Без ножа —внарезку!

Ваши связи фиксируют на каждом километре

4 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 418
  Лет эдак пятнадцать назад, во времена, в общем-то, не столь отдаленные, когда страна задыхалась от дефицита, а про пустые прилавки сочиняли частушки, в Москве и области вдруг появились обалденные колбасные магазины. В них свободно лежали окорока, балыки и восемь сортов привилегированной сыровяленой колбасы. Стоила роскошь недорого — чирик. За сто грамм. Но на десятку в те времена можно было заправить бак “Жигулей”, поэтому нормальные люди в такие магазины не заходили. В конце концов, со второго захода любой простофиля научится правильно считывать ценник. На нем крупно: “10 рублей”. Пониже и меленько-мелко: “внарезку”.
     Про торгашеский финт со ста граммами внарезку заставило вспомнить послание, полученное от жителей поселка Сосны в Одинцовском районе. Точнее, вложенный в конверт прейскурант. От цифр в том листке утрачиваешь сознание. Оказывается, в ближнем Подмосковье за телефон можно платить аж 240 рублей!
     Но по порядку. Накануне Нового года, подсунув нам всем пилюлю в виде очередного повышения платы за телефон, связисты немного подсластили ее. Теперь-де во всей лесопарковой зоне Москвы абонентская плата за телефоны с московскими номерами будет единой — 90 рэ. в месяц. Примерно такой, как в столице, где за блага телефонизации платят 84 рубля. Не тут-то было!
     Сначала в редакцию “стукнул” читатель, живущий в поселке Мосрентген Ленинского района. В Севастопольском телефонном узле с подмосковного пенсионера слупили 134 рубля. Затем о себе дали знать военнослужащие из Голицына: за московский номер они отстегнули 183 рубля. Но всех переплюнули абоненты с элитного Рублевского направления, пользующиеся услугами специального телефонного узла АО МГТС в Горках-10 — жители Успенского, Николиной Горы, Сосен, Заречья, поселка Назарьево, деревенек Дубцы, Таганьково, Молоденово. Успенским за связь выкатили счет на 189 рублей, назарьевским — 206. И так далее. Меньше, чем на 150 рублей, не облагородили никого. Так ведь и живут — сами должны понимать где! Рядом с очень важными государственными персонами. И обслуживаются не абы кем — АТС с гордой приставкой “спец”.
     В общем, самых обыкновенных пенсионеров, сельских учительниц, полунищих аграриев “развели”, как крутых.
     Звоним в узел связи. “У вас абонентская плата 80 рублей?” — “Восемьдесят”. — “А почему же тогда счет прислали на двести?”
     Вот тут начинается интересное. Подмосковные пользователи МГТС, оказывается, за связь должны платить дважды. Первым делом — как москвичи, по восемьдесят целковых в месяц. А дальше — за то, что живут за пределами МКАД, и уже по прогрессивной шкале. Научно обираловка эта называется “услугой по полноавтоматическому выходу на телефонную сеть г. Москвы”. Чем дальше от кольцевой, тем, по логике работников связи, должны быть шире карманы у населения.
     Из приказа №1098 от 28.12.2001 г. по АО МГТС: к абонентам, находящимся на расстоянии от 0 до 10 километров, к тарифу применяется повышающий коэффициент 1,5; от 10 до 21 километра — коэффициент 2; от 21 до 30 километров — 2,2; свыше 30 — 2, 5.
     “Но таких, которые 2,5, на АТС нет”, — обрадовали нас в спецузле.
     Как говорится, их счастье!
     Коэффициенты “на расстояние” применяются и в другом телефонном монополисте, обслуживающем жителей Подмосковья с московскими телефонными номерами, — ОАО “Центртелеком”. Правда, накрутки у него помягче, и дистанция считается от другого верстового столба. В “Центртелекоме” критической считается граница лесопарковой зоны, а коэффициенты 1,4 и 2,1 соответственно включаются с расстояния до 30 километров и после 30 километров. В итоге в одном и том же поселке Горки-10 телефоны от разных телефонистов стоят по-разному. От Одинцовского районного узла связи — 120 рублей. От спецузла — 180.
     Но это еще не все, поскольку в стоимость московского номера включается плата за удаленность абонента от АТС — за каждый километр телефонного кабеля. Опять-таки: чем дальше, тем... Слышали, как затикало? Тик-так, тик-так!
     “Чего мы боимся? — спрашивали редакцию граждане. — Что опыт связистов подхватят другие. И начнут драть с нас три шкуры за каждый километр водопровода, газопровода, канализации. Ведь не расплатимся!”
     Это верно. Как в воду глядели. Не далее как в прошлом номере “Московия” написала о том, что в Мытищах за вывоз мусора плату жильцам начисляют в зависимости от площади их квартиры: с квадратного метра.
     “Мусор — фигня, — сообщил нам на следующий день не назвавший себя мытищинец. — У нас и за лифт тоже насчитали с квадратного метра. Не лифта — квартиры!”
     Мы сперва не поверили. Подумали — розыгрыш. А после засомневались. Собственно, почему бы и нет? Хорошие примеры — они заразительны.
    


Партнеры