Когда наступит конец света?

10 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 876

В новом тысячелетии будет 13 месяцев в году и восемь дней в неделе. А еще наступит конец света. Великобритания будет затоплена, а Россия вознесется на недосягаемую высоту.

Из прогнозов ученых и астрологов.

А когда ОНО наступит?

Детский вопрос.

Как-то Ахматова сказала своему сыну Льву по поводу известной строчки Бориса Пастернака: “Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?”:

— Удивляюсь я Борису. Он думает, что рай наступит со сменой тысячелетия. А я так уверена, что новое тысячелетие вообще не наступит.

— Почему? — спросил ее сын Лев.

— Ну как же: если считать, что пятилетка — это только шаг к коммунизму, то нам до 2000 года идти и идти... сотни тысяч километров.

На самом деле Борис Пастернак, написав эту строчку в середине века, некоторым образом предвидел растерянность грядущих поколений, которые, проснувшись в одно прекрасное утро, не будут знать, в каком тысячелетии живут. Но то, что Пастернаку казалось поэтической метафорой, неожиданно стало суровой реальностью.

Второй год подряд я слышу от друзей и знакомых одну и ту же фразу: “Так мы живем в третьем тысячелетии или не живем?” Будто каждый по утрам вместо метро садится в машину времени и рассекает целый день взад-вперед по времени — вжик-вжик, — так что в концу дня сам не понимает, в каком времени находится: то ли в третьем тысячелетии, при президенте Путине, то ли во втором, при царе-освободителе.

Короче, “проблема-2000” стала нашей общечеловеческой паранойей. Наконец-то мы чувствовали, как много зависит от математики. Мы чувствовали себя больными и хотели, чтобы нас пожалели Скалли с Малдером. На худой конец — Бивис и Бат-Хед. И чтобы объяснили, как надо считать: 0, 1, 2 или 1, 2, 3. Вы запутались? Я — да.

Должен признаться, что с точки зрения истории мне больше всего нравятся доисторические времена. Тогда, когда не было ни государств, ни летоисчисления, ни письменности, а историю изучали под звуки гуслей...

Радиослушатели спрашивают армянское радио: “Что следует считать началом нового тысячелетия?”

Ответ: “Его конец”.

Для тех, кто не понял, поясняю без юмора.

Живем мы в конце второго тысячелетия. Ибо нас всех поставил “перед фактом” в конце прошлого века некто профессор Николай Степанов, который в календарно-хронологическом справочнике за тысяча восемьсот затертый год написал: “Года, номера которых кончается двумя нолями, ради конструктивных удобств считаются начальными годами столетий... — а дальше приписал: — что, конечно же, неверно”.

А дело вот в чем. Если считать пальчиком (руки или ноги — не важно) с нуля — то мы уже живем в третьем тысячелетии. Если же считать пальчиком с единицы — то тогда не живем.

Года, как понятия неодушевленные, следует считать с единицы. В этом смысле новый век не может наступить, пока не закончился сотый год. А 2000 год — именно сотый. Следовательно, миллениум наступит ровно в полночь 2001 года. И третье тысячелетие наступит в 2001 году. И, в общем-то, на мнение профессора Степанова можно было бы начхать, если бы не одно “но”...

Дата — 1 января 2001 года — как начало третьего тысячелетия официально принята Морской обсерваторией США, Гринвичской обсерваторией и Британской энциклопедией.

С этими тремя китами шутки плохи: уж если они чего решили, то менять нельзя.

Другое дело, что с точки зрения биологической счет времени идет с нуля — следовательно, третье тысячелетие фактически наступило. Такой расчет сделал некий римский монах, скиф по рождению, Дионисий Малый в 525 году. Монах немного страдал манией величия и утверждал, что ему об этом сказал сам Христос. А уж он после этого его слова математически оформил. Как бы то ни было, монаху все поверили, и в течение VI века новая эра — “от Рождества Христова”, начинавшаяся с нуля, — была признана по всей христианской Европе.

* * *

На самом деле — сколько людей, столько и мнений.

