“Золотого медведя” дали игре-бродилке

Немцы француженок не обидят

19 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 282
  Победителей Берлинского фестиваля оказалось настолько больше, чем призов, что их впору выстраивать в очередь. Начнем с того, что впервые в истории Берлинале главный приз “Золотой медведь” отошел сразу двум картинам — что указывает на растерянность жюри. Программу подобрали настолько пеструю, что судить ее по общим критериям оказалось абсурдно. В результате получилось так, словно жюри выстроило все фильмы в один ряд по мере возрастания реалистичности, а потом дало приз двум крайним точкам этой шкалы. “Золотой медведь” достался двухчасовой японской анимации Хайао Миязаки “Путешествие Чичиро” (в международном прокате — “Унесенные духами”) и британо-ирландскому “Кровавому воскресенью” Пола Гринграсса, снятому в той псевдодокументальной манере, в которой не снимается ни один документальный фильм.
   
  Выбор жюри немного удивляет. Берлин никогда не стремился выдавать пенсионных “Медведей” за выслугу лет, а случай с Миязаки на это сильно смахивает. Ведь в подобном стиле он снимает уже не одно десятилетие. Видимо, Берлин решил приложить руку к легализации стиля аниме, до сих пор пребывающего в полуподпольном состоянии в Европе. “Унесенные духами” — это “Алиса в Стране чудес”, пересказанная языком сюрных и жестоких японских комиксов. Через туннель 10-летняя Чичиро попадает в мир людоедов, духов и гоблинов с целью расколдовать своих родителей. Мир настолько причудливый, что самое интересное — подробно его рассматривать. Поэтому авторы фильма стараются познакомить Чичиро с максимальным количеством его обитателей, которые постоянно оказываются не тем, чем кажутся. Чичиро тоже начинает преображаться в странном мире и получает новое имя Сен. Короче, сюжет мало чем отличается от любой игры-бродилки.
     Второй призер — “Кровавое воскресенье” — пытается воскресить события 30-летней давности. 30 января 1972 года 13 безоружных демонстрантов были убиты и 14 ранены британскими солдатами в городе Дерри (Северная Ирландия). Это событие положило начало гражданской войне в Северной Ирландии. Режиссер старается дойти до предельного реализма, он даже пригласил в качестве актеров бывших солдат, участников тех событий. Смотреть тяжело, поскольку один из приемов фильма — грязный звук. Мы все время слышим какой-то шумовой фон: звонки, крики детей, покашливания. В определенный момент закрадывается мысль, что, если бы герои событий реагировали хотя бы на половину этой белиберды (ответили на звонок, успокоили орущего ребенка и т.д.), никакого кровавого воскресенья вообще бы не произошло — на демонстрацию просто не хватило б времени. Конечно, такой ироничный вывод в духе раннего Формана (он тоже начинал с документалок, как и Гринграсс) совсем не планировался режиссером. Гринграсс открыто ориентируется на стиль Кена Лоуча. Тем более странно видеть такой вторичный продукт среди победителей. Ясно, что приз дали за политику. К кино “Кровавое воскресенье” имеет косвенное отношение. Кстати, его и снимали-то для телевидения.
     “Серебряный медведь” всему женскому составу “Восьми женщин” воспринимается вообще как анекдот. Ясно было, что Франсуа Озону за режиссуру давать нельзя: какая режиссура, если это — чистой воды спектакль? Давать приз одной актрисе — обидеть остальных. Там ведь все сплошь дива на диве (в прямом смысле — есть эпизод, где Денев с Ардан колошматят друг дружку на ковре). Поэтому приз сразу всем актрисам в фестивальных слухах отмели как слишком банальный. Тем более что никакого ансамбля в фильме нет: каждая актриса работает на себя. Плюс ко всему: “Л’Ореаль” — спонсор фестиваля. Давать приз Денев как официальному лицу спонсора как-то некорректно, похоже на обычный базар. Ситуацию спасает только то, что “Серебряный медведь” ансамбль озоновских актрис забрал второстепенный. Главный же “Серебряный медведь” за женскую роль — у Халле Берри за фильм “Бал монстров”. Лучшая мужская роль и прилагающийся к ней “мишка” — у Жака Гамблена за работу в фильме Бертрана Тавернье “Правила поведения”. Приз за режиссуру Отару Иоселиани (“Утро понедельника”) мог бы показаться полной неожиданностью (Иоселиани смотрится чужаком в конкурсе Берлина: ни политики, ни деклараций), но после приза ФИПРЕССИ ему же днем раньше такой итог можно было предвидеть.
    


    Партнеры