Клятва гиппопотама

и начал снимать новый фильм “Рожденный в СССР”. Все подробности — только в “МК”

1 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 367
  Приходишь за помощью, за советом, за добрым словом, а на тебя с порога — басом: “Почему без бандажа?! Матка опустится!” или: “С твоим курением — через год кончишь раком!” Почему на нас кричат доктора, почему запугивают? Может, это специальная врачебная тактика: чтобы мы не расслаблялись и больше о здоровье думали? Или меньше бы рассуждали, а больше соглашались? Или это... хамство неприкрытое, грубость, бескультурье?
     На непростые вопросы отвечает Елена Михайловна Уколова, доцент кафедры педагогики и психологии Московского государственного медико-стоматологического университета, заместитель декана факультета повышения квалификации преподавателей.
     — Основная причина натянутых отношений врача и пациента — взаимное недоверие. Пациент не доверяет врачу, если видит, что доктор невнимателен к его жалобам, формально проводит прием, не сосредоточен, совершает ошибки... Со своей стороны, врач не доверяет пациенту, потому что тот не осознает всей сложности и опасности своего положения. Спорит с врачом, не выполняет его рекомендаций, не обследуется, не лечится... Из-за чего врачи часто переходят в разговоре на крик и даже откровенное запугивание. Что, по моему мнению, недопустимо.
     — А как должен поступать доктор?
     — Перед врачом стоит важная задача: мотивация пациента на сохранение здоровья и результатов лечения. В идеале он должен быть хотя бы немного психологом. Стараться понять, что для сидящего напротив человека наиболее важно и ценно. Пассивную или активную позицию имеет? Связана ли болезнь с социальным положением? И говорить с человеком как с партнером: “Да, у вас тяжелое положение. Вам необходима госпитализация. Я понимаю, что вы заняты на работе. Давайте вместе составим программу обследований, учитывая ваши основные симптомы, так, чтобы вы могли выполнять все необходимые рекомендации”.
     К каждому нужен свой подход. Одному требуется все логически доказывать, обосновывать. Другому необходимо напомнить об ответственности перед семьей, близкими. Третьего — просто поддержать морально, чтобы тот поверил в свои силы, и т.д.
     Именно так общаются с больными в зарубежных странах. Правда, это обусловлено экономической выгодой. Если доктор не будет сотрудничать с пациентом, он его потеряет. В том смысле, что тот уйдет к другому специалисту вместе со своими деньгами.
     У нас, поскольку механизмы страховой медицины еще не отработаны, действует “принцип испуга”. Врач говорит примерно так: “Я за вас отвечать не собираюсь, если вы не сделаете так-то и так-то, пеняйте на себя”. Для большинства из нас ощущение — “меня бросают!” — является стрессовым. После таких слов согласишься на все что угодно. Ведь страшно. А страх подобен удару в солнечное сплетение — он парализует мышление и волю. Делает человека послушным и управляемым.
     — Неужели напугать проще, чем убедить? Чем вызвана такая жестокость?
     — Высшим медицинским образованием... Смотрите, первые три года в медицинском вузе идут: химия, биология, физика, анатомия, физиология... Скупое естествознание, где нет личности больного, а только части человеческого тела и их функции. Лишь на третьем-четвертом курсе возникают психология и некоторые гуманитарные дисциплины вроде философии, медицины и биоэтики. Но этого явно недостаточно! Да и поздно...
     У студента-медика уже сформировался “механистический” взгляд на пациента, состоящего из симптомов, синдромов и лабораторных анализов. А понимания того, что больное тело и несносный характер пациента тесно связаны между собой, нет.
     Человек как целостное страдающее существо должен быть представлен в самом начале обучения! Ведь болеет не только тело, но и душа. Если мы хотим помочь телу, нам необходимо правильно воздействовать на психику человека, укрепить его веру в исцеление. Найти правильные слова для убеждения.
