ПО УШИ...

5 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 446

Этой весной стало совершенно ясно, что всем политикам и высшим чиновникам на нас, население, просто наплевать. То, что отставка Генпрокурора Скуратова превратится в циничный торг, — было понятно с самого начала. Но что этот торг станет таким грязным, что вымыться захочется даже зрителям, — предсказать не мог никто. Все вроде бы выступают с правильными лозунгами: "Нет коррупции!" — кто же спорит... Одно настораживает: громче всех об этом кричат коммунисты, которые замешаны в стольких делах, что им лучше помолчать. При этом, явно чтобы вызвать у нас, как у собаки Павлова, рефлексы ненависти, называются какие-то фантастические суммы и банки, которых нет в природе (депутат Илюхин). Другие орут, что людям, занимающимся любовью на деньги фигурантов уголовных дел, не место в Генеральной прокуратуре. Опять-таки верно — нет вопросов. Но в этом случае как бы за кадром остается тот вопрос, что в России уже лет пять-шесть подслушивают и подсматривают практически за всеми. Никто не может быть гарантирован от того, что в его жизнь не ворвется кто-то в грязных сапогах. И уж кто-кто, а власти сделали для этого немало. И в этом смысле Россия давно превратилась в одну из самых диких стран в мире. Все друг друга держат за горло... Но главное даже не это. Любой зритель понимает, что не торжество закона движет всеми сторонами. Коммунисты хотят додавить президента и взять всю власть. Президент, увидев, как Скуратов откровенно сделал ставку на его врагов, решил додавить Скуратова. А о том, что надо просто строго выполнять законы, даже как-то смешно говорить. Впрочем, в России прокуратура всегда была специфическим органом правопорядка: "закон что дышло — куда повернул, туда и вышло". Если говорить честно, то до того, как президент ослаб, никто не слышал о правдоискателе Скуратове. Впрочем, и с его нынешним правдоискательством все достаточно ясно. Выход из этой ситуации, которая унижает Россию больше, чем бессилие в Сербии, должен быть самый простой и формальный. Если Генпрокурор действительно "любил" за сомнительные деньги — он должен уйти. Если у него есть данные о коррупции "20 крупнейших чиновников" — то он должен их огласить. Просто говорить: "Я знаю такое, что вам мало не покажется", — сейчас уже не годится. Карты должны быть выложены на стол. По закону. Причем не просто абстрактные номера счетов, которые могут быть приписаны любому человеку, а конкретные доказательства с пояснениями, по какому делу и каким путем были получены данные оперативные сведения. О том, что они должны быть получены законным путем, — и говорить не приходится. Только на такой основе — точного исполнения не только духа (это у нас умеют), но и буквы закона — можно будет разобраться с этой горой дерьма и перевести дело из политической драки в правовое разбирательство. И только такой подход будет означать хотя бы минимальное уважение всех власть предержащих к своему народу. Впрочем, такое произойдет вряд ли. Если бы такое уважение было хотя бы в зачаточной степени, то мы не стали бы зрителями столь постыдного шоу, где всем "героям сцены" на нас просто "глубоко и с прибором". Александр БУДБЕРГ.



Партнеры