АНЕКДОТЫ ОТ ПАНА ЗЮЗИ

19 августа 2001 в 00:00, просмотров: 310

  Ну, братцы мои, господа хорошие, все-таки пока у нас еще наверху есть светлые головы, еще не все потеряно... Мы тут у себя в поликлинике в очереди на нервной почве ни о чем другом говорить не можем, как только о выступлении по телеку нашего главного по труду... Фамилия Чинчинок, извините, если что путаю... Ну, я вам скажу, голова — два уха... Нет, не в том смысле, что он немножко лопоухий, а в том смысле, что голова... “Путь, — говорит, — нашего возрождения лежит через доски... Почета! Я, — говорит, — разобьюсь в доску, а эти доски восстановлю... Пусть люди висят...” А сам худенький, нервный такой, немножко слюной брызгает и чуть не плачет... Наш пенсионер Моисеевич (у него геморрой), преподаватель бывший истории, по этому поводу так выразился: “История повторяется... Значит, опять пойдут грамоты, опять флажки, опять вешать будут...” А Магомет Ибрагимович (трудящийся потребительского рынка) тихо так спрашивает: “Кого вешать будут?”. И тут все загалдели: “Кого-кого? Передовиков! На доски!”. А Тимофеич, отставной майор, как затрясется на протезе: “Правильно! Давно пора! Молчать! Я вас спрашиваю! Все ворюги! Всех в Катманду!!!”

     А я так про себя подумал: елки-палки, вот я в своей жизни и на Доске висел, и грамот у меня почетных два чемодана, а в собесе мне сказали: “Все это на размер не влияет. Вот если бы вы были инвалид I группы, тогда другое дело...” И вот в этом смысле интересно мне у Чинчинка спросить: его доски будут на размер влиять? Если да — то, конечно, а если нет... Деревьев жалко, братцы мои, господа хорошие!

     С воскресеньицем вас!

    

     n n n

     Из классики. Одесса.

     Старый профессор женился на молоденькой смазливой девице Клаве. Возвращаясь после лекции из университета, на подходе к дому он встречает соседку.

     Соседка: “Ой, профессор, бегите скорее! Там, на заднем дворе, вашу Клаву... Вашу Клаву... На досках”...

     Профессор: “Так идите, скажите управдому — это его доски”...

     n n n

     70-е годы. Японская техническая делегация осматривает в Челябинске станкостроительный завод. Им показывают цеха, знакомят с организацией производства и водят по заводу. Наконец японцы останавливаются перед огромной Доской почета и спрашивают у руководства: что это такое?

     Руководство отвечает: Доска почета.

     — А что это за люди на ней? — спрашивают японцы.

     — Это передовики производства.

     Японцы говорят:

     — Мы не понимаем, что это такое — передовики производства.

     — Ну, это те, кто хорошо работает. И мы их вешаем на Доску почета.

     Огромная пауза. Японцы переговариваются между собой, а потом задают сакраментальный вопрос:

     — А с теми, кто плохо работает, что вы делаете?..

     n n n

     У президента Замбезии сто любовниц. Одна из них больна СПИДом. Кто — сейчас выясняется.

     У президента США сто советников по безопасности. Один из них — агент КГБ. Кто — сейчас выясняется.

     У президента России сто советников по труду и социальной политике. Один из них разбирается в этом сложном вопросе. Кто — сейчас выясняется.

     n n n

     Из ФРГ в 80-е годы на трубостроительный завод пришла сконструированная немцами автоматическая линия. Немцы пустили линию в работу и уехали. Через полтора года линия встала. Сколько наши ни ломали голову, причину выяснить не удавалось. Вызвали из ФРГ немецких специалистов. Они осмотрели линию и спросили:

     — Что вот это такое на одном из узлов линии?

     Наши ответили:

     — Это внедренное рационализаторское предложение.

     — Уберите, — сказали немцы.

     Убрали. Таким образом убрали еще 12 внедренных рационализаторских предложений. После чего линия заработала...

     n n n

     — Доктор, у меня что-то с памятью. Все, что было после перестройки, я помню, а все, что до — нет. Это не склероз, доктор?

     — Нет.

     — А что же это?

     — Это ваше счастье!

     n n n

     Анекдот 30-х годов. Создается новый колхоз. Уполномоченный спрашивает:

     — А как, товарищи, думаете назвать свой родной колхоз?

     Встает один мужичок:

     — А что если назвать наш колхоз — “Рабиндранат Тагор”?

     Удивился уполномоченный, почему это вдруг колхоз именем индийского поэта?

     — Да уж больно на “едрит твою мать” похоже!

     n n n

     Ну что ж, уважаемые, часы на цепочке, а время бежит, как любил говаривать мой пан Зюзя в “Кабачке “13 стульев”. Я хочу, чтобы мы все прежде всего по нынешним временам благополучно дожили до следующего воскресенья и снова встретились на этой странице. Нельзя допустить, чтоб из нас выветрили наше самое главное и великое отличие от всех народов мира — умение смеяться над собой, над своей жизнью и над ВСЕМ, ВМЕСТЕ ВЗЯТЫМ.

     Чтоб вы у меня все были здоровенькими!

    

    

     Искренне ваш

    



    Партнеры