кисти и краски. И неспроста. Вспоминает, как сызмальства заглядывалась на рисунки знакомых девчонок, дивилась расписанным стенам городского ДК, а позже восхищалась полотнами живописца Трофимова, с которым близко породнилась сестра.

— Яков Дмитриевич писал, а я любовалась. И захотелось самой, — так просто и честно объясняет свой интерес моя героиня.

Масляные краски покорились не сразу, и розы, признается, «не получались». Зато вышла сирень, и дом, и речка… Не на «классическом» холсте — на простом оргалите, не за мольбертом художника — за кухонном столом.

— Еще был жив отец, — рассказывает Валентина Петровна. — А мне захотелось потолок разрисовать. «Что ты, Валюшка, — говорит, — это так сложно!» И отговорил меня…

И улыбается, помолчав:

— А потолок я все-таки украсила!

И двухцветную, под березу, этажерку, и подзоры, и коврики-аппликации, и табуретку, и выуженную из сарая шкатулку, и «ожившую» под кистью садовую жестянку… И подобранную на пыльной дороге вазу:

— По улице шла, в канаве нашла, — рифмует Валентина Петровна. — Она уж позеленела вся. Отмыла, покрасила…

Для кого всё? Для дома да для домашних — дочки, сыновей, внуков, внучки, правнука…

— Я еще попишу! — и смеется задорно. — Мне ведь только восемьдесят седьмой пошел…



Партнеры