Девушка в красных одеждах

В усадьбе «Мураново» с размахом отметили праздник сенокоса

28 июля 2013 в 18:53, просмотров: 1984

Подмосковье. Пушкинский район. Над головой — хмурое небо, под ногами — скошенная трава. Ее топчут десятки людей, несущихся в хороводе. Тут и там слышатся звуки народных инструментов и голоса торговцев, зазывающих купить игрушки, свистульки, платки, сувениры и фарфоровую посуду. На лугу гарцуют кони и возвышается палаточный городок. А поодаль народ играет в крокет, перетягивает канаты и плетет кружева. И все это — не ожившая пастораль Константина Сомова, а фестиваль под названием «Сенокос» в Муранове.

Девушка в красных одеждах
фото: Роксана Родионова

История этого праздника началась еще 13 лет назад. Тогда он был проведен в честь 200-летнего юбилея Евгения Боратынского — русского поэта, который обустроил дом своего покойного тестя Льва Энгельгардта и жил в нем. А когда умер Боратынский, усадьбу занял второй зять отставного генерал-майора — Николай Путята.

— После него остались замечательные этюды, написанные акварелью, — рассказывает директор музея-усадьбы «Мураново» Игорь Комаров. — Один из них как раз изображает сенокос. С этой картины, в общем-то, все и началось.

Гостей фестиваля угощали блюдами традиционной русской кухни

Период, когда работы по скашиванию травы крестьяне завершили, а к сбору урожая еще не приступили, был своего рода каникулами и отмечался с большим размахом. В 2000 году эту старинную традицию переняли и обычные жители Подмосковья. Сначала фестиваль сенокоса проходил в последнее воскресенье июля, а затем перекинулся и на последнюю субботу. Его ключевыми идеями стали игры, музыка, ремесла и устное народное творчество.

— Мы занимаемся сбором и популяризацией фольклора Орловской, Брянской и Рязанской областей, — говорит Елена Оленева, художественный руководитель ансамбля «Веснянка» города Пушкино, — а воплощаем материал здесь, на мурановской земле, где чувствуем себя как рыба в воде и где во время открытых репетиций можем обрести новых друзей.

Детям дают мастер-класс по плетению венков

Кроме «Веснянки» на небольшой деревянной сцене танцуют и поют «Скоморошья Слобода» из Сергиева Посада и «Радуйся» из Москвы. Эти коллективы, по словам Игоря Комарова, задействуются в празднике, чтобы показать живую культуру девятнадцатого века, а не ее попсовую интерпретацию. «Мы приглашаем людей, которые один или несколько раз в год выбираются в глубинку и собирают там настоящие песни, настоящие обряды и настоящий эпос», — подчеркнул он.

Мастер-класс по изготовлению кукол

Очевидно, по схожим критериям выбирают и народных умельцев, что дают гостям фестиваля разнообразные мастер-классы. Зайдя на территорию усадьбы, мы видим у клена мастериц, которые ловко плетут венки из ромашек, бодяка, пижмы, рябины и учат этому ребятишек. А в палатках на лугу ремесленница Ольга Дубельная и ее напарница с помощью ложек, тканей, сена и ниток крутят тряпичных кукол. Сегодня эти изделия можно смело назвать игрушками или сувенирами. Но лет 200—300 назад они были своего рода оберегами и таили мощный энергетический заряд.

— К примеру, на некоторых кукол переводили болезнь, а когда человек выздоравливал, их сжигали и закапывали, — поясняет Ольга, — другие призывали солнце и дождь, третьи хранили брак молодоженов, а четвертые использовались невестами для похвальбы — дескать, глядите, какая я рукодельница, и берите замуж. В общем, на каждый случай, будь то жатва, сенокос или Пасха, имелся свой оберег.

Наталья Бобыкина занимается вышивкой уже 20 лет

Разные цели — одна технология изготовления. Старая поношенная одежда, из которой делали кукол, по словам Ольги, не кроилась ножницами, а рвалась. Сами же куклы не сшивались, а связывались нитками. Глаза и рот у них отсутствовали напрочь — считалось, что через подобные «отверстия» в обереги проникнут темные силы. Вот каким суеверным был крестьянский народ.

Суеверия в какой-то мере отразились и на технике старинной вышивки. Очутившись в палатке с таким названием, попадаешь в мир красно-белых полотен, одно из которых изображает крылатого человека на крылатом коне. Выясняется, что красный цвет не случаен — он символизирует жизнь.

— Много лет назад в мае и апреле проводился ритуал по превращению девочки в девушку, — рассказывает мастерица Наталья Бобыкина из города Балашихи, — для этого ее облачали в красную одежду, а голову украшали алым венцом или ленточкой. Подобным способом к миру людей приобщали и божественных дев, спускавшихся на землю и рожавших божественных детей.

Та самая картина "Сенокос"

Но такие предания, к огорчению Натальи, мало кто слышал. А об узорах, которые обозначают ветер, солнце, воду и в совокупности дают орнамент Вселенной, большинство людей и вовсе не знают. «Но ведь раньше у каждой семьи, племени, народа и деревни были символы, передающиеся из поколения в поколение», — сетует мастерица. Но борется с невежеством как может — издает тематические книги, проводит семинары, ездит по всем библиотекам и музеям страны в поисках идей для новых работ. И надеется, что древнюю русскую культуру все же удастся сберечь. А праздник сенокоса в этом поможет.

Но значимость фестиваля, как оказалось, понимают не все. Лишь немногочисленные граждане заявили: «Сенокос» в Муранове учит детей русским традициям, а взрослым не дает их забыть.

— Хорошо, что музей поддерживает праздник, который был огромным событием и для крепостных людей, и для дворян, — говорит Нина Долгополова. — Мы с внучкой посещаем его уже во второй раз и всем очень довольны. Теперь будем ездить на фестиваль каждый год. Да, Маша?

Луг и мурановский «Дом поэтов», где частенько бывали Гоголь, Тютчев, Аксаков, Одоевский, Полонский и Майков, после сенокоса опустеет ненадолго. Зимой тут встретят Рождество, а ближе к весне отпразднуют Масленицу. И до очередного традиционного фестиваля песен, народных промыслов и фольклора будет, как говорится, рукой подать.



Партнеры