КАК “ВЗЯТЬ” БАНК

28 декабря 1998 в 00:00, просмотров: 459

Этот банк не был известен широкой публике. Он никогда не завлекал к себе толпы частных клиентов. Не заманивал их дешевыми пластиковыми карточками или высокими процентами по вкладам. Не нуждался в рекламе. И в то же время это был один из лучших банков России. Регулярно входивший в десятку самых надежных. С ним охотно работали западные финансисты, ему давали выгодные кредиты, через него в Россию шли значительные денежные потоки. Сегодня всего этого больше нет. Есть пепелище, над которым вороньем кружат кредиторы, да многочисленные долги, погасить которые не сможет уже никто. О том, как погиб когда-то действительно один из лучших банков страны, о том, как умело и методично разворовывались деньги, о том, наконец, какие странные истории творятся вокруг его останков сегодня, — этот материал. "Токобанк" был красив. Как в "физическом" смысле — два его здания, одно в Черемушках (т.н. "Токо-дом"), второе на Краснопресненской набережной ("Токо-тауэр") радовали глаз любого, — так и в "моральном": банк не первый год был одним из лидеров в топах надежности, отчитывался перед ЦБ о своих делах каждый день, пользовался услугами аудиторов с мировыми именами. Он был крупнейшим импортером наличных долларов — в последнее время доля ввозимых "Токо" в нашу страну американских денег составляла примерно 50% от общей суммы. Наконец, его акционерами и кредиторами выступали такие всемирно известные компании, как Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Дрезднер банк, Банк Австрии, Бэнк оф Америка и т.д. А международные рейтинговые агентства регулярно присваивали "Токо" такие высокие индексы надежности, о которых прочие могли лишь мечтать. Поэтому повторю еще раз — это был красивый банк. И разворовали его тоже красиво. О том, что "Токобанк" испытывает острые проблемы с ликвидностью, начали говорить весной 1998 года. Хотя, как теперь уже ясно, беды его начались давно. Минимум — года три назад. И началось все с того, что в банке стало регулярно меняться руководство. Ушел его первый президент Якунин, потом второй — Хохлов. Хохлова, в свою очередь, сменил Астахов, которого спустя недолгое время свергнул ставший уже последним руководителем "Токо" Павел Нефидов. Понятно, что такая кадровая чехарда не способствовала стабильной работе банка. Проще говоря, он стал убыточным. Мне трудно говорить о том, в какой части вина за это лежит на прежних президентах "Токо", одно могу сказать определенно: с Павлом Нефидовым и его командой сегодня вынуждены разбираться следственные органы. Стало известно, что неделю назад против последнего руководства банка было возбуждено уголовное дело по ст. 201 Уголовного кодекса ("Злоупотребление полномочиями", срок лишения свободы до 3 лет), причем наши источники не исключают, что позже эта статья будет заменена на более суровую... "Сладкая парочка" идет на "Сильву" С Павлом Нефидовым автор этих строк встречался весной — как раз в тот момент, когда в деловых кругах поползли слухи о возможном крахе "Токо". Отлично помню, как президент банка, доверительно глядя в глаза, рассказывал, что дела у его организации идут хорошо (в подтверждение был даже показан аудиторский отчет, подписанный фирмой с мировым именем); что все слухи — это происки конкурентов, желающих разорить известный российский банк; что всему верить не стоит — прежде всего нужно верить документам (и на столе снова возникала папка аудита). Насчет последнего — согласен целиком. А посему — лишь несколько историй из жизни "Токо" времен правления Павла Нефидова. Историй, из которых предельно четко видно, как именно (и кем именно) из банка уводились миллионы долларов. Вот как вы лично думаете — легко ли взять банковский кредит? Люди, хоть раз пытавшиеся проделать эту процедуру, знают: прежде чем банк выдаст хоть доллар, его Служба безопасности, кредитный комитет, прочие подразделения тридцать раз