90 СЕСТЕР НА 10 БРАТЬЕВ. МЕНЬШИХ

7 июня 1999 в 00:00, просмотров: 1605

Собака, как известно, друг человека. Но не все знают, что братья наши меньшие звали на подвиги и великих святых земли русской. Преподобный Сергий Радонежский в своем скиту делился последним с медведем. А его сподвижник Герасим Иорданский вылечил от смертельного недуга льва. Царь зверей так проникся к схимнику, что после его смерти сам почил вечным сном рядом со своим другом и благодетелем. А святой мученик Христофор... Впрочем, за примером далеко в историю ходить не надо. Есть, есть и в наши дни богоугодные дела! Сестры Коломенского женского монастыря разводят алабаев — среднеазиатских овчарок. Землю попашут — подрессируют собак. Ведь написано, что не хлебом единым живет человек. Но и всяким словом, исходящим из уст божьих... ...Быт монашек скромен и уныл — во всяком случае, для простого мирянина. Например, они совсем не едят мяса и не пьют алкоголя. Только по большим церковным праздникам им разрешено причащаться кагором — да и то чайная ложечка, не больше. Сопровождающая нас инокиня Татьяна (всего в монастыре 13 Татьян, и он — самая крупная женская обитель в России) признается, что хмельного в рот не брала уже 8 лет — с тех самых пор, как сразу после школы ушла в монастырь. Мы искренне удивляемся такому долгому воздержанию. Мы, грешные, уже не пьем аж неделю, а кажется, что прошла целая вечность. А тут, простите, какая-то девчонка... — Это потому, — назидательно объясняет инокиня, — что у вас в душе пустота. В ней нет переживаний. У вас на уме, — укоризненно смотрит на нас сестра, — одни увеселения да танцы. А вот когда в душе вера, то все помыслы заняты служением Всевышнему. Вынужденно соглашаемся, что да, любим-таки вино и танцы. — Нужно почаще обращаться к Богу, — как врач в больнице говорит инокиня. — И тогда вам будет хорошо, не будете впадать в грех. Сами монахини возносят в день до 800 молитв. И занимаются этим при каждом удобном случае. Среди монашеской братии есть даже такие, которые в спокойной беседе со светским львом непрестанно читают молитвы Всевышнему за спасение души своего собеседника. Но это, признаются сестры, большая редкость, "высший пилотаж". Таким искусством, возможно, обладает только настоятельница их монастыря, игуменья Ксения. А возможно, даже она не достигла еще такого совершенства. Сестры считают себя греховными созданиями и переживают от того, что совершают грех словом, поступком или даже помыслом. Пытаемся утешить милых дам (а они молодые и действительно красивые) тем, что они напрасно так себя казнят. В монастыре и согрешить-то негде. Здесь все зарегламентировано. Обет послушания, обет служения, обет целомудрия... Захочешь — и не совершишь богопротивного дела. Нет, нет и нет! "Святые семь раз на дню согрешают. А уж мы..." Оказывается, на небесах более бывает радости об одном искренне кающемся грешнике, нежели о 99 праведниках, которые думают, что им не в чем каяться. Так что уж лучше нас (их — монахинь) не утешать: можно и в монастыре погибнуть, и в миру спастись. Действительно, в жизни вообще, а в этой святой обители в частности, всегда найдется место греху. Тот же обет целомудрия. Если бес посылает провокационные помыслы, то сестры отгоняют их молитвой "не введи мя во искушение, но и избави от лукавого". После чего совершают обряд откровения помыслов перед матушкой — настоятельницей монастыря. Также они периодически исповедуются перед батюшкой — они служат в монастырском храме. И все как рукой снимает. А вообще соблазны, от которых мы беснуемся в столице, редко посещают обитательниц монастыря. На это у них попросту нет времени. Ведь кроме молитв на сестрах свой собственный агропромышленный комплекс. И еще разведение псов. В определенных общественных кругах бытует мнение, что, мол, собака грязное животное. И что в ней якобы живет сразу 10 бесов. Коломенские монахини непреклонны: в православии нет понятия нечистого животного. А наоборот: Господь проповедовал всех любить, быть хозяином для всей твари и обо всем промышлять. Ставка на среднеазиатскую овчарку у них не случайна. Ее возраст, утверждают в монастыре, около 5 тысяч лет. То есть она была создана и сохранилась (во всяком случае, внешне) практически такой, какой ее сотворил сам Господь. Никаких экспериментов по улучшению генетических данных овчарок сестры Коломенского монастыря, Боже упаси, не делают. Их святая задача — оставить ее такой, какой она дошла до наших дней. И, значит, какой ее создал Господь. Если бы в мире была порода собак еще более древняя, чем среднеазиатская овчарка, то монахини, не раздумывая, бросились бы спасать от человека эту породу. Но на основе среднеазиатов (алабаи) они хотят восстановить тот тип овчарки, который, опять-таки, заложил в нее Творец: сильной, отважной, преданной хозяину и при всем этом еще и очень доброй. Ведь человек в последние годы сделал из алабаев киллеров, к которым и приближаться-то страшно. А подобные параллели в истории христианства уже есть. В свое время католические монахи монастыря Святого Бернара в Швейцарии вывели сенбернара, безотказную собаку, которая, "если парень в горах не ах", спасает его в заснеженных Альпах. Ну так вот, среднеазиатская овчарка, по замыслу монахинь, должна стать той самой покладистой русской псиной, которая ради други своя (т.е. ради хозяина) и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет. В общем, страж жилища, пастух стада, любимец детворы. И это все о среднеазиатской овчарке, которую создал Господь. Резонный вопрос: а по силам ли слабым женщинам такая задача, по Сеньке ли шапка? Вы не знаете коломенских монахинь! Племенным питомником тут заведует не кто-нибудь, а старшая монахиня Таисия. Она имеет монашеский постриг, а это высшая ступень в церковной иерархии. Если "должность" матушки Таисии перевести на обывательский язык, она означает "ангел на земле". Невзирая на такой почтенный сан ("Господь ноги мыл своим ученикам, — говорит она. — И учил: кто больший — тот всем слуга"), монахиня Таисия, как простая смертная женщина, закончила курсы в центральном клубе служебного собаководства. И в деле дрессировки животных стала настоящим профи. Первые результаты сестер обнадеживают. Вот основательница рода, самка по кличке Гельнар, почти как любимая жена Гюльчатай. Восток — дело тонкое, и все среднеазиаты в монастыре имеют восточные, к тому же мужественные, имена: Калиф, Шах, Каир — но ни в коем случае не Шарик и не Бобик. Гельнар до сих пор счастлива, что четыре года назад "вырвалась" со своей родины, Туркменистана. Где ее у какого-то местного бая колотили палками и сутками морили голодом. А когда привезли в Коломенский монастырь, она шаталась от ветра. Добрые монашки откормили собаку чем Бог послал (костями и мясом), и сегодня Гельнар не узнать. Это могучее, гордое и умное животное. Которое выполняет любую команду своих воспитательниц. Под стать ей и ее кавалер — самец Вайгач: он раза в полтора выше своей "подружки". Вайгач, правда, выведен уже в питомнике. Но успел снискать золотую медаль на Всероссийской выставке среднеазиатских овчарок. Сердобольные коломенские монашки понимают, что в процессе воспитания наших четвероногих друзей нужна суровая, но справедливая система наказаний. Бить подопечных — у них рука не поднимается. А доброе слово или молитва Всевышнему до собак не всегда доходят. Здесь во весь свой рост встает непростая проблема греховности всего земного. То, что мы с вами грешны, — это и так ясно, передается нам по наследству еще от Адама. Монахини почему-то приписывают ТОТ грех именно ему, хотя он должен быть по-братски разделен с Евой. Ну да ладно. Совершают ли грех собаки, когда грызут ножку стула или не смущаются своего хозяина? Христианская наука трактует, что у собаки есть душа, но она неразумная. Потому понятия греха для нее не существует. Она просто не ведает, что творит. Но и когда псина грызет ножку стула — радости тоже мало. Как быть? Сестры ограничиваются тем, что нашкодившего щенка (а щенок среднеазиата размером с маленького пушистого медвежонка) поднимают за загривок и трясут его как грушу. После чего кутенок, даже став матерой "звездой" престижного конкурса, становится шелковым. Сегодня в племенном питомнике 10 взрослых собак и 15 щенков — тоже, естественно, племенных. Если собака перенимает черты своего хозяина, то монастырские воспитанники — сущие агнцы. Как и сами сестры, они сама кротость и смирение. Надо лежать — лежат, скажут сидеть — сидят. Потомство, которое не отвечает строгим критериям "производителя", успешно работает на разных, как говорится, фронтах. Десять псин денно и нощно "дежурят" в деревне Карасево Коломенского района, где расположены монастырские земли, дойное стадо и машинно-тракторный парк. За три года цыгане не увели оттуда ни одну лошадь и не пропала ни одна деталь с трактора или косилки. А овчарки (нужно отдать должное их такту) не загрызли ни одного воришки. При всяком пожарном случае они начинают рычать. Но таким тоном, что злоумышленники удирают во все лопатки. Еще десять взрослых собак верой и правдой охраняют территорию монастыря. Чисто женский коллектив, "бабье царство" (90 сестер!), спит спокойно и знает, что их надежно защищает не только Господь, но и алабаи. Кстати, ворота монастыря дальней дорогой обходят сатанисты, которые наведываются в соседние храмы и вытворяют там всякие гадости. Монастырь не ставит цель выращивать овчарок для продажи, коммерция — не богоугодное дело. У них племенной питомник. Но нет правил без исключений, в отдельных случаях примерным прихожанам сестры дарят своих любимчиков. С тем условием, что те будут заботиться об овчарках, участвовать с ними в выставках. И, разумеется, помогать храму добровольными пожертвованиями. тут полным ходом идет реконструкция, и нужно все: гвозди, кирпич, цемент, дерево... Практикой проверено — монастырские собаководы идут в правильном направлении. Среди воспитанников питомника уже есть чемпионы России, лучшие щенки России, а также лучшие юниоры. Правда, у сестер нет головокружения от успехов. Им ли не знать: Бог дал, Бог и взял! Но все равно, еще немного, еще чуть-чуть — и они восстановят психику среднеазиата, которой его наделил сам Господь Бог. Но, разумеется, разведение овчарок — не самая главная миссия коломенских сестер. В питомнике "на постоянной основе" в поте лица своего работают только пять монахинь. А где же остальные, добрая сотня? В поле. Как и в старые добрые времена, послушницы обители полностью обеспечивают себя провиантом. Если бы сегодня полчища Чингисхана взяли Москву в осаду, то наш прекрасный город (героические москвичи) пал бы от голода ровно через месяц — хранилища содержат съестных запасов только на 30 дней. А вот если бы грозный Чингисхан блокировал коломенский женский монастырь (а его войска когда-то стояли у стен коломенского Кремля), то мор от голода скорее бы пошел у татаро-монгол. Монашки на своем провианте способны простоять ровно год! "Эту привычку к труду благородному нам бы не худо с тобой перенять", писал в начале века известный поэт-демократ. Сестры сами работают на тракторах, заготавливают сено, держат коней, коров, овец, коз и кур. Кроме того, они ходят в лес по ягоды и по грибы (там видимо-невидимо белых грибов и груздей). А также сами пекут хлеб насущный, делают масло, творог, сметану. Словом, с ними Бог, и на продовольственную помощь Запада, на окорочка Буша они не надеются. Никакой диоксин в бельгийской курятине им тоже не страшен. Почему же у наших аграриев все идет наоборот? Оказывается, так оно и должно быть! — Сила Божия в немощи человека совершается, — словами из Библии отвечает инокиня Татьяна. — Сам человек своими возможностями слаб, и он может сделать очень мало. Нужно призывать на помощь Всевышнего. Вот как за высокие урожаи сражаются в Коломенском женском монастыре. На Георгия Победоносца (6 мая с.г.) тут отслужили молебен и святой водой окропили всю пашню. если сравнить колхозные поля (они по соседству) или даже частные огороды с монастырскими угодьями, то это бледная копия. Картошка из-под земли у сестер так и прет, так и прет. Еще при сельхозработах аграриям было бы полезно читать молитвы царю Небесному, матери Божией. А также нараспев произносить тропарь Казанской Матери Божией. Нельзя забывать о Флоре и Лавре — они считаются покровителями всех сельхозживотных. ...Мирские молитв не читают, нараспев ничего не произносят и у Бога забыли, как просить. Оттого и не испытывают они в жизни ни человеческого счастья, ни собачьей радости... г. Коломна.



    Партнеры