Москва в SHOPе

Магазины для простых москвичей вымирают, как мамонты

19 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 428
  Почему Москва стремительно превращается в город дорогих бутиков, элитных салонов, ювелирных и мебельных магазинов?
     Почему, чтобы починить ботинки или часы, нужно объездить полгорода?
     Куда исчезают с лица Москвы простые гастрономы, булочные, молочные?
     Кто закрыл любимые всеми “Диеты” и почему найти простую недорогую “Галантерею” можно теперь только на старых фото?
     Неужели москвичи стали настолько богатыми, что им не нужны дешевые магазины?
     Да нет, все гораздо хуже. И если дела так пойдут и дальше, простому горожанину в поисках недорогого товара нужно будет ехать за МКАД...
    
     “Купи ребенку колготки”, — бросил муж в уже закрывавшуюся за мной дверь. “Куплю”.
     “Нет проблем, — подумала я. — Рядом с редакцией, недалеко от метро “Улица 1905 года”, магазин “Товары для детей”. Сразу после работы мы с подружкой по привычке туда направились. Подошли, а магазина-то — нет!
     Вернее, он есть. Только продаются в нем уже не товары для детей, а офисная мебель. Называется — “Соло”.
     — Не может быть, чтобы во всей округе не было детского магазина, — бодро заметила подруга — оптимистка по натуре. И мы обошли весь район. Но возле станции метро “Улица 1905 года” детских вещей в магазинах не было. Возле “Краснопресненской” тоже.
     — Поехали на Пушкинскую, там все есть, — подкинула идею оптимистка. ...После следующего часа поисков, абсолютно бесполезных, я была готова вцепиться в горло любому оптимисту. Колотил озноб.
     Так мы дошли до ГУМа. Еще через два часа я штопала сыну старые колготки. А утром на работе меня поджидало “тематическое” письмо.

Голодный волк вам товарищ

     Под письмом — 90 подписей. С адресами и телефонами.
     “Нас, нижеподписавшихся, заставило обратиться к вам катастрофическое положение, в котором оказались жители центра Москвы... За последние несколько лет в наших районах были закрыты практически все продовольственные магазины. Практически все они перепрофилированы. Жители ЦАО в катастрофическом положении...”
     Письмо попало в самую точку. Даже короткая “экскурсия” по центру Москвы дала кучу пищи для размышлений.
     На протяжении всей Тверской улицы (от Пушкинской до Триумфальной площади) и Тверской-Ямской улицы закрыты все продмаги. Теперь здесь бутики.
     На Садовой-Самотечной давно уже закрыта знакомая с детства булочная. В соседнем доме на месте магазина “Молоко” сначала был дорогостоящий салон “Люстры”, а теперь здесь “Белье”. На Малой Дмитровке людей лишили сразу трех любимых магазинов: “Молоко” (сначала здесь открыли магазин “Триумф”, торгующий дамским бельем, потом “Сотовые телефоны”, а теперь закрыт и он); “Мясо-Бакалея” (ресторан “Чехов”); “Овощи-фрукты”... Из овощного сначала сделали казино, потом салон красоты с экстравагантным названием “Парадайз” и с не менее экстравагантными ценами.
     — Чего только не было на нашей улице, когда мы сюда въезжали! — сказала нам одна из аборигенов Малой Дмитровки Алла Дмитриевна. — Овощной, молочный, бакалейный, хлебный... И ателье было, где можно было пальто перешить, и часовая мастерская. А теперь все исчезло...
     Последней надеждой жителей ЦАО оставались рынки. Но и они за последние годы исчезли. Не стало мелкооптового рынка около станции метро “Новослободская”, колхозных рынков — Центрального, Палашевского, Тишинского, Бутырского. Ближайшим неожиданно оказался... Даниловский рынок.
     Опрошенные нами жители уверены: все это проделки властей, которым не терпится выжить небогатых москвичей на окраину. Но вряд ли дело лишь в этом. В других округах картина не менее мрачная. Так — по всей Москве. Бес-ко-неч-но.
     ...Мы исколесили полгорода. Перепрофилируется все и вся. В столице почти не осталось кулинарий, галантерей, маленьких специализированных магазинов, ремонтных мастерских (особенно часовых), доступных химчисток и прачечных.