проверят и самого просителя, и его поручителей, и предлагаемый им залог. Так что, если даже все выводы будут положительными, уйдет на это немало времени. Конечно, если у кандидата на кредит не окажется друга, занимающего в банке влиятельный пост... В декабре 1997 года в "Токобанк" обратилась некая "Сибирско-Белорусская компания по добыче золота", прописанная в поселке с трогательным названием Мама Мамско-Чуйского района Иркутской области. И попросила кредит — сначала в 4,5 млн. долларов США, спустя два дня — еще 4,8 млн. Обе суммы СБК немедленно получила. В залог СБК внесла некую "бульдозерную технику" (грубо говоря, два экскаватора), расположенных "приблизительно в трехстах километрах на север от озера Байкал" (это — цитата). Ну, мало того, что здесь сразу вспоминается сказка про "пойди туда, не знаю куда". Мало того, что "Токобанк" даже не удосужился подключить к сделке собственную Службу экономической безопасности (никакой проверки должника попросту не проводилось). Так еще и договор залога не стали заверять у нотариуса. Стоит ли удивляться, что спустя некоторое время выяснилось: деньги пропали, предложенная банку техника уже находилась в залоге, а оформлявший кредит представитель СБК ныне роскошно проживает в Израиле и обратно в Россию как-то не собирается. Может, потому, что здесь его ищет... милиция Мамско-Чуйского района... Кто-то скажет: такие истории случаются во всех банках, везде работают люди, а им свойственно ошибаться. Для подобных скептиков — наша следующая история. В августе 1996 года в "Токо" получило кредит некое ТОО "Сильва" родом из Архангельска. Сумма, одолженная у банка, — снова 4,8 млн. долларов. В качестве обеспечения была предложена... будущая выручка от коммерческой деятельности ТОО. То есть та, которой пока что нет, но будет через какое-то время. Или не будет — тут уж как повезет... По-русски это называется "воздух". Само собой, кредит этот не вернулся (по нашим сведениям, он был переправлен на Кипр). Само собой, Служба безопасности не проверила должника. Само собой, позже выяснилось, что уставный капитал "Сильвы" равен 10 тысячам рублей, на которые и может рассчитывать "Токо". Скажу больше. Никаких трудов, чтобы избежать риска при заключении договора кредита, от банка и не требовалось. Один запрос в Архангельск — и все сразу встало бы на свои места. Потому что местное ФСБ давно присматривалось к директору ТОО Потерухину — по информации местных чекистов, ранее он уже обманул несколько банков и фирм. Ответ, почему "Токо" не сделал того, что был обязан сделать, прост. По некоторым сведениям, за Потерухина в банке хлопотал лично директор Департамента программных исследований Дмитрий Майоров... Сделаем небольшую паузу и вернемся на много лет назад. В год, когда Павел Нефидов не то что не возглавлял банк — мечтать об этом не мог. А был простым студентом Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы (более известного в народе как "Колумбарий"). Поскольку учились в нем граждане примерно 20 стран мира, за моральным климатом учащихся вуза пристально следил КГБ. Любопытно, что одним из оперов, мечтавших выявить и с корнем вырвать заразу капитализма, был майор госбезопасности... Дмитрий Майоров. Рожденная в стенах международного Университета "дружба" опера со студентом прошла испытание временем. И когда Павел Нефидов все-таки возглавил "Токо", для Майорова был создан персональный Департамент — тех самых загадочных "программных исследований". Персональный потому, что, кроме самого Майорова, сотрудников в нем больше не было... Теперь понятно, как выдавались многие кредиты и почему фирмы, их получавшие, не проходили даже минимальной проверки? В принципе, историй, подобных рассказанным выше, можно привести десятки. Причем это — лишь надводная часть айсберга: после ухода Нефидова из "Токо" оттуда пропало большое количество деловых документов. Где они сейчас — не знает никто. Откуда взялась аллергия