Сигнал с Кремлёвской башни

Что думают политики об истории с ТВ-6

23 января 2002 в 00:00, просмотров: 361
  Константин КОСАЧЕВ, первый зам. руководителя фракции ОВР в Госдуме:
     — Я считаю, что сложившаяся ситуация — результат несовершенства судебной власти в России. Я убежден, что любое решение суда в отношении СМИ, если оно вынесено в государстве с устойчивой демократической системой, не подвергалось бы сомнениям. В России такой системы, к сожалению, пока нет, и любые действия судебной власти по определению подвергаются сомнению участниками конфликтов. Причем все это недовольство неизбежно эмоционально выплескивается на власть.
     С юридической точки зрения решение Арбитражного суда и действия судебных приставов едва ли могут быть оспорены. Но мне как телезрителю очень обидно, что ТВ-6 прекратило свое вещание. Возможно, не следовало исполнительной и судебной власти идти по пути крайних карательных мер. Трудно сказать, были ли использованы все возможности для нахождения компромиссов. С другой стороны, у меня нет оснований считать, что преследование ТВ-6 носило политический характер. Это был конкретный хозяйственный спор между акционерами.
     Геннадий СЕЛЕЗНЕВ, спикер Государственной Думы:
     — Я считаю, сами руководители канала ТВ-6 несколько запутались. Сначала обращаются с просьбой отозвать у них лицензию, потом что-то переиграли и дезавуировали свое решение... Хотелось бы, чтобы судьба журналистов телеканала сложилась удачно и мы снова увидели их на экране.
     Геннадий РАЙКОВ, лидер группы “Народный депутат”:
     — Ситуация развивалась в полном соответствии с законом. А что должна делать исполнительная власть, если коллектив после решения Арбитражного суда принимает одно абсурдное решение, а потом изменяет его? Власть должна выполнять решения суда, что и произошло. Я думаю, правильно сделали, что поместили на этот канал спортивную программу “НТВ плюс”...
     Действует закон, с одной стороны, а с другой — налицо непорядочность отдельных членов коллектива ТВ-6. В результате люди остались без работы, а ведь это хорошие журналисты, и мне за них обидно. Я думаю, власти должны вмешаться и помочь решить проблему с их трудоустройством. А Киселеву до них нет дела. Я думаю, просто Березовский пригрозил ему какими-то документами, и он переменил решение.
     Сергей ИВАНЕНКО, зам. руководителя фракции “Яблоко”:
     — Кремль хочет, чтобы все общенациональные каналы управлялись из единого центра — из-за кремлевской стены. Происшедшее — еще одно свидетельство построения в России так называемой управляемой демократии. Теперь это становится очевидным даже для ребенка.
     Олег МОРОЗОВ, лидер группы “Российские регионы”:
     — Зачем притягивать ко всему президента? Если дело доведено до такого конфликта, когда зрители теряют возможность смотреть канал, который им нравится, — в этом есть доля вины Министерства печати. Сейчас надо искать выход из создавшегося положения — я думаю, что трудовой коллектив должен получить какие-то преимущества во время конкурса на эту частоту и продолжить работу.
     Борис НЕМЦОВ, лидер фракции СПС:
     — Путин боролся с Березовским, а жертвами стали телезрители и журналисты, народ. Благородное дело борьбы с олигархами окончилось безобразием, потому что действовали не законными методами, а по понятиям. Решение Арбитражного суда — политическое решение, а то, что случилось этой ночью, — продолжение безобразия.
     Теперь главный вопрос: как быть дальше? Я считаю, что, во-первых, трудовой коллектив должен обязательно сохраниться как команда. И это должно быть их решение, а не решение одного Киселева или Корчагина. Во-вторых, надо начинать переговоры с потенциальными инвесторами, и канал должен иметь возможность сохраниться как частный, если выйдет на конкурс командой вместе с инвесторами. Причем ни у кого из этих инвесторов не должно быть контрольного пакета акций.
    


Партнеры