С ОБЛЕГЧЕНЬИЦЕМ!

17 мая 1999 в 00:00, просмотров: 541

Всю прошлую неделю Дума жила в невероятном нервном напряжении. Оно достигло апогея в субботу днем, когда депутаты, совершенно измучившись сами и измучив журналистов, ожидали результатов голосования. Результаты стали известны около шести часов вечера, и тут наступил такой резкий эмоциональный спад, что тело показалось невесомым, как при катании на американских горках... Надо было видеть счастливое лицо спикера Селезнева в тот момент, когда председатель Счетной комиссии Игорь Братищев сообщил: даже самый перспективный с точки зрения импичмента пункт обвинения — чеченская война — недобрал до требуемых 300 голосов целых 17. Спикера Селезнева (проголосовавшего, между прочим, за отрешение Ельцина по всем пунктам без исключения) можно понять. Нет в Думе лица, более, чем он, заинтересованного в том, чтобы этот состав депутатского корпуса досидел до конца срока своих полномочий. Но что Селезнев! Чувство облегчения — как будто гора с плеч — явственно читалось и на лицах очень многих других депутатов, в том числе и части коммунистов. Не надо гадать, что будет дальше, как отреагирует на импичмент "медведь" Ельцин... Хотя основная масса членов фракции КПРФ и их союзников была, конечно, очень расстроена. Можно сказать, дело всей жизни псу под хвост. Второго импичмента ЭТОМУ президенту они уже не спроворят — времени нет, да и смысла тоже, потому что до выборов осталось совсем немного. Многие депутаты не хотели верить, что их коллеги из Счетной комиссии все правильно посчитали, потому что результат действительно оказался удивительным. Еще утром большинство народных избранников и наблюдателей склонялись к тому, что уж по Чечне-то "все получится". На эту мысль наводило и невероятно большое количество явившихся в зал заседаний (утренняя регистрация показала число 386, но подсчет по головам, произведенный самими депутатами, давал еще более внушительный результат — 400—410 человек из 440, имеющих депутатские полномочия), и тон выступлений лидеров думских фракций и групп. Даже те, кто выступал против импичмента (например, лидер НДР Владимир Рыжков), не нашли ни одного доброго слова для Бориса Николаевича Ельцина и призывали голосовать против его отрешения от власти только в интересах сохранения хотя бы подобия стабильности в стране. Но почему же все-таки импичмент не прошел даже по Чечне, да еще с таким некрасивым результатом? Бюллетени взяли только 348 человек, и это был плохой знак для коммунистов. Владимир Жириновский поставил у столов, где выдавались бюллетени, работников аппарата фракции, чтобы предотвратить не санкционированное им участие в волеизъявлении подчиненных ему депутатов. ЛДПР не голосовала. Ее вождь, видимо, достиг в последние перед импичментом дни определенных взаимовыгодных договоренностей с Администрацией Президента, пошантажировав ее предварительно угрозой определиться как-нибудь не так по вопросу об импичменте буквально в зале заседания. За свою принципиальную позицию вождь ЛДПР подвергся оскорблениям со стороны депутатов-коммунистов и со стороны болельщиков за импичмент, которыми в эти три дня была битком набита Дума, но дело, как говорится, сделано. Некоторые депутаты (среди них — председатель Комитета по международным делам "яблочник" Владимир Лукин) прикинулись шлангами, разрисовав 40 бюллетеней (в том числе и несколько "чеченских") разными каляками-маляками. "За" голосовали ВСЕ левые, обеспечившие беспрецедентно высокую явку своих сторонников, — практически 100 процентов, не считая одного больного. Они понимали: при открытом голосовании решающее значение имеет именно явка сторонников импичмента к урнам для голосования. Но "чисто" левых — 209 человек, а нужно 300. "За" солидарно собиралась голосовать фракция "Яблоко". Списочная численность фракции — 46 человек, но в день голосования в Думе реально присутствовали 43. "Яблочники" взяли бюллетени, но крестик в клеточке "за" обвинение по Чечне поставили только 37 человек, а один даже голосовал "против" — Георгий Садчиков. Ему, видимо, придется объясняться с коллегами. (Всего же за импичмент по разным пунктам обвинения проголосовал 41 член фракции Явлинского.) Итак, "промежуточно" получается 247 голосов "за" Чечню. ...Фракция НДР объявила о решении солидарно голосовать против импичмента в любом виде, и 43 члена фракции, с отчаянными и почему-то красноватыми лицами, двинулись получать разноцветные листочки с неприятными вопросами о вине президента. В основном проголосовали против, что стало поводом для законной гордости лидера фракции Владимира Рыжкова. Но где-то на бескрайних просторах России и на больничных койках затерялся 21 человек (!) — а общая численность этого депутатского коллектива — 60 персон... Но не об НДР сейчас речь — они же против, хотя никто не может исключить вероятность того, что среди неявившихся были и те, кто считал, что голосовать нужно "за". Значит, их нейтрализация может считаться успехом руководства НДР и кремлевской администрации. И вот тут-то мы приближаемся к голосам тех, кто мог решить (и решил) дело в ту или иную сторону. Депутаты-одномандатники, объединенные в группу "Российские регионы" (44 человека) или проходящие под названием "Независимые" (30 человек). Никакого солидарного решения по вопросу об импичменте группа "Российские регионы", контролируемая в значительной степени мэром Москвы Лужковым и президентом Татарстана Шаймиевым, не принимала. Но из выступлений членов группы и ее лидера Олега Морозова следовало: большинство регионалов намерено проголосовать за импичмент. Более того — по Чечне "за" собирались голосовать очень многие. Они не могли решить для себя вопрос иначе. "Ну что мне делать? — рассказывал накануне голосования один из членов этой группы. — Коммунисты в округе натравили на меня старушек, которые требуют импичмента, округ у меня вообще-то "красный", да и сам Ельцин сделал все, чтобы я проголосовал за импичмент... Чего стоит хотя бы фокус с отставкой Примакова..." Накануне же стало известно, что многие не желающие досрочных выборов члены этой группы, в то же время не могущие по политическим причинам наплевать на настроения своих избирателей, приняли соломоново решение: они будут "за" импичмент, но по какому-нибудь завалящему пункту обвинения, вроде геноцида или развала Вооруженных Сил, которые все равно шансов на успех не имеют. Так и произошло. Среди 241 голоса за Беловежье, 263 голосов за события 1993 года, 240 — за развал Вооруженных Сил и 236 за геноцид все, что сверх 209, — это и есть те самые одномандатники из "Российских регионов" и "Независимых". А некоторые из них вообще не явились. Экзотический способ заявить о своей позиции избрал депутат Кобзон: он прислал в Счетную комиссию бумагу, где сообщил о том, что отдает голоса "за" по всем пяти эпизодам, но быть в Москве в день голосования не может. Естественно, такие бумаги в расчет не принимались. Но кто теперь бросит камень в депутата Кобзона? Трудно сказать, насколько сказалась в определении позиции каждого отдельного депутата штучная работа с народными избранниками, которую вела в последнее время Администрация Президента. Обещанное после окончания срока в Думе теплое местечко в Москве, а то и просто деньги... Что ж, импичмент не получился. Начинается время "разбора полетов". Можно не сомневаться — в ближайшие дни разгоряченные процедурой и ее итогами депутаты поведают нам в процессе выяснения отношений массу интересных фактов друг про друга. Марина ОЗЕРОВА.





Партнеры