ПАТРИЦИЯ ОВОЛОСЕЛА И УШЛА В ПАМПАСЫ

Приручишь обезьяну — потеряешь женщину

10 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 286
  Наверное, кому-то это будет смешно. Подростки пойдут смотреть на голую, не очень худую Патрицию Аркетт (те, кто видел “Стигматы”) — и... Тут, пожалуй, список и заканчивается. Понять, для кого же и зачем снималась “Звериная натура” (оригинальное название — “Human Nature”, США—Франция, 2001), очень сложно. Скажем, сидящие за столиком на стульчиках мышки, кушающие салатик из тарелочки правильной вилочкой, позабавили бы совсем маленьких деток. Но как малышам объяснить, почему дяденька неутомимо бросается на тетеньку с голой попой на экране перед ним, абсолютно невозможно.
     Отчего такая приличная компания сделала такое плохое кино, остается загадкой. А прошлое у режиссера и сценариста “Звериной натуры” намного интереснее настоящего. Сценарист Чарли Кауфман обеспечил себе местечко в киноистории, написав сценарий стебной картины “Быть Джоном Малковичем”. Режиссер — вообще почти культовый персонаж. Около десяти лет назад Мишель Гондри покорил продвинутую молодежь первым же клипом для Бьорк — “Human Behavior”, награжденным многочисленными премиями. Затем он поставил для нее еще пять клипов, снимал для “Rolling Stones” и других достойных музыкантов. В 1994-м занялся рекламными роликами, которые принесли ему международную известность и премии Каннского фестиваля рекламных фильмов.
     А теперь попробуйте насладиться сюжетом картины. Тему операторских удач и находок закроем сразу, заметив, что знаменитые дивные клипы Бьорк и то, что получилось в “Звериной натуре”, — две большие разницы. То же касается художественной стороны вопроса.
     Итак, сюжет. Девочка приходит домой из школы, расстегивает рубашечку и видит вместо того, что должно было вырасти в 12 лет, некую лохматость на своей груди. (И никакой иронии, вы заметьте. Везде все очень серьезно.) Девочка плачет, вырастает в Патрицию Аркетт, тщательно сбривает волосы, покрывшие уже все ее тело, и решает покончить жизнь самоубийством. Она, естественно, расставляет много зажженных свечек по краям ванны, вынимает из станка то самое лезвие, которым брилась, и... вдруг видит на краю ванной протиснувшуюся между свечами мышку. Мышка смотрит на девушку, девушка — на мышку, и... понимает (девушка, не мышка): мышка в ней признала свою, не она одна покрыта мехом, она — такое же дитя природы, как и мышка. (Вы еще читаете?..) Патриция убегает в лес, по которому носится голая и поет (не Бьорк). Что она делает в лесу в промежутках между песнями, непонятно. Потом она решает поделиться своими впечатлениями с неоволосевшим человечеством и начинает писать книжки, которые тут же, разумеется, становятся бестселлерами. На вырученные деньги она переезжает из палатки, которую все время сносит дождями, в крошечную избушку, где позволяет себе почему-то снова надеть одежду. Видимо, напрасно. Поскольку в 30 (!) лет девушка вдруг понимает: ей чего-то еще не хватает. Озарение мгновенно: секса! Она находит эпиляторшу, которая находит ей большого ученого с маленьким членом. (Неужели вам не смешно?..) Ученый (Тим Роббинз) перенес в детстве психическую травму, которая наложила отпечаток на всю его жизнь: его приемные родители главным отличием человека от животного считали умение правильно пользоваться за столом рядами вилок, ножей и ложек. И самым большим грехом — если он взял для салата не ту вилку. Ученый жизнь положил на то, чтобы научить с помощью электротока тому же белых мышек. Счастливую жизнь странной парочки нарушает зов природы, который постоянно ощущает Патриция. Зов приводит ее снова в лес, где она замечает голого человека с повадками обезьяны — одежды сорваны, самец пойман. Ученый забирает перезрелого Маугли в свою лабораторию и начинает вместо мышей мучить его. Дальше пересказывать (если вы еще не заснули) нету сил.
     Я лично очень люблю фильмы про “звериную натуру”, особенно когда там нет людей. И BBC обычно потрясающе с ними справляется.
    


Партнеры