ТРАМВАЙ ПУЧЧИНИ НЕ ПОМЕХА

Премьеры от патриархов и дебютантов

5 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 520
  В ВАХТАНГОВСКОМ ПРОЛОЖИЛИ РЕЛЬСЫ
    
     “Сказка”, Владимир Набоков. Театр им. Вахтангова. Режиссер Василий Сенин. Сценография — Эдуард Гизатулин. Костюмы — Мария Данилова.
     Жанр — кабаре.
     “Фантазия, трепет, восторг фантазии...” — слова, определяющие лицо спектакля, по которым “Сказка” узнается так же легко, как узнают чеховскую “Чайку” по строчке “люди, львы, орлы и куропатки”. Очень лиричный и в то же время динамичный спектакль-фантазия поставлен по коротенькому одноименному рассказу Набокова. Одна из оригинальных задумок — режиссер-дебютант Василий Сенин не стал переводить тонкую изысканную прозу в обрывочные диалоги пьесы, сохранив текст от автора, а актеры замечательно справились с предложенной задачкой.
     Страстное танго, немецкие песни 1920-х годов, хорошенькие девушки в разноцветных платьях, прогуливающиеся по Берлину, чертовски (в прямом и переносном смысле слова) мощная игра экстравагантной Юлии Рутберг (черт в образе госпожи Отт) — украшения спектакля, редкое обаяние каждого персонажа — все то, чего в “Сказке” предостаточно. Продолжительность — 1 ч. 40 мин.
     Главная декорация эффектно появляется в виде трамвая, украшенного светящейся гирляндой и наворачивающего круги в черноте сцены в течение всего действия. Внутри сидит оркестр, и именно в этот трамвай дважды в день садится закомплексованный интеллигент в клетчатой жилетке и круглых очочках Эрвин (Павел Сафонов). Он боится женщин и поэтому лишь мысленно, но с маниакальной настойчивостью собирает гарем из дамочек, проплывающих мимо в окне. Фантазирует Эрвин до тех пор, пока, как в сказке, не встречается с чертом и его приспешником-конферансье (Олег Макаров), предложившими сделку — шанс собрать гарем вполне реальный, но с условием, чтобы количество дам было нечетным. Например, 13. Что же было дальше? То, чем обычно заканчиваются сделки с дьяволом: “Тринадцатая оказалась первой”... Однако режиссер несколько переиначил финал сказки, оставив надежду своим героям.
    
     ДЖАННИ СКИККИ НАКРЫЛСЯ ПЛАЩОМ
    
     “Плащ” и “Джанни Скикки” Джакомо Пуччини. Камерный музыкальный театр п/р Бориса Покровского. Режиссеры В.Федоренко и И.Меркулов.
     Жанр — одноактные оперы.
     Премьерой отметили сразу два юбилея — 90-летие патриарха оперной режиссуры Бориса Покровского и 30-летие созданного им Камерного музыкального театра.
     Позднего Пуччини (оперы написаны в 1918 году) в России ставят крайне редко. Спектакль Камерного театра лишний раз это объясняет: петь Пуччини без голосов и хорошей школы трудно. Однако поиграть в игру под названием “А не замахнуться ли нам на Джакомо нашего Пуччини?” в условиях комнатного сценического пространства под аккомпанемент карликового оркестра, оказывается, вполне возможно — и не без успеха.
     В оркестровой яме — всего-навсего три пульта скрипок, по одному пульту виолончелей и альтов, контрабас вовсе одинок. Тем не менее духовая группа представлена почти что в полном объеме (сократить ее нельзя при всем желании — партитура не позволит). Звуковой баланс такого оригинального оркестра может озадачить ухо самого продвинутого критика. Актеры не столько поют, сколько играют свои партии, демонстрируя владение традициями русского психологического театра в драматическом “Плаще” и комедии дель арте в гротескном “Джанни Скикки”.
     Если абстрагироваться от гениальной партитуры Пуччини, которую местами нельзя узнать, спектакль получился: живое действие, транслирующаяся на зрителей увлеченность артистов, режиссерские придумки — словом, здесь есть все, чем славен Камерный музыкальный театр. Да и атмосфера оказалась праздничной: Покровскому вручили орден “За заслуги перед Отечеством” II степени. В ответном слове мэтр был ироничен и категоричен: мир спасет опера.
    
     ПАМЯТНИКИ НАДО ДЕЛАТЬ ИЗ ЧУГУНА
    
     Ежегодное собрание Русского ПЕН-клуба еще раз доказало, что писатели-правозащитники не оставляют своей деятельности. Генеральный директор ПЕН-клуба поэт Александр Ткаченко рассказал о защите журналиста Григория Пасько, которого осудили как “шпиона” на четыре года. Но ведь правозащитники и адвокаты практически доказали невиновность журналиста и заставили суд снять большинство обвинений. ПЕН собирается и дальше заниматься “делом Пасько”...
     В год 110-летия Осипа Мандельштама, который сгинул в дальневосточных лагерях, во Владивостоке был установлен памятник поэту. Увы, из непрочных материалов. Местные варвары разрушили его. Пеновцы добились от владивостокских властей восстановления памятника. На этот раз он отлит из чугуна — разрушить монумент будет не так-то просто.
    


Партнеры