ЧЕЧЕНСКИИ ОРЕШЕК

1 марта 1999 в 00:00, просмотров: 405

Через две недели в Чечне должен появиться проект шариатской конституции, согласно которой мятежная республика официально будет провозглашена исламским государством. Именно этого и добивались от Масхадова Шамиль Басаев, Салман Радуев и Зелимхан Яндарбиев... Но тем не менее противостояние между чеченским президентом и его оппонентами так и не закончилось. Бывшие соратники по-прежнему настаивают на его отставке. Вчера, к примеру, самопровозглашенная Шура, возглавляемая Басаевым, приняла решение провести в ближайшие дни общенациональный съезд чеченцев, дабы обсудить там один вопрос — "избрание главы чеченского государства". А за день до этого оппозиция создала собственный шариатский суд. Насколько вероятна отставка Масхадова? Что за "исламское государство" создает Чечня? На эти и другие вопросы в интервью "МК" отвечает президент Чеченской республики Ичкерия Аслан Масхадов. — Аслан Алиевич, не наметилось ли в Чечне двоевластие? Вы упразднили пост вице-президента, однако Ваха Арсанов не хочет прощаться с этой должностью, вы разогнали парламент, но депутаты по-прежнему заседают. Вы создаете госсовет, а оппозиция — шуру. У вас свой верховный шариатский суд, у оппозиции — свой. — Двоевластия у нас нет. Просто в Чечне сегодня происходят исторические события — период государственного обустройства. И пост вице-президента в этой связи — сугубо внутреннее и незначительное явление. Вице-президент свой кабинет оставил. Парламент никто не распускал — только приостановлена его законодательная деятельность. Временно. Парламент наделен сейчас другими функциями — функциями контроля. По всей видимости, парламент останется и завтра. В новой Конституции будут отражены его конкретные права. А что касается самопровозглашенной шуры или других структур, то это — абсурд и вызывает только смех, это агония людей, которые не дорвались до власти. И я думаю, что это последний всплеск такой агонии. Им не сломить меня силой: у меня крепкие нервы, и моим оппонентам не удастся провести мудрый чеченский народ. —Возобновятся ли с введением шариата публичные казни? — Публичные казни, если взять историю, были и до введения шариата, и при коммунистическом режиме. Чеченцы не подчинялись ни одним законам, если вопрос касался кровной мести. Потому что умышленное убийство у нас никогда и никому не прощалось. На этот раз все будет сделано не как в прошлый раз, а официально— по шариатскому закону. — Нормы шариата часто вступают в противоречие с чеченскими обычаями — адатом. Как же в таких случаях будет выноситься шариатский приговор? Имеется в виду избиение молодыми шариатскими судьями проштрафившегося старика и т.д. — В Чечне будет собственное исламское государство: не суданское, не арабское, не иранское, а чеченское. Это значит, что мы будем опираться на традиционный ислам — тот, что передали нам наши предки. То есть в нашем исламском государстве будут максимально сохранены традиции, обычаи и быт нашего народа. Если чеченец откажется от своих обычаев, это уже не чеченец. — Спасет ли шариат шариатского судью от кровной мести? — Спасет. Чеченцы всегда покорно подчинялись шариату. И судья, который вынес приговор по закону Аллаха, — неприкосновенен. Поэтому кровная месть ему не грозит. — Не усилит ли введение шариата позиции ваххабитов? — Я думаю, что наоборот — ослабит. У них же был только один козырь: они говорили, что Масхадов отходит от шариатских принципов, так как является сторонником светского государства. А теперь, когда я взял исламский флаг в свои руки, ваххабитам нечего сказать. — Правда ли, что сейчас ведутся переговоры о депортации Хаттаба и других сторонников ваххабизма? — Все, кто пытается внести раскол в нашу религию или сеет чуждую нам идеологию, будут депортированы. И дорога для них в Чечню будет закрыта. А что касается чеченских парней, оказавшихся среди ваххабитов, то для них только один выход: они будут подчиняться законам Аллаха и помогать Чечне строить исламское государство. Я не раз говорил и повторюсь еще раз: ваххабизм в Чечне не пройдет! Потому что традиционный ислам не позволит этого. Ваххабизм вызывает коренное противоречие. Чтобы в Чечне взошли ваххабитские идеи, необходимо сперва уничтожить всех чеченцев. А это никому еще не удавалось. Поэтому все те деньги, что тратят Саудовская Аравия и другие государства для распространения ваххабизма, уйдут в песок. — Почему так и не было выполнено решение об аресте Салмана Радуева? — Никаких проблем с арестом Радуева нет. Единственное, Салман Радуев — тяжело больной человек. А в шариате говорится, что больного преступника сначала надо вылечить, а потом решать, какой приговор ему вынести. Исходя из этого принципа верховный шариатский суд принял постановление об отмене предыдущего приговора и разрешил Радуеву обратиться к врачам, чтобы поправить здоровье. — Введение шариата, можно сказать, даже поможет чеченской экономике: каждый мусульманин должен отчислять "закат". Однако не все чеченцы имеют зарплату. Как же они будут платить налоги? — Обязанность каждого мусульманина — отдавать от прибыли десятую часть. Но если кто—то из мусульман не имеет никакой прибыли, то закат может и не платить. — Как будут жить немусульмане — русские — в условиях шариата? — Немусульманам, в числе которых и русские, в условиях шариата ничего не грозит. И даже наоборот — они получат надежную защиту: ведь с преступностью будет покончено. Никто их не будет притеснять. Так что те, кто был вынужден покинуть Чечню, смогут вернуться. — Недавно в Чечню приезжал сопредседатель Исламского банка. Речь шла о финансовой поддержке Чечне? — В ближайшее время, думаю, нам удастся открыть в Чечне Исламский банк. Теперь насчет финансовой поддержки. Я стараюсь в первую очередь убедить руководителей России, что очень важно, чтобы первую финансовую помощь Чечне оказала именно Россия. Потому что Россия должна взять на себя ответственность за тот ущерб, что нанесен войной. И потом, России выгодно иметь тесный контакт с Чечней. У нас же очень много вопросов, которые представляют взаимный интерес. Но, похоже, в ближайшее время руководителям России это не дано узреть. — Говорят, что нынешний премьер России — единственный, кто помог Чечне, — благодаря ему в Грозном уже восстанавливают цементный завод... — Примаков — это уже третий премьер-министр России, с которым я вел переговоры. Как проходили все предыдущие встречи? Приезжали, подписывали документы, расходились, а документы не работали. А на этот раз разработали конкретную программу по восстановлению основных производственных объектов Чечни, в числе которых цементный завод и нефтеперерабатывающий комплекс. Договорились также выплачивать ежемесячные пенсии, оказывать небольшую помощь бюджетным организациям. Но, к большому сожалению, это выполняется не стопроцентно. Кстати, хотя мы и не говорили об этом с Примаковым, до сих пор не решены вопросы: о статусе аэропорта имени шейха Мансура в Грозном, о таможенном договоре, а также о взаимозачетах между центром и регионами России по оказанию ими конкретной помощи Чечне — в рамках постановлений предыдущих правительств. — Если не секрет, почему вы отпустили бороду? По религиозной причине? — Я давно хотел отпустить бороду. Но не мог представить себя рядом с теми бородатыми, которые из шариата пытаются сделать себе рекламу. Только из-за этого и не отпускал бороду. А сегодня, когда я полностью перехватил инициативу создания в Чечне исламского государства, не думаю, что простые чеченцы поставят меня в один ряд с этими политиканами .




Партнеры