ТАЙНАЯ СВОБОДА

25 января 1999 в 00:00, просмотров: 319

Она — дух нашего языка и слова. Свобода, но тайная. Воля — железная и воля вольная. Тут у нас в России все такое. Блок говорил: "Это мы решаем, чем нам перекликаться перед бурей". Под "чем" Александр Александрович подразумевал "веселое имя — Пушкин", а под "бурей" разумел тьму над Ершалаимом. Проще сказать, диктатуру Ванек с Петьками. Потом было многое. Раздирал уши механический хохот, заранее записанные аплодисменты. Возрождаемый левой Думой гимн Союза Советских Социалистических Республик. (Когда-то левые ходили в диссиденты, а правые — ловили и сажали их. Но Россия — черноногая, не знает, где право, где лево.) Вспоминается партийный гимн "Интернационал". Все поют — никто не помнит текста. Первое правило географии. В Витебске не может быть Витебского вокзала. Куда ехать-то? Разве что в светлую даль. Почему-то при этом вспоминается человек на броневичке. Апрельские тезисы. "Мы всегда идем вперед, И тоска нас не берет". (Илья Эренбург. Та самая первая "Оттепель"). Избавимся от пошлостей. "Ко мне постучался презренный еврей". ("Гляжу, как безумный, на черную шаль". А.С.Пушкин.) Блок был тоже не без греха, поэтому он и воспел революцию. Пушкин еще говаривал: "Мои хамы". Из чего вряд ли следует, что он был сторонником крепостного права. Так как он побывал и большевиком: "Октябрь уж наступил". Александр Сергеевич был рода не княжеского, а царского. Его африканские предки происходили от негуса, а негусы — прямые потомки царицы Савской от Мудрого (и любвеобильного) Соломона. Он был самым мрачным на этой земле поэтом, если верить преданию, что именно он — когелет, создатель книги Экклезиаст. "Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь" (стр. 666!). (Москва, 1991, Библия. Книги Святого Писания Ветхого и Нового завета канонические). Но таковые мудрецы и поэты и должны быть предками русского гения. (Плевать на расистов.) Видимо, у нас все проходит, кроме подобной грязи. "Боже, как грустна наша Россия". А.С.Пушкин. Отзыв на Н.В.Гоголя. Зона сказочника — зона рассказчика. Гадалка предсказала поэту смерть в возрасте 37 лет от белой головы. Пушкин смеялся над немцем Вайскопфом (буквально — "Белая Голова"), но он погиб от руки блондина, гвардейского кавалергарда, одетого во все белое. T T T "Пушкин! Тайную свободу пели мы во след тебе". Неважно, из чего это произошло. Из великосветского комплимента царицы или чего-то иного. Любовь и тайная свобода Внушали сердцу гимн простой. И неподкупный голос мой Был эхо русского народа. Перефразировке это не поддается. Француженка посмеивалась: "В России все тайна — и ничто не секрет". Но что она понимает-то! Свобода, тайная не то что от жандармов, но и от самих себя. Это мы чувствуем и почти понимаем. Предложение Нам следует издать его подряд, Вдоль времени, а не произведений. Письмо за строчкой, счет, смешной доклад, Пять строф, фрагмент ученых рассуждений. Там, где пока неясно, что сперва, а что потом, Положим все в тетрадке Столбцами, рядом, помолчим. Слова Шепнут и сами о своем порядке. А между слов и строчек, то, что нам Еще известно, вставим шрифтом мелким. Где был, на что глядел по сторонам, Приравнивая важное к безделкам. Пусть будет как он был, необъясним, Не нам судить и что мы за всеведы, Уже не отличая вместе с ним Любое пораженье от победы. На черновик похожа та тетрадь, Набросок, план, и чуть поток убыстрен, И можно дальше пробовать стирать Случайный в сущности Дантесов выстрел. T T T (Из поэмы "Туннель") Сплетни вокруг поэта, которого воскресят первым "Лирик вел себя примерно. По-французскому был первым. А окончивши лицей, Целовал княгиням ручки, Никогда не пил с получки, А играл лишь в дурака. Он всегда писал понятно, Чистил ногти аккуратно И боролся с саранчой. Поднимаясь утром рано, Он стремился неустанно Слабости преодолеть, Стать серьезней, стать приличней — В результате славы личной Он трудом своим достиг. Из собраний сочинений То, что нам оставил гений, Поучительнейший факт..." — _____________________ Почему же между строчек Мы так счастливо хохочем. "Все не так, не так, не так?!" Почему же с ходу ясно, Как глупа и неопасна Эта сладкая вода? Значит был он в самом деле, Никуда его не дели И не денут никуда? Вот уж истина, кому Выйти в день, оставя тьму, Не составит затрудненья. Каждое души движенье, Радость, слабость, сокрушенье, Жест, усмешка, ерунда — Да ему и так всегда Полшага до воскрешенья. T T T Сейчас поговаривают, будто бы дети не знают Пушкина. Дети вырастут. Они растут быстро. Быстрее, чем мы думаем.



Партнеры