Завтрак с видом на помойку

17 июня 2001 в 00:00, просмотров: 263

  История, которая на сей раз побудила к творчеству, из разряда гнусно-поганых. И хотя относится она к делам дней минувших, разговоры о ней еще в футбольном мире идут. И я вижу, как автор ее сладко потирает свои потные ладошки. Впрочем, к делу. Кстати, в выборе рубрики для этих заметок затруднений не испытывал. Ее подсказали сами их герои. Итак, “В мире животных”.

     ...Представьте себе ситуацию — завтракает у себя в конуре “приятным, хотя и пасмурным” утром Моська. Подвывает себе от удовольствия, мысленно собираясь на футбол. Настроение — сказка! И вдруг звонит телефон. Кто говорит? Конечно же, слон. Ну какая Моська может обойтись в своей собачьей жизни без такого мудрого, незаурядных габаритов животного с нахально длинным носом (простите, хоботом) и огромными шевелящимися ушами.

     — На футбол, говоришь, собралась? — ухмыляется в трубку исполин джунглей. — Могу заранее сообщить — ничья будет. Так что не дергайся. Я уже и денежки на нее, все что были, поставил...

     Ох, и расстроилась же Моська! Но в ее не слишком большой в отличие от слона голове слова эти застряли ну прямо как “бандерильи в холке несчастного быка”. Который почему-то в этот день собачонке еще не звонил.

     А Моськи-то — они ранимые. И хоть махонькие, но с большим самолюбием, и нагадить могут... Кстати, потому-то, согласно ученому Дарвину и академику Павлову, время от времени на этих самых слонов и лают. Причем в такие моменты, опять же согласно теории о второй сигнальной системе (это когда лампочка вспыхнула, и у псины слюна в миску закапала), Моськи думают: ах, как я сильна!

     Вот и на этот раз позвонила она до невозможности расстроившему ее головастому другу и скуля пролаяла — мол, свинство было мое собачье настроение портить перед футболом, который мне теперь одинокой среди тысяч, всей правды не знающих болельщиков, смотреть “через линзу, а вернее, через решетку”. “Не грусти, — успокоил слон. — Мы еще хорошо погуляем на мой выигрыш”.

     Но даже обещания халявного харча, который всегда обожают Моськи, настроение ей не вернуло. Занозой засело в ее собачьем сердце сказанное лично все знающим другом, которому впору с его проницательностью, прямо как когда-то Васе Уткину, на НТВ “Футбольный клуб” вести. Словом, смотрела Моська игру в “Лужниках” нашей сборной с югославами, тоскливо поджав хвостик.

     — Когда Ковтун забил свой изумительный гол, я только ухмыльнулась, — писала она о том в своей газете. — Когда Миятович сравнял счет, ухмыльнулась во второй раз. Когда Чугайнов не попал с трех метров, я не хваталась лапами за голову. И только в момент встречи мяча с крестовиной российских ворот (ох, как похоже на стиль друга слона!), после удара Михайловича, я пережила сильное чувство... Какое чувство, псинка умалчивает. Может, облегчение? Причем прямо там, на трибуне. Моськи-то привыкли гадить где попало.

     Впрочем, я отвлекся. Как мы узнали от самой Моськи, в том матче футбол она не видела, пребывая в плену тяжелой мнительности, была рабом (!) подозрений. Кошмар, понимаешь, да и только!

     И вот в этом самом кошмаре в гордых собачьих мозгах родилась страшная мысль — а матч-то договорный! Ну как доказать-то народу, что его обманывали? “Для этого ведь надо быть непосредственным участником или свидетелем договора”, — резонно замечает дворняга. И тогда она решает расписать все по хорошо только ей известным признакам встреч с заранее предопределенным результатом.

     А) Во время Второй мировой войны братские народы Югославии и СССР бок о бок сражались с фашистской гидрой, разбив которую, поклялись в вечной дружбе. Это раз!

     Б) В свое время в Советском Союзе очень часто гастролировали звезды югославской эстрады Джордже Марьянович и Радмила Караклаич. А сейчас в Белграде не без успеха проходят гастроли российских проституток, спрос на которых уже превысил предложение. Это два!

     В) А какой виньяк “Рубин” поставляли нам из Югославии, где в свою очередь с удовольствием поглощали “Московскую” и “Столичную”. Это три!

     Г) А сколько раз соглашались на ничью наши и югославские гроссмейстеры. Это четыре!

     Как вам признаки?! То-то.

     ...Вот сколько всего набралось. Выходит, слон с его “говорящей головой” прав. Вот только неувязочка с крестовиной Михайловича на последних минутах.

     — Но когда твое дворняжье сердце отравлено подозрением, — скулила все в той же газете Моська, — есть желание Пинкертоновским (или Мухтаровским?) усердием рассматривать (вынюхивать!) даже осколки погибшей версии. А заодно послушать соседа-коллегу по трибуне, зараженного таким же собачьим стремлением к разоблачительству. Уж тот по-свойски из своей юности много чего вспомнить может — только уши развесь.

     Но самое главное, Моська (та, у которой друг с ушами слона) потом неожиданно призналась, что... ни на чем не настаивает. И даже никого не обвиняет (?!), кроме себя. Во какая псина добрая оказалась. Стоп, помнится, ведь она прямо на трибуне испытала чувство облегчения. Словно мокрый пар выпустила. Да и вообще заявила, что ее “статья не о том, как иногда делается результат в футболе”, а о том, “как опасно субботним утром, когда у тебя хорошее настроение, отвечать на телефонные звонки” друга, пусть и слона.

     Вот тут-то и надо вспомнить, что он обещал Моське вместе погулять на выигрыш. Вот и вернет долги за тот испорченный завтрак, проведя его вместе. И думаете, где? Правильно — на помойке. Ведь гадят, как известно, Моськи на трибунах, а отмечают со своими друзьями-слонами радостное событие там, куда нормальные люди вываливают отходы.

     Р.S. Вообще-то животных я люблю. Особенно собак и слонов. Правда, не тех, кто завтракает на помойках.

    



    Партнеры