Старуха Извергиль

Бабка Зина обмывала Пасху парной детской кровью

27 января 2002 в 00:00, просмотров: 2033
  Бабка Зина, бормоча какие-то заклинания, проворно собрала в банку стекавшую со стола кровь. В тусклом отблеске свечей алая жидкость казалась густо-черной. Крови набралось столько, сколько надо — по глотку досталось всем присутствующим и даже осталось. Люди, сгрудившиеся вокруг стола, на котором лежал голый мертвый человек, торжественно передавали банку, словно священный кубок, из рук в руки. Когда круг замкнулся, бабка Зина неожиданно легко забралась на мертвеца и, завывая девичьим фальцетом какую-то тарабарщину, принялась прыгать на неостывшем еще теле. Остальные закружились хороводом вокруг стола...
     Было 25 апреля. В 1997 году этот день пришелся на Страстную пятницу, когда распяли Христа. В сатанинском календаре Страстная пятница называется “праздником освобождения”.
    
  
   Труп 16-летнего Рената Сибаева (фамилия потерпевшего изменена. — Авт.) с перерезанным горлом обнаружили рано утром 25 апреля рядом с железнодорожным полотном. Возле тела нашли окровавленные осколки бутылки. Картина вырисовывалась такая, будто Сибаев покончил жизнь самоубийством, разодрав себе горло бутылочной “розочкой”. Милицию Северо-Задонска, небольшого городка в Тульской области, эта версия вполне устраивала. А то убийств им только и не хватало!
     Правда, в эту версию много чего не вписывалось. Например, выводы судмедэкспертов, которые не обнаружили в ране трупа следов стекла, а значит, горло было располосовано не бутылкой, а совсем другим предметом, предположительно — “лезвием режущего орудия”. Кроме того, версия самоубийства не вязалась с показаниями матери Сибаева, которая накануне, 24 апреля, встретила сына с приятелями вечером у дома 20 по Железнодорожной улице. У Рената, по ее словам, было хорошее настроение, и умирать он вовсе не собирался. Наоборот, обещал, что скоро придет домой. Только в гости зайдет... Кстати, рядом с вышеуказанным домом оперативники обнаружили “лужу жидкости, похожей на кровь” (как записано в протоколе).
     В доме 20 по Железнодорожной улице проживала старушка — божий одуванчик, 73-летняя бабка Зина, Кузина Зинаида Петровна. В городе ее знали и уважали. Благообразная бабуля, пережившая войну и поднявшая на ноги троих детей. Старший сын, Валерий, шахтер, жил здесь же. Дочь и младший сын Сергей со своими семьями проживали отдельно.
     Несмотря на преклонный возраст, бабка Зина, на зависть всем, была бодра и здорова. Она сама вела хозяйство и делала всю работу по дому. С соседями была приветлива, но в подружках у нее числилась только одна приятельница — бабка Ульяна, седовласая согбенная старуха, не чета живчику Кузиной. Но только ей и позволяла Зинаида Петровна переступать порог собственного дома.
     ...Оперативники постучали в дверь: надо же было выяснить происхождение “жидкости” у дома. Подождали. Постучали снова, уже настойчивее.
     — Чего надо? — услышали незваные гости неприветливый фальцет бабки Зины. — Чего ходите? Чего вынюхиваете?
     Одним словом, не пустила тогда Кузина милиционеров в свой дом. А те особо и не настаивали. Самоубийство так самоубийство. Им же лучше. А “лужу жидкости, похожей на кровь” дождем смоет — и делов-то.
* * *
     Через два месяца тихий Северо-Задонск содрогнулся от нового известия. В лесополосе был обнаружен труп еще одного подростка, Глеба Левина (фамилия потерпевшего изменена. — Авт.). Списать все на самоубийство в этот раз не удалось. Парень был распят на дереве: тело нашли привязанным к стволу и ветвям за руки, за ноги. Голова трупа была залита кровью, правое ухо отрезано.
     Кто мог совершить такое злодейство в тихом провинциальном городке?
     Это выяснилось довольно быстро. В тот же день по подозрению в убийстве задержали двух приятелей Левина, с которыми Глеб гулял накануне.
     16-летний Артем Забродский и его ровесник Иван Куратов долго не отпирались. Забродский как бы между прочим сообщил оперативникам, что у него с приятелем были серьезные основания расправиться с Левиным, ведь тот... не верил в Сатану. Более того, когда Глеба привязали к дереву и потребовали отречься от Бога, он даже под страхом смерти не отрекся. Пришлось убить...
     Показания Забродского и Куратова походили на бред. Сыщики решили, что подростки специально “косят” под психбольных, и продолжили допрос. Забродский подробно рассказал, как они привели Левина в лес, как привязали, как требовали, чтобы Глеб отрекся от Бога, как достали нож, как воткнули его в сердце распятому парню, как потом отрезали правое ухо...
     — Это было жертвоприношение Сатане, — оптимистично закончил свой рассказ Забродский. — Но, правда, все было не совсем по ритуалу. Вот Сибаева мы убивали как полагается...
     — ???
     — Как раз на Страстную пятницу, в доме бабки Зины, — продолжали неожиданное признание подростки. — Она все заранее приготовила, и жертву мы заранее подыскали...
     — Кто это “мы”? — поинтересовались опешившие оперативники.
     — Да много нас там было. Человек 10... И сын бабки Зины...
     Вторичный визит оперативников в дом 20 по Железнодорожной улице был подкреплен санкцией на обыск. 73-летняя хозяйка, в очках и чистеньком платочке, на этот раз была более благосклонна к представителям власти. Она провела их в дом, показала безупречные иконки, тщательно разложенные молитвы и акафисты... Одним словом, домик имел вполне благопристойный вид. Вот только запах смущал. Был он здесь какой-то специфический и преследовал гостей буквально во всех комнатах.
     — Зинаида Петровна, а что вы делали вечером 24 апреля? — поинтересовались у старушки визитеры. — Точнее, в ночь на 25-е?
     — Ась? На 25-е? Так ведь к Пасхе готовилась. 24-го — Чистый четверг, пасочки пекла...
     Это была ложь! 24 апреля Кузина пекла не “пасочки”. Она готовила совсем другое блюдо, совсем для другого праздника...
* * *
     Из обвинительного заключения: “Кузина З.П. поклонялась идеям сатанизма, пропагандировала их проживавшему с ней сыну Кузину В.А., в том числе необходимость принесения в жертву Сатане человеческих жизней, сулила ему за это различные блага при жизни и в потустороннем мире. Убедившись, что сын стал разделять ее поклонение Сатане, она предложила ему расширить круг лиц для совершения жертвоприношений. Кузин В.А. с этой целью использовал несовершеннолетнего Забродского, которому при встречах также внушал сатанинские идеи. Когда же он убедился в том, что Забродский полностью воспринял эти идеи и готов совершать жертвоприношения, Кузин предложил Забродскому таким же образом вовлечь в обряд жертвоприношения своих друзей...”
     “В апреле 1997 г. (более точная дата не установлена) Забродский, Куратов и Гуркин на почве служения Сатане пришли к Кузиным, где Кузин В.А. предложил совершить жертвоприношение Сатане накануне православного праздника Пасхи с целью “нагадить Богу”.

