ИВ СЕН-ЛОРАН, ГДЕ МОЙ САРАФАН?

Великий кутюрье собрался на покой

21 января 2002 в 00:00, просмотров: 297
  Итак, в Париже открылись Дни Высокой моды. Начались они, конечно, с вопроса, который и без того который год будоражил околомодные круги, но в этом сезоне в связи с уходом великого Ива Сен-Лорана он стал актуальнее как никогда: будет ли Haute Couture и в XXI веке? Дебаты разгорелись жаркие. Как, впрочем, и сами дефиле “Весна—лето 2002 года”.
    
     То, что отметит Дни Высокой моды 2002 года, — уход Ива Сен-Лорана. И эти пять дней войдут в историю под его знаком. “Увидят ли Высокое шитье следующие поколения или оно умрет в ближайшие годы?” — атакуют журналисты со всего света самых влиятельных людей моды. Масла в огонь подливает своими пророчествами Пьер Бержэ, друг Ива Сен-Лорана и владелец его Дома: мол, Haute Couture не выдержит ухода Лорана — не выживет, а умрет в ближайшие десять лет.
     На это другой магнат, Бернар Арно, владелец Домов Диора, Кристиана Лакруа и Живанши, парирует: “А разве умерла живопись после ухода Матисса?.. Вот и Haute Couture прекрасно выживет и перейдет в XXI век вместе с великими кутюрье Карлом Лагерфельдом, Джоном Гальяно, Кристианом Лакруа и Жан-Полем Готье”. Бернар Арно позволяет себе такой тон, потому что чувствует себя на коне: еще бы, ведь главный конкурент остался без Лорана, и хотя “Ив Сен-Лоран” будет существовать за счет прет-а-порте — все равно: “Эта марка потеряла свой привилегированный статус”.
     Журналисты не успевают следить за словесным пинг-понгом и за собственным временем. Показ “Диор” на ипподроме, дефиле “Шанель” в саду Тюильри, Национальная школа искусств для “Кристиан Лакруа”... — пишущей братии предстоит немало побегать. Расписание плотное — только успевай с одного показа в одном конце города на другой, в противоположной стороне. Бегают по Парижу и перебирают основные направления увиденных коллекций: что будем носить этой весной и летом? Выходит: романтизм, африканские мотивы и экзотизм.
     Открыли ДВМ (Дни Высокой моды) Дома “Торрент”, “Карвен” и “Версаче”. И уже сейчас можно подвести некие итоги, а именно: предстоящее лето пройдет под знаком платья. Да, ему суждено обрести второе дыхание и стать культовой вещицей в гардеробе всякой модницы. Загоревшая до неприличия в популярном нынче для загара местечке Порто-Рико Донателла Версаче сразила всех наповал цветом коллекции: мозаичные платья, словно из разноцветной чешуи рыб, выкрашенные вручную и обшитые камнями, стали “гвоздем” ее коллекции. Немало времени в разговорах журналисты уделили платьям и костюмам Дома “Торрент”: кружева, насыщенная зелень, прозрачная джинсовая ткань — день и вечер, пайетки, шик и экзотика.
     Но и это не все! Есть многое другое, о чем судачат не переставая в этом году модники и модницы. Во-первых, синдикат Высокой моды и министерство индустрии Франции упростили условия приема в Haute Couture. До этого года правила, установленные еще в 1945 году, имели планку, по мнению специалистов, слишком уж высокую для современной жизни: два дефиле в год в Париже, 50 моделей минимум в коллекции, 20 рабочих в личном ателье и т.д. С этого года многим yoff (категория дизайнеров, рвущихся в Высокую моду и не могущих туда попасть) станет полегче: так, например, число отшитых моделей в одной коллекции по новым правилам снижается с 50 до 25.
     И еще в этом году все обсуждают возвращение Дома “Courreges” — ни много ни мало, а спустя 20 лет эта некогда легендарная марка решила опять иметь лейбл Haute Couture. Некогда имя этого дома было связано со скандалами: он был слишком модернистским по консервативным меркам 70—80-х годов, а многим влиятельным людям (читай — редактрисам модных глянцевых журналов) это не слишком нравилось.
    
     P.S. Что же до прощального дефиле Ив Сен-Лорана 22 января в центре Жоржа Помпиду... Уже сейчас известно число присутствующих, потом и кровью раздобывших себе места на таком историческом действе, — 1500 человек.
    


Партнеры