     А врач в лучшем случае идет на запугивание, подключая к терапии самую грубую из эмоций — страх.
     — То, что запугивание пациента не приносит пользы, — очевидно. А может ли оно принести вред?
     — К сожалению, врачи воспринимают целостную модель человека — тело—психика—душа — как некую абстракцию. К тому же вредную с практической точки зрения, мешающую в работе. К чему все эти тонкие материи, когда можно топнуть ногой, прикрикнуть — и пациент уже готов к операции... Даже в самой безобидной ситуации, когда молодая женщина приходит к гинекологу из-за эрозии шейки матки, врач, как правило, говорит: “Ты хочешь через три года получить рак?!” Подобная угроза необходима ему для того, чтобы пациентка как можно скорее начала лечение. Все вроде бы правильно. Но у молодой женщины может возникнуть канцерофобия — боязнь рака. Ее мысль сработает примерно так: раз мне сейчас об этом сказали — значит, рак уже есть. И никакие результаты анализов ее не убедят в обратном. Помочь сможет только психиатр или психотерапевт...
     — Одной молодой беременной женщине, чтобы убедить в необходимости обследования, врач сказала: “Ребенок у тебя внутри умрет, а ты и не заметишь!” Так она даже после того, как ребенок благополучно родился, долго боялась, что он вдруг “незаметно” умрет. Не отходила от него ни на шаг, боялась выпустить из поля зрения... Это тоже фобия?
     — Думаю, что так. Страх “зацепил” материнский инстинкт и сделал женщину управляемой. Естественно, жить с подобной мыслью — пытка.
     Есть такое понятие — “ятрогинии”. Это заболевания, вызванные неосторожным словом или действием врача. Вот классический пример, неоднократно описанный в медицинской литературе. В стоматологической клинике врач уронила инструмент и, как вам показалось, положила его в лоток с чистыми. Помощь оказывается совершенно другими, стерильными инструментами, но это событие так вас беспокоит, что на следующий день в полости рта и на щеке выступает сыпь. При том, что заражение “произошло” исключительно в голове больного, полученное заболевание имеет яркую клиническую картину инфицирования через ротовую полость. И лечить его приходится так же, как хирургическую инфекцию...
     Бывает, что у пациента возникает страх перед врачами вообще. И это не так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Помните слова Гиппократа: “Нас трое: ты, я и болезнь. На чью сторону встанешь ты — тот и победит”.
     — Что вы можете посоветовать нашим читателям? Как избежать подобных неприятностей?
     — Очень важно — доверять конкретному доктору. Лучше всего знакомому или тому, о котором вы имеете только положительные отзывы. Также необходимо, на мой взгляд, прислушиваться к себе. Доверяю ли я этому врачу? Вряд ли. Нужно почувствовать интуитивно: вот именно он мне поможет. И смело идти записываться на прием.
     Конечно, в критических ситуациях о выборе речь не стоит. Но и здесь от нас может зависеть очень многое. Приведу один пример.
     Однажды госпитализировали женщину с острой болью в животе. Приняли решение о срочной операции. Сделали премедикацию. Анестезиолог готовит наркоз... Как вдруг краем уха эта женщина слышит, что доктор и медсестра начинают обсуждать ботинки, которые продаются в универмаге.
     Пациентка тут же садится и говорит: “Срочно сюда заведующую отделением. Я не желаю быть прооперированной людьми, которые обо мне не думают. Я не лягу, пока не придет заведующая”. А заведующая в это время собиралась домой и была уже в пальто. Ей, конечно, было неудобно снова переодеваться, мыться, спускаться в операционную, но она это сделала. И когда после операции пациентка вышла из наркоза, заведующая сказала ей “спасибо”. Потому что случай оказался настолько тяжелым, что к операции пришлось подключаться ей самой.
     Есть золотое правило: хороший врач — всегда терпеливый и дотошный. Он использует все имеющиеся у него возможности, чтобы разобраться в причине заболевания и поставить правильный диагноз. Он работает до полной самоотдачи. И никогда не жалуется на тяжелую жизнь...



Партнеры