     К “празднику освобождения” бабка Зина подготовилась по всем сатанинским правилам. На окна повесила черные занавески, на стол постелила черную скатерть. Даже свечи черного цвета где-то раздобыла. В общем, получилось как в детской страшилке: в черном-черном доме стоит черный-черный стол...
     Подростки, подтянувшиеся в дом Кузиных ближе к вечеру, даже не ожидали, что все будет так “торжественно”. Хотя восемь из девяти пришедших гостей знали, что здесь будет происходить. В неведении был лишь один — 16-летний Ренат Сибаев. Его позвали в гости к бабке Зине “пропустить по маленькой” по поводу предстоящей Пасхи, и он ожидал увидеть накрытый стол. Интерьер же в мрачных черных тонах его заинтриговал. Но не испугал. Не дрогнул он и тогда, когда бабка Зина раздала его приятелям треугольные, как у куклуксклановцев, балахоны. А приказ “раздевайся!” принял за шутку...
     Из приговора: “Присутствующие, действуя по предварительному сговору, совместными усилиями раздели Сибаева, полностью обнажив его, принудительно привели его к столу, объявив ему о намерении принести его в жертву Сатане. После этого положили его на стол лицом вверх так, что ноги ниже колен свисали со стола, и стали удерживать против воли...”
  