Мир бутикам, война — желудку

     — Я что, похож на сумасшедшего? Какие продукты?! — кипятился Андрей, один из мебельных коммерсантов. — Это сколько надо с отчетностью возиться, чтобы провести по накладным все эти глазированные сырки? И сколько их надо продать, чтобы отбить бабки, вложенные в товар? Возьмем 5 тысяч долларов, например. Столько я провожу одной накладной, продавая один-два комплекта мебели. А овощи — они то усыхают, то гниют, а стоят копейки. И вообще, с какой стати кто-то будет мне диктовать, чем заниматься?
     Перепрофилирование столичных магазинов несется со скоростью сорвавшегося под откос поезда. Куда? К шопам.
     А чиновники, призванные заботиться о комфорте горожан, стараются сохранять хорошую мину при плохой игре.
     — Да, проблема такая есть. Она остро стоит во всей Москве. Но не только в нашем округе, — успокаивают они. — Мы стараемся, как можем, сохранить профиль магазинов.
     Но остановить массовую переориентацию магазинов власти не могут. Или не хотят.
     Единичный случай, когда местным властям удалось уговорить хозяина сохранить магазину нужную ориентацию, произошел на Большой Полянке. Владельцы мебельного салона сжалились и открыли по соседству маленький магазин “Молоко”. Но большинству коммерсантов альтруизмом заниматься не выгодно.
     — Мы пытались вернуть жителям булочную на Плющихе. Бились за нее долго — шесть судов. Выиграли в городском суде, но его решение отменили, — говорит зампрефекта ЦАО Лариса Коржнева. — Мы не можем указывать собственнику, чем заниматься. Федеральный закон “О приватизации” и Гражданский кодекс на их стороне. К тому же в федеральном законе даже такого понятия — “перепрофилирование” — нет.
     — Во всем виновата поспешная и непродуманная приватизация, — твердят чиновники. И разводят руками.

Собственник всегда прав

     С самого начала реформ магазины в Москве разрешали оформлять в собственность только при условии, что они будут сохранять профиль в течение трех лет. Сохранять ориентацию при заключении вторичных сделок (если хозяева перепродавали собственность) закон не обязывал.
     Напротив — Гражданский кодекс и федеральный закон “О приватизации” стоят на защите интересов собственника. В Департаменте потребительского рынка Москвы даже шутят по этому поводу, говоря о законах: “Пункт “а” — собственник всегда прав. Пункт “б” — если собственник не прав, смотри пункт “а”. В итоге каждый хозяин магазина делает то, что хочет. Выживает наглейший.
     — Ощущение такое, что нас просто выживают из этого здания, привлекательного для коммерции, — поделилась своими страхами с корреспондентами “МК” пожилой директор одного из немногих уцелевших в центре овощных магазинов. — Арендная плата за последние два года подскочила в 100 раз: со 180 рублей до 10800 рублей за кв. метр. Я уж пустила к себе продавцов алкоголем, рыбой, сигаретами, а долги все растут. Взяли ссуду 700 тысяч рублей. Пашем, как папы Карло, а никакого результата. То СЭСники придут, то пожарные (проверки в магазинчике чуть не каждый день). Штрафы по поводу и без. Продавать мандарины дешевле 45 рублей за кило не получается. А рядом лоток. Те же мандарины по тридцатке. Там кассы нет, выручку — в карман. Общаюсь с коллегами: почти все прогорели.
     До перестройки в городе было 115 овощных магазинов, теперь специализированных — не больше десятка. Положение усугубляется тем, что на некоторых улицах недорогих магазинов в зоне т.н. “шаговой доступности” (термин времен социализма, когда людям гарантировался четкий “ассортимент” магазинов) вообще не осталось.

Играем в “Слабое звено”

     Но вот что удивительно: если проанализировать нормы обеспеченности москвичей магазинами — у нас, оказывается, полный порядок!
     — По числу магазинов и предприятий службы быта на 1000 жителей мы — самые обеспеченные в Москве, — говорит зампрефекта ЦАО Лариса Коржнева. — Но если посмотреть, сколько их в “зоне пешеходной доступности”, сделать поправки на возраст жителей (у нас из 570 тысяч 210 тысяч — пенсионеры) и прибавить к этому 2,5 миллиона гостей, приезжающих в центр не только из других городов, но и округов столицы, все эти нормы летят в тартарары.
     Такая двойственность — во всем, когда речь заходит о переориентации магазинов. И как ни крути — все правы. Судите сами.

