Чайки и чайники

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает из Солт-Лейк-Сити

11 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 593
  А где же чайки? Где эти “государственные птицы” штата Юта, которые находятся под охраной закона? На видном месте в самом центре Храмовой площади стоит памятник чайкам. Как утверждает история, случилось все так... Однажды зима в Юте выдалась очень мягкой, но не хватало еды, и люди голодали. Мормонские пионеры начали сев в январе и продолжали его до лета. Уже в мае должны были пожинать плоды, но с гор спустились полчища хищных сверчков. “Они были величиной с большой палец и каждый день захватывали небольшой участок земли, пожирая всю зелень и истребляя весь урожай...” Пионеры их топили, жгли и били палками. Еды от этого больше не становилось. Голод неотвратимо приближался. Но со стороны соленого озера налетели большие стаи чаек. “Они налетали тысячами, заглатывали в немереных количествах этих огромных жирных сверчков, после чего подлетали к канаве с водой, пили и затем отрыгивали всех этих сверчков, делали небольшую передышку и вновь летели уничтожать этих черных монстров”. Так гласят старые записи.
   
 
     Памятник я уже видела. Но очень хотелось посмотреть на госптицу, спасшую столицу нынешней Олимпиады, живьем. Белая и очень мощная, она неожиданно появилась перед автобусом, который поднялся уже достаточно близко к горам — туда, где начали свой бег ледовые скороходы. Я расценила это как хороший знак.
     Каток, где начались соревнования по конькобежному спорту, впечатлил. Наверное, не случайно здесь были обещаны мировые рекорды. Зрителей, правда, мало — так устроены трибуны, да и ехать через “пробки” довольно далеко... К тому же их постоянно подогревает массовик-затейник, бегая между рядами и разыгрывая призы. Так, между розыгрышами и шутками, за какие-то минуты на льду и было установлено несколько мировых рекордов подряд.
     Хотя Дмитрий Шепель, несмотря на то что перед Олимпиадой ему изрядно помотали нервную систему бесконечными проверками крови и отстранениями от стартов, очень важных в период подготовки к Играм, установил национальный рекорд и проиграл бронзовому призеру столько, что за это время и шевельнуться не успеешь — 0,07 с.
     Диме удалось задать всего несколько вопросов после финиша, на тот момент он был вторым по результатам.
     — Я в этом сезоне из-за отстранений от соревнований стартовал на этой дистанции — всего ничего... И, честно говоря, рассчитывал просто войти в десятку. Если удастся большее — будет здорово...
     — Впереди еще старт голландцев и Вадима Саютина...
     — Да, подождите прогнозировать. Голландские скорости известны, они настроены серьезно.
     Первый коньковый старт принес нам только четвертое место Шепеля. Вадим Саютин неожиданно оказался 22-м. Видимо, чайка, которую я видела, подавала хороший знак другой стране...
     Чуть позже нам уже пришлось переместиться на другой лед — к фигуристам. Короткую программу катали пары. Лена Бережная и Антон Сихарулидзе стартовали волей жребия третьими. За ними шли основные соперники. Ребята обыграли всех и откатали программу очень чисто, на одном дыхании. Но впереди самое сложное — произвольная, так что радоваться будем осторожно.
     Кстати, дышится здесь, в окружении фантастически красивых гор, легко. Хотя и многие спортсмены, и журналисты уже покраснели. Сильный ветер “прикрывает” сильное же солнце, и незаметно, но весьма ощутимо появляются самые настоящие ожоги. Лена Бережная обгорела так сильно, что это даже вызвало некоторое волнение.
     “Да ладно вам, — пошутила Тамара Москвина, — это мы просто сочли, что Лена недостаточно сексуальна, и решили ей губы увеличить— вот они и припухли”.
     А все мы, конечно, припухли от очередей. Сегодня я чуть не стала жертвой террористов. К счастью, лишь косвенно, но все равно — жертвой. Сначала при досмотре перед входом на стадион у меня зазвенела куртка. Почему она пищала, указывая на что-то неположенное, сказать трудно. В результате меня обыскали в стороне, и очень внимательно, как показывают во всяких боевиках. Куртку крутили в руках и прощупывали, она продолжала пищать уже отдельно от меня. “Сейчас будут вспарывать подкладку”, — решила я в ужасе, насмотревшись на всякие зверства волонтеров с фотоаппаратами, диктофонами и т.д. В это же время другой проверяльщик, вынув из сумки бутылочку с соком, решительно вложил мне ее в руки.
     “Сок?” — “Ну да”. — “Пейте”. — “Что, весь?” — “Нет, я должен увидеть, как вы его глотаете...” И я глотнула. Не знаю, увидел ли кто-нибудь, как глоток булькнул у меня по горлу, потому что в спину я получила неожиданный и резкий толчок — толпа напирала сзади, и кто-то, развернувшись, огрел меня по спине штативом. Короче, сок булькнул от неожиданности, что называется, не в то горло, и я зашлась в изнуряющем кашле минут на пять. Военный, только что терзавший мою куртку, отбросил ее в сторону. Дяденька, хотевший убедиться, что в злосчастной бутылке — апельсиновый сок, нервно запихивал в сумку мои вещи и закручивал бутылец. Дыхание ко мне вернулось после истошного крика какого-то коллеги — волонтер, пытаясь проверить его камеру, уронила ее объективом вниз... Короче, апельсиновый сок я больше не куплю, а террористов, которые устроили эти бесконечные стояния в очереди за кусочком олимпийского спорта, ненавижу.
    



Партнеры