А взамен — обмен без обмана

В Талдоме изобрели новый способ выколачивания долгов

21 января 2002 в 00:00, просмотров: 258
  В городе-герое Москве эти люди давно стали бы жертвами ушлых риэлтеров. Лица, обклеивающие мегаполис объявлениями типа: “Меняю меньшую квартиру на большую с доплатой”, буквально гоняются за такими. Однако в глухом уголке Подмосковья рынок недвижимости вялый. Бума здесь пока не предвидится. И в Талдоме свободную нишу поспешили занять работники ЖКХ, для которых обменные операции стали едва ли не единственной возможностью выколотить из злостных неплательщиков задолженность по квартплате.
     Жители деревни Ермолино Александр Катанин и Михаил Булынин всю жизнь смотрели в завтрашний день сквозь горло бутылки. Неудивительно, что каждый из них накопил долгов ЖКХ по четыре тысячи рублей. Но жили они при этом припеваючи. И у того, и у другого — двухкомнатные квартиры.
     — А что нам сделают власти? — рассуждали приятели. Власти ходили, надоедали. Работники филиала ЖКХ “Ермолино” грозили отключить, выселить. Но если отключать, например, воду, то “вырубать” пришлось бы ни в чем не повинный подъезд. Выселять? Пожалуйста, на здоровье!
     Три подобных дела были проиграны МУП ЖКХ в суде. И тогда мастер ЖКХ Тамара Зайцева решила закончить конфликт полюбовно. Она нашла Катанину и Булынину обмен на меньшую площадь. Оба под давлением обстоятельств согласились. Въехавшие в их квартиры семьи учителей погасили задолженность, а заодно и отремонтировали жилье. И уж за свои двухкомнатные хоромы платят копейка в копеечку.
     Катанин трудится сейчас скотником в совхозе “Измайловский”. За услуги коммунальщиков он и по новому месту жительства по-прежнему не платит.
     — Не знаю, сколько здесь продержусь, — рассуждает он за стаканом водки. — За что работать, за просто так? Платят 700 рублей в месяц. А за квартиру отдай 360. Питаюсь в долг. Крупы мне дает хозяин частного магазина, бабулька подкидывает картошку да помидоры со своего огорода.
     — В двухкомнатной квартире, наверное, жилось лучше. Могли бы сдавать лишнюю комнату, расплатиться с долгами... — говорю я.
     — Мог бы. Вспоминаю квартирку, жалею, но что поделаешь? Валерка Бухонин вовремя сообразил, поменялся с выгодой.
     Когда мы приходим к Бухонину, то видим у него на лице следы бурного дня рождения, отмеченного накануне.
     — Да, две тысячи рублей мне дали молодожены, которые вселились в мою двухкомнатную квартиру. Да еще флягу самогона поставили, — подтвердил он. — Деньги потратил, теперь продаю все, что есть.
     Допродавался Бухонин уже до последней нитки. Старый сервант да кровать в комнате остались. Приходят к нему в однокомнатную квартиру судебные исполнители, приносят листы, по которым надо взыскать плату за ЖКХ. А он разводит руками: мол, взять с меня нечего. Разводят руками и судебные исполнители: действительно нечего взять.
     — Таких у нас не единицы, десятки. Строгие санкции к ним не применишь, — говорит Зайцева. — Выселять неплательщиков в коммуналки запрещает закон. Деревянные дома, куда сначала планировали выселять неплательщиков, нужно приводить в соответствие с санитарными требованиями, то есть тратить на их ремонт в 10 раз больше, чем задолжали жильцы.
     Вот тут-то и пригодился опыт столичных риэлтеров. Всего в Ермолине 50 должников. Наталья Лебедева не пьет. Но за свою однокомнатную квартиру и услуги должна 10 тысяч рублей. Растит одна двух детей, ждет третьего. Промышляет самогоноварением.
     — Аппарат я беру напрокат, а в прихожей стоят четыре пустые фляги: в праздники все продала. Надо детей кормить, — объясняет Наталья. — Это все равно выгоднее, чем работать. Отношу каждый месяц по 100 рублей в ЖКХ, больше не могу. Государство бы помогло, что ли.
     Оплата за ЖКХ в районе — большая проблема. Большинство котельных работает на дорогостоящем мазуте. А селяне в совхозах получают по полторы тысячи рублей в месяц, да и то с задержкой. Вот и не платят за “коммуналку”, накапливая долги до таких сумм, что потом уж становится не по силам до конца жизни расплатиться. 4,5 миллиона должны жители Талдомского района своему ЖКХ за 2001 г. Причем в большинстве случаев речь идет о вполне нормальных, приличных людях.
     — Законы наши несовершенны, — тяжело вздыхает заместитель главы администрации Алексей Стребков. — Помогаем жителям села, выплачиваем субсидии. Ну а к тем, что совсем уж обнаглел и садится нам на голову, применяем самую строгую меру — обмен.
     Вот так — все заботы по оплате “коммуналки”, равно как и ответственность за правомочность подобных действий, работники ЖКХ берут на себя. А где другой выход? Зато теперь за выполнение плана сбора текущих платежей они получают премию в ползарплаты. Вот и ходит ЖКХ по квартирам. Кого бы еще “кинуть” на меньшую площадь?
    


    Партнеры