МК-ФЕСТИВАЛЬ

1 июля 2001 в 00:00, просмотров: 292

  Главное, что всем на ММКФ было жутко весело. Какие там фильмы — господа мировые кинозвезды с трудом поспевали с одной вечеринки на другую, с банкета на банкет, а еще надо было и по городу прошвырнуться. В общем, всё в бегах. Главным любителем достопримечательностей оказался Джек Николсон. Он уже успел осмотреть все красоты Кремля, смотался на Поклонную гору, а на уик-энд и вовсе запланировал поездку в Питер. В северной столице он посетит Эрмитаж и, возможно, заедет в Петергоф.

    

     НИКОЛСОН ЗНАЕТ, КАК ЖИТЬ СПОКОЙНО

    

     А в один прекрасный день непредсказуемый мистер Николсон, так ненавидящий камеры и в целом всю журналистскую братию, вдруг согласился на пресс-конференцию. Это, правда, в большей степени следует поставить в заслугу Шону Пенну. Режиссеру “Обещания”, где актер играет главную роль, как бы там ни было, все же нужна реклама картины. Даже в России.

     На вопросы “МК” супермужчина реагировал бурно, озаряя зал своей знаменитой всепокоряющей улыбкой.

     — Г-н Николсон, всем известно, что вы в Голливуде — главный покоритель дамских сердец. В чем секрет?

     Отсмеявшись:

     — Ну, может быть, раньше что-то там и было, но теперь я остепенился. Вон сидит моя девушка (Николсон показывает на Лару Флинн Бойл, которая сидит в первом ряду и лукаво улыбается. — Авт.), так что я уже и погулять не могу спокойно на стороне. Она контролирует.

     Весь зал дружно смеется.

     — В жизни вы, как и любой человек, конечно же, совершали вещи, о которых сейчас сильно сожалеете... О чем больше всего до сих пор переживаете?

     — Хороший вопрос, дайте подумать. — Помолчал. — Да, были когда-то моменты, но сейчас я о них уже и не вспомню. Я, как правило, сожалею в ту же секунду, как что-то совершу, а потом мгновенно забываю. Так спокойней жить.

    

     МИХАЛКОВА ЗАЦЕМЕНТИРОВАЛИ, А ЛЕОНОВА ПОСТАВИЛИ У КАЗИНО

    

     Один из праздников жизни минувшего ММКФ состоялся в казино “Шатильон”, аккурат напротив “Мосфильма”. В начале, правда, наши думали, что погуляют вместе с заокеанскими гостями. Но те сошли с дистанции, заглянув перед “Шатильоном” в еще одно злачное местечко. Джек Николсон с Ларой Флинн Бойл, Шон Пенн и красавчик Вуди Харрельсон оказались настолько слабенькими и не приспособленными к отечественным горячительным напиткам, что на еще одно мероприятие их уже не хватило. Но организаторы не растерялись и быстро направили вечеринку в иное русло.

     По большому счету, идея вечеринки осталось нетронутой: как пили, так и продолжили. Просто вместо того, чтобы делать это за здравие американских гостей, употребляли за наших.

     Все началось с довольно помпезного открытия памятника Евгению Леонову. Артист предстал перед собравшимися в виде металлического изваяния своего нетленного героя — Доцента из “Джентльменов удачи”. Ингеборга Дапкунайте снимала простыню со скульптуры, Никита Михалков говорил слова.

     Сразу после пламенной речи президента ММКФ микрофон странным образом оказался у заграничной гостьи Сандрин Боннер, которая по случаю оказалась там же. Мадам явно чувствовала себя не в теме. Прежде всего поблагодарила всех за все и поддержала идею таким образом отдавать должное всем актерам, а под конец зачем-то хохотнула.

     Продолжили в том же духе. По-должному оценили самого Никиту Сергеевича. Его рука под вспышки фотоаппаратов и нацеленных объективов ТВ-камер была демонстративно опущена в ведро с бетоном. Таким вот широким жестом г-н Михалков и заложил своего рода первую отечественную аллею суперручек.

    

     АМЕРИКАНЦЫ СНИМУТ ПЕНКИ

    

     Московский кинофестиваль подошел к концу, и его устроители вовсю строят планы о проведении очередного кинодейства. Речь идет о ежегодном фестивале российских фильмов, который уже в третий раз пройдет в Нью-Йорке с 14 по 21 октября. Список картин пока уточняется. Впрочем, главные фильмы-претенденты на “загранкомандировку” уже намечены.