Закон есть. Закона нет

     Департамент потребительского рынка говорит, что за смену профиля магазина отвечает префектура. Префектура говорит: “Не мы. Мы многих собственников в глаза не видим. К нам приходят те, кто лицензирует свою деятельность, — торговцы алкоголем, драгметаллами и т.д.”.
     Ситуация парадоксальная. Волевым решением мэр обязал все префектуры ежеквартально предоставлять в Департамент потребительского рынка отчет о необоснованном перепрофилировании подопечных департамента — магазинов. Только что предоставлять, если, по словам чиновников префектур, к переориентации торговых точек закон носа не подточит?
     Между тем есть указ Президента РФ (№8 от 10 января 1993 года), где черным по белому сказано: при приватизации предприятий, находящихся в государственной собственности, обязательно сохранять профиль объектов социально-культурного назначения (здравоохранения, образования, культуры) и коммунально-бытового значения (парикмахерские, бани, прачечные). Причем городам в отношении муниципальной собственности президент рекомендовал следовать тому же правилу. Но на практике вышло все наоборот.
     Закон Москвы гласит: магазины могут менять профиль “по усмотрению органов местной власти”. Это значит, что решения “по профилю” ложатся на плечи чиновников. И те хотят — сделают, хотят — нет. Так до сих пор и жили.
     А когда хватились (10 лет спустя), все нежилые помещения уже были разобраны. Попытки наверстать упущенное путем создания магазинов “Ветеран” и таких же социальных овощных магазинов (распоряжение на их счет приняли 30 января 2001 года) ничего не дают. “Овощным” префектуры только подбирают место. “С площадями туго”, — жалуются они. Словом, дешевые магазины по сей день стоят затерянные где-то среди “Столиц”, “Седьмых континентов”, “Перекрестков” и других супермаркетов.
     Но главное — лучше и не станет. Если в ближайшее время власти города и внесут какие-то изменения в закон, то придерживаться нужного профиля обяжут лишь новичков — тех хозяев магазинов, которые уже после принятия закона оформят помещение в собственность. Дать обратный ход прежним договорам невозможно. Кстати, своих денег на создание сети социальных магазинов с “нормальными” ценами город тратить тоже не собирается.
     Вот и получается — одной рукой вроде делаем что-то, другой — калечим.
     Апофеозом маразма стала ситуация в Пресненском районе столицы, где владельцы магазинов работают по еще более жестким правилам. Очень незамысловатым: хочешь работать на Пресне — плати. И не один раз. Тарифы — немеренные. Мелкие торговцы тут же прикрыли свои лавочки. И в районе расцвел “элитный беспредел”. Там, где был магазин детских товаров, появился более перспективный шоп офисной мебели. “Краснопресненский” универмаг перепродавался дважды. И теперь в нем на всех этажах — очередной “Бенеттон”. На месте галантерейного магазина — магазин “Спорт” с дорогущим спортивным инвентарем. Четвертый, кстати, по счету в радиусе 200 метров. Кому-то это удобно, а люди стонут.
     Специалисты признают: в Москве начался очередной передел собственности. Если он и дальше пойдет в том же духе, в столице (в центре — уж точно) не останется ни одного узкоспециализированного магазина. Только супермаркеты да отдельные секции в торговых центрах. Если к тому же власти, как обещали, закроют все мелкие рынки, приемлемыми цены останутся только в магазине “Ветеран”. При условии, что от самого “Ветерана” к тому времени что-нибудь останется.
     Что делать? — спросите вы.
     И корреспонденты “МК”, и опрошенные нами чиновники видят лишь один выход. Необходимо волевое решение мэра о создании сети доступных, “народных” магазинов в каждом районе, о льготах хозяевам недорогих магазинов. Причем решение, подкрепленное законом, который должна принять Мосгордума. И если это не будет сделано сейчас, то вакханалия никогда не кончится. Но надежда на это слабая. Поскольку исполнять закон будут те же чиновники. Карманам которых никогда не докажешь, что булочная важнее ювелирного магазина.
    




Партнеры