на спасателей? Вернемся непосредственно к банку и его бедам. Итак, весной стало ясно, что "Токо" находится на грани и его нужно немедленно спасать (сам Нефидов это, естественно, отрицал). В разное время со спасательной веревкой к "Токо" пытались подойти МЕНАТЕП, Национальный резервный, ОНЭКСИМ, другие банки. Тщетно. Во-первых, пугал размер финансовой дыры, которую надо было латать, — примерно 3 миллиарда рублей (500 млн. долларов по тогдашнему курсу). Выложить за просто так, за одно красивое имя полмиллиарда баксов? С какой стати? Во-вторых, любые контакты с президентом Нефидовым, как правило, заканчивались неудачей. Лидер тонущего банка всеми силами старался оттянуть момент вхождения в "Токо" посторонних. Предвидя, похоже, что многие его сделки вызовут у "спасателей", мягко говоря, недоумение. Аллергия на посторонних дошла до того, что Нефидов наотрез отказался от предложенного Центробанком стабилизационного кредита — кредита, за который любые другие финансисты хватались бы обеими руками. А все потому, что взять его — означало открыть перед ЦБ свою документацию... Долго так продолжаться не могло. В мае терпение Центрального банка лопнуло, и он был вынужден ввести в "Токо" временную администрацию (Нефидов, правда, еще продолжает исполнять обязанности президента). Интересно, что вход администрации в банк более всего напоминал высадку десанта над лагерем противника, в которой главное — это неожиданность. Видимо, поэтому многие бумаги не были вынесены из здания, не были уничтожены, а потому попали в "чужие" руки. 31 августа у банка отзывается лицензия. Как это принято, с формулировкой "до устранения указанных замечаний", однако все отлично понимают — это конец. Пора считать остатки. 9 октября временная администрация увольняет Павла Нефидова с позорной формулировкой "за несохранение имущества и препятствование исполнению принятых решений" (вместе с президентом исчезает часть бумаг); 19-го проходит собрание кредиторов "Токо", на котором определяется сумма претензий (5,9 млрд. рублей) и принимается "историческое решение" — просить арбитражный суд признать банк банкротом. Кажется, действительно все. Банк ликвидируется, имущество его (включая знаменитый "Токо-тауэр" рядом с Белым домом) продается. А дальше вступает в силу российское законодательство. Первыми деньги банкрота получают частные вкладчики, бюджет, Пенсионный фонд и т.д. Очень важная деталь! — кредиторы (как российские, так и западные) в этой очереди стоят почти в самом ее конце. И если учесть, что сумма активов "Токо" сегодня оценивается в два раза меньше его долга, понятно, что много им не светит. По разным оценкам, примерно от 30 до 50 центов на вложенный доллар. Думаете, так все и случилось? Не тут-то было. Права отечественная поговорка про закон и дышло. В какой-то момент среди кредиторов "Токо" нашлась группа желающих развернуть закон в свою сторону... Заграница нам поможет. Но – за наши деньги Анализ событий, произошедших осенью (а также ряда газетных публикаций), отчетливо показал: есть группа западных кредиторов — среди них Бэнк оф Америка, Бэнкерс Траст Кэпитал, Дрезднер Банк, другие, которые всеми силами пытаются не допустить банкротства "Токо". Еще немного, и можно будет говорить о настоящем шантаже с их стороны российского правительства. Дескать, если вы не вернете нам деньги полностью, ни одна западная финансовая организация никогда больше не будет работать в этой стране. Соответственно, не стоит рассчитывать и на иностранные инвестиции. Чего стоит, например, такое утверждение одной из газет: "Нельзя утверждать, что поддержка России иностранными инвесторами напрямую зависит от того, как разрешится судьба "Токобанка". Но, безусловно, инвесторы, погоревшие с этим российским банком, вполне могут впредь заречься работать в столь недружественной стране..." Намек, согласитесь, более чем прозрачный. Хотя абсурд этих слов очевиден. Для начала, список банков, работающих в России, одними кредиторами "Токо" не исчерпывается. Во-вторых, как это цинично ни прозвучит, Россия настолько перспективный (хотя, как показали летние события, и весьма рискованный) рынок, что ни один нормальный банк добровольно отсюда не уйдет. Наоборот — сегодня многие западные банки с пеной у рта пытаются убедить наши власти в том, что присутствие иностранных капиталов в стране должно быть расширено. Ну и, в третьих, независимо ни от чего в России пока еще есть свое законодательство. И если уж вы пришли в нашу страну (знали ведь, куда идете), будьте добры его выполнять... Но западные банки, такие законопослушные у себя дома, здесь привыкли устанавливать собственные правила. Вот фрагмент письма нынешнего временного управляющего "Токобанка" Лимонова: "...Активно распространяются заведомо клеветнические сведения в отношении временного управляющего, рассылаются письма в Генеральную прокуратуру, правоохранительные органы, Центральный банк и другие организации. В частности, Гузанов (еще один друг Нефидова, председатель наблюдательного совета "Токо". — Авт.) вместе с группой иностранных кредиторов (...) пытались оспорить действия временного управляющего в Арбитражном суде и добиться его замены на своего представителя". Несколько слов о Гузанове — именно он сейчас больше всего активничает вокруг "Токо", притом что одним из первых приказов временной администрации был приказ не подпускать его к банку даже близко. В свое время в нашей газете уже появлялась информация о том, что этот человек, работая в Главном правовом управлении Кремля, с абсолютно чистой совестью совмещал госслужбу с коммерцией. Думаете, с тех пор что-то изменилось? Я в смысле совести... Самое грустное, что на той же — т.е. прозападной — стороне играет сегодня и Центральный банк. Во всяком случае, его Главное управление по Москве, а также ряд чиновников Центрального аппарата. Судите сами. 28 октября арбитражный суд Москвы рассматривал вопрос о признании "Токобанка" банкротом. Во время заседания с места поднялся представитель ГУ ЦБ по Москве, который неожиданно заявил, что просит отложить дело. Якобы потому, что через несколько часов в Центральном банке соберется комитет банковского надзора, который вернет "Токо" лицензию. На вопрос судьи, зачем это делается и есть ли хоть малейшая уверенность в реанимации проблемного банка, юрист ЦБ предпочел не отвечать... Давайте подумаем вместе. То, что "Токо" мертв, сомнений ни у кого не вызывает. Что такое — вернуть ему лицензию? Это — прекращение полномочий временной администрации. Это — разморозка денежных остатков на зарубежных счетах банка (сегодня они заблокированы администрацией), которые тут же мгновенно испарятся. Достаточно сказать, что сумма претензий западных банков к "Токо" только по форвардным контрактам колеблется от 750 млн. до 1,2 млрд. долларов. Как только иностранцам удастся посадить в банк своего управляющего — на долю остальных кредиторов не останется ни цента. "Умоются" частные вкладчики "Токо", "утрется" российский бюджет, пенсионеры, "социалка". Зато на Западе будут довольны. Сначала там поаплодируют "мудрому" решению России, а затем... перейдут в новую атаку. Потому что в этой истории важен не "Токобанк" как таковой. Важен прецедент. В каком-то смысле "Токо" лишь полигон, испытательная площадка для более масштабных событий. Не секрет, что сегодня на Западе идет пристальное наблюдение: чем закончатся "игры" иностранных кредиторов? Если российские власти — ЦБ, арбитраж, наконец, Правительство — все-таки дрогнут и пойдут на выполнение их требований, "Токо" станет первым, но далеко не последним отечественным банком, из которого откачают за рубеж все до последнего цента. Аналогичная судьба ждет минимум еще десяток наших банков, к которым на Западе также имеют имущественные претензии. О том, насколько принципиальны наши власти, мы узнаем уже в ближайшее время...



Партнеры