     Все картины, “отъезжающие в американский вояж” (15 художественных фильмов и несколько документальных лент), грубо говоря, уже “не первой свежести”: отдуваться за отечественное кинопроизводство будут лучшие фильмы, которые демонстрировались на отечественных кинофестивалях.

     На пресс-конференции, приуроченной к предстоящему событию, Александр Журбин (председатель оргкомитета фестиваля) намекнул: уже ведутся переговоры с Сергеем Соловьевым (“Нежный возраст”), Глебом Панфиловым (“Романовы. Венценосная семья”), Кареном Шахназаровым (“Яды. Всемирная история отравлений”) и Александром Сокуровым (“Телец”).

     “А кого же, собственно, подразумевать под “американским зрителем”: наших эмигрантов или все-таки аборигенов?” — резонно вопрошали журналисты. Устроители в ответ сыпали статистическими данными: мол, на первом фестивале три года назад в залах Нью-Йорка набиралось 15—20% американцев, на втором — уже 30—40%, а некоторые фильмы проходили при “стопроцентной американской заполняемости”.

     Никита Михалков свое участие в предстоящем событии определил так: “Я там в качестве свадебного генерала”. И честно признался, что согласился на проект во многом из-за имени Роберта Олтмана (почетный президент фестиваля с американской стороны): “Меня тронул его интерес к русскому кино”.

     Другим побудительным мотивом Никиты Сергеевича стала неизменная тема борьбы с видеопиратством: “Этот фестиваль — попытка опередить пиратов, которые очень бойко распространяют кассеты с нашими фильмами среди русскоязычной публики в Америке”.

     Вопрос “откуда деньги” незримо витал в зале с самого начала пресс-конференции. Понятно, что не от продажи билетов, которые, к слову, на прошлом фестивале стоили от 10 до 30 долларов. Как выяснилось, денежки предоставят спонсоры: крупные ювелирные фирмы, производители алкогольной продукции и многие другие. “Все будут в золоте и пьяные”, — подытожил Михалков.

    

     ВУДИ ХАРРЕЛЬСОН НАПЛЕВАЛ НА ЭТИКЕТ

    

     К концу своего пребывания гости фестиваля наконец сменили гнев на милость в отношении фотокамер и представителей СМИ. Так, в среду вечером, когда к подъезду Фонда культуры на прием к Татьяне Михалковой подкатили три лимузина, к звездным телам были допущены все, включая прохожих.

     Джек Николсон в пиджаке и неизменных черных очках вел под руку свою подружку Лару Флинн Бойл, которая выглядела изумительно. На девушке был белый костюм, открытые босоножки и переливающаяся кофта. Шон Пенн был в строгом черном костюме. Черный же костюм вечерним платьям предпочла и Пета Уилсон. Самым неформальным по части одежды оказался Вуди Харрельсон — заявился на прием в открытых сандалиях, красных льняных штанах и спортивной рубашке.

     Наши звезды, оказавшиеся на этой вечеринке — Лидия Федосеева-Шукшина, Светлана Светличная и другие, — во все глаза смотрели не на подиум, а на заезжих знаменитостей. Взгляд голливудских актеров был прикован к творениям русских дизайнеров. Мистер Джек смеялся и что-то постоянно шептал на ухо своей подруге. Пета Уилсон фотографировала моделей. А Шон Пенн заметно воодушевился, когда на подиуме показались девушки в довольно откровенных сарафанах. Но всеобщий восторг вызвала коллекция под названием “Амнистия”, где доминировали валенки, ушанки и красные платья с изображением серпа и молота.

     После показа модельер Алиса Толкачева подарила Ларе Флинн Бойл тончайшую оренбургскую шаль ручной работы. Накинув традиционный русский платок, Лара стало было позировать под ручку с Джеком перед фотокамерами. Но тут по рации охраны прозвучал сигнал: нужно ехать! Оказывается, такая спешка была не случайна: после Фонда культуры гости направились на дачу к президенту фестиваля Никите Михалкову, где их ждала самая важная встреча — ужин с Президентом России Владимиром Путиным. Но одному человеку из звездной компании так понравились русские модели, что он решил не ехать на столь важный прием. Белой вороной оказался Вуди Харрельсон. Вуди остался общаться с композитором Александром Журбиным и, конечно, с русскими моделями, участвовавшими в показе. Харрельсон оказался простым и милым парнем — даже в фойе, где его ожидала толпа поклонниц, он терпеливо раздавал автографы и фотографировался со всеми желающими.

    



Партнеры