   Держали его крепко. Вокруг расставили горящие свечи — по числу участников обряда. Бабка Зина начала бормотать какую-то сатанинскую молитву...
     То, что переживал Ренат в последние минуты жизни, вряд ли возможно описать. Подростки, участвовавшие в этом страшном обряде, говорили потом на допросах, что Сибаев в тот момент “просил его не убивать”.
     За этими сухими показаниями — беспомощные слезы, мольбы о пощаде, застывший ужас в глазах, страх перед неотвратимой смертью... И надежда... До последнего мига... Даже когда достали кинжал...
     Из приговора: “С началом чтения молитвы Кузин В.А. нанес удар лезвием ножа в шею Сибаева, после чего передал нож Забродскому, который так же нанес ему один удар лезвием ножа по шее. После этого поочередно все присутствующие нанесли по одному удару лезвием ножа в шею Сибаева, углубляя и расширяя ранее причиненную рану. Кузина З.П. в это время читала молитву...”
    
Ренат умер не сразу. Он долго хрипел. Из его горла хлестала кровь, которую бабка Зина заботливо собирала в банку. Когда же Сибаев затих, она перестала бормотать заклинания и велела всем сатанистам хлебнуть из банки по глотку. Пока “кубок” шел по кругу, Кузина проворно забралась на стол и взгромоздилась на мертвеца. Прыгая и приплясывая, старуха заголосила что-то непонятное, а оставшиеся внизу “куклуксклановцы” пошли вокруг стола хороводом. То был танец поклонения Сатане.
     Но на этом обряд был не закончен. Дальше полагалось одеть труп и вынести его из дома. Но не через калитку, а через дырку в заборе.
     Подростки выломали доску и сквозь проем пропихнули труп Сибаева. Рядом с проломом на земле нарисовали пентаграмму — сатанинский знак — полили его все той же кровью из банки, затем поднесли к пентаграмме труп и допили — каждый по глотку — оставшуюся кровь. Это означало открытие ворот в ад...
     Вот теперь обряд был завершен. Труп своего бывшего приятеля сатанисты отнесли к железнодорожному полотну, рядом разбросали осколки от бутылок, предварительно испачкав их кровью — авось примут за самоубийство — и разошлись по домам.
     Прежде чем их арестовали, прошло 2,5 месяца.
* * *
     Процесс в Тульском областном суде был громким. На скамье подсудимых — 10 человек. Бабка Зина, ее сын Валерий и еще восемь 16—17-летних подростков. Они ведут себя нагловато и все отрицают. Хотя Забродский не без гордости демонстрирует татуировку “666” у себя на руке. Забродский, по-видимому, был самым способным учеником Зинаиды Петровны. Местные милиционеры рассказывали, что, когда его посадили в камеру, он насмерть перепугал даже видавших виды уголовников. Загадочные пассы руками и магические манипуляции так подействовали на арестантов, что они попросили перевести Забродского в другое помещение.
     Удалось также перехватить письмо Забродского, которое он адресовал своим родным. В послании говорилось, что, мол, в случае моей смерти положите меня в гробу вниз лицом и ни в коем случае не носите в церковь.
     Кстати, о родных. По словам прокурора Галины Жилинской, многие родители прекрасно знали об “увлечениях” своих детей. Знали, что те часто собираются для странного времяпрепровождения на территории местного детского сада. Да и литература в их домах появлялась своеобразная. Но почему-то никто на это не реагировал. Родители относились ко всему этому с потрясающим равнодушием. Зато потом били себя в грудь, дескать, мой ребенок такого совершить не мог, и при этом активно поддерживали версию самоубийства Сибаева. Нашлись даже свидетели того, как Сибаев самостоятельно шел вдоль железной дороги, весь в крови, с бутылкой в руках. Это в суде под присягой подтвердили аж 6 человек. К версии самоубийства подключили и местную прессу, после чего на стене прокуратуры появилась сатанинская пентаграмма.
     Но ни прокуратура, ни судьи угроз не испугались. Всех подсудимых признали виновными и назначили разные сроки наказания: от 8,5 до 9,5 года лишения свободы. Повезло только бабке Зине. Суд учел, что “Кузина З.П. непосредственного участия в убийстве не принимала (т.е. ударов ножом не наносила. — Авт.), ее преклонный возраст и состояние здоровья”. В результате — всего 5 лет лишения свободы.
     Что ж, гуманно. Старость надо уважать.
     С учетом того, что большую часть наказания Кузина отсидела во время следствия, в неволе ей осталось провести всего ничего. На свободу она выйдет уже нынешним летом — 17 июля...
     В Северо-Задонске ее ждут. И, по всей видимости, не только там.
     По мнению специалистов, “сатанинский кружок” в тульском городке — всего лишь часть огромнейшей организации, корни которой находятся в Москве. По данным МВД, в столице сейчас действует до десяти тысяч организованных сатанистов, и число их, к сожалению, растет...
    



Партнеры