С точки зрения иудеев, мы живем сейчас в 5760 году от сотворения мира. С точки зрения жрецов майя — в 10015-м. А такой странный историк, как Наполеон Бонапарт, в отличие от других историков, историю не писал — а делал: сметал государственные границы, монархии и т.д. Он был гениальным фальсификатором и предложил началом новой эры считать свое восшествие на французский престол. Затем у него появились последователи — большевики, которые так же мечтали отсчитывать историю заново, создавать новые народы — с точкой отсчета после семнадцатого года. В общем, полная путаница — с точки зрения “каждой отдельной точки зрения”...

Курьезы истории

Предчувствуя, что в 2000 году могут наступить проблемы с выяснением того, когда наступит третье тысячелетие, индийское правительство еще в 1953 году, заблаговременно обеспокоившись, обратилось к ООН с решением этой проблемы. Представило “Меморандум по вопросу о всемирном календаре”, из которого следовало путем длительных расчетов, что миллениум наступает в 2000 году.

Суть меморандума заключалась в следующем. В году должно было быть тринадцать месяцев по 28 дней в каждом. И тогда никакой путаницы уже не будет. Предполагалось, что новый календарь будет принят всеми государствами с 1 января 1956 года. Ан не тут-то было! Хрущев вроде бы и был готов. И Шарль Де Голль — тоже. Но вот США и Великобритания заупрямились. Им не подошло то, на что атеисты Хрущев и Де Голль внимания не обратили. По новой календарной реформе в неделе должно было быть 8 дней. Следовательно, Христос воскресал в первый рабочий день недели — а именно в понедельник. Верующие этого снести не могли.

В общем, тогда не смогли прийти к единому мнению. Но ООН не оставляла надежд прийти к новому единому мировому календарю... Помешали, как всегда, ученые. Они предупредили, что на 13-месячный год с восьмидневной неделей можно перейти только тогда, когда 1 января падет на воскресенье. Вот такое сказочное условие. А такими годами в ХХ веке являлись только 56-й, 61-й, 67-й и 78-й. В результате ничего не получилось.

Но мы продолжаем верить, что соглашение по новому календарю будет достигнуто.

Страхи

Чтобы встречать новое тысячелетие было не так весело, нас потихоньку пугают.

Говорят, ссылаясь на Нострадамуса, что после 2000 года всем нам каюк. Пока “каюк” не получился. Все расслабились. Стали оглядываться, ища, где же он скрывается и как сделать так, чтобы он не подкрался незаметно. Снова все стали подозрительными. Запахло стукачеством.

И тут выяснилось, что предсказания Нострадамуса неправильно толковали. Оказывается, он про конец света ничего плохого не говорил. Он просто сказал, что после 2000 года не видит свет в окошке. То есть просто не видит, что с нашей жизнью будет, но что она исчезнет, он не говорил. Просто намекнул, что — не всемогущ.

Самое смешное, что по поводу ненаступившего тысячелетия уже ходят анекдоты.

Анекдоты

Сталин спрашивает Жукова: “Скажитэ, дарагой Георгий Канстантиновыч, — будет ли в третьем тысячелетии новая мировая война?”

Жуков отвечает: “Нет, товарищ Сталин, не будет. Но будет такая борьба за мир — камня на камне не останется...”

* * *

Армянское радио спрашивает у долгожителя: “Какой будет жизнь в третьем тысячелетии?”

Старик отвечает: “При Ленине жили как в пещере. Голодно было, холодно и темно. Но впереди был виден какой-то просвет.

При Сталине жили — как в трамвае. Одни стояли, другие — сидели, но всех трясло.

А теперь живем как на корабле: видны широкие перспективы, дальние горизонты, всех тошнит, а бежать некуда — везде одно и то же”.

* * *

К чему же готовиться? Во-первых, говорят, что будет новая перепись населения. То есть нас всех посчитают, и опять все будет зависеть от математики. По этому поводу еще один любопытный анекдот.

2001 год. Идет первая перепись населения в третьем тысячелетии. Девушка-переписчица спрашивает у сорокалетней дамы:

— Женщина, вам сколько лет?

— Тридцать один, милочка.

— Да? — с удивлением смотрит на нее переписчица. — Значит, вы родились в 70-м? А в паспорте написано, что в 1960-м.

— Это верно, милочка. Но последние десять лет — разве ж это жизнь?..



